Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ФОТОГРАФИИ»

30 декабря 2011 г.
Первоисточник: ffatal.ru

29 МАРТА 2011

Сегодня мне позвонили с незнакомого номера, явно с какого-то городского — (4499) *-**-**. На другом конце провода оказался молодой человек с очень приятным, каким-то завораживающим голосом. Сказал, что звонил другу и ошибся в одной цифре. Болтали полчаса. Его зовут С.

30 МАРТА 2011

С. снова звонил. Сказал, что соскучился. Странно, но я тоже, кажется, скучала. А еще я ничего не сказала Андрею о его вчерашнем звонке...

12 АПРЕЛЯ 2011

Это что-то невероятное! Общаемся с С. почти каждый день, я жду его звонков, как праздника! Просто удивительно, что нас свела такая случайность, как неправильная цифра. Я все время хожу, не выспавшись, потому что по ночам мы несколько часов болтаем по телефону или по аське. Телефон ему нравится больше — говорит, что у меня красивый голос. Андрюшка обижается на меня, потому что мы редко видимся и уже две недели не занимались сексом — я «отмазываюсь» проблемами на работе. Мне стыдно перед ним, но я ничего не могу с собой поделать, С. — это просто нечто! Это человек на моей волне.

15 АПРЕЛЯ 2011

С. прислал в аську фотографии своего города, такие красивые! Сказала, что хочу к нему в гости. Он прислал кучу смайликов и ответил: «Ну, приезжай». Кстати, он до сих пор так и не сказал, где живет. Черт-черт-черт, я могла бы и сама найти, код-то знаю. Но… не хочу. Хочу, чтобы сам сказал, вот.

23 АПРЕЛЯ 2011

С. приезжает в наш город!!! Сказал, что через пару дней будет здесь, предложил встретиться. Конечно, я согласилась!

26 АПРЕЛЯ 2011

С. здесь!!! Ура-ура-ура! Написал в аську с телефона, сказал, что около 5 часов вечера будет ждать меня в парке. А-а-а, я так волнуюсь! Андрей, прости меня, но мне кажется, это моя судьба. Все, побежала наводить марафет!

* * *

Я дочитал последнюю фразу и оглянулся на Андрея. Мой друг стоял возле окна, прислонившись к стене и скрестив на груди руки. На меня он не смотрел, казался полностью поглощенным тем, что происходит на улице.

— Это ее… дневник?

— Да, — Андрей, наконец, оторвался от созерцания пейзажа. — Она вела его пару лет, а я даже ничего не знал… Мне прислали ссылку на него с электронной почты Светы. Через день после ее похорон.

Я пожал плечами:

— Что за бред? Наверное, это сестра. Разбиралась в ее документах, ну и…

Андрей не ответил. А я задумался, вспоминая Светку. Симпатичная блондинка, веселая и жизнерадостная… Андрюху я знал еще со школы, а с ней познакомился в институте, мы все учились в одной группе. А после окончания университета они с моим лучшим другом начали встречаться. Три года встречались. Андрюха сильно ее любил, и она его вроде бы тоже. И очень странно было читать чуть ли не признание в измене, особенно теперь, через две недели после ее смерти.

Светку нашли в одном из городских парков. Она сидела на лавочке, такая спокойная и безмятежная, словно спала. В руке был стиснут мобильник. Ее пальцы потом еле разжали…

Голос Андрея прозвучал так неожиданно и громко, что я вздрогнул.

— Ты фотографии-то рассмотрел? Что скажешь?

— Э-э-э… Ну, обычный город, дома, деревья…

— Угу. Сохрани какую-нибудь фотографию на жёсткий диск и открой.

Я послушно прокрутил страничку вверх и сохранил первую же картинку на рабочий стол. Но на открывшемся изображении была вовсе не залитая светом площадь. И где-то я это фото уже видел...

— Что за?… Это же…

— Угу, — Андрей кивнул. — Это Припять. И там все фотографии такие: просто посмотришь — город как город, а на сохраненных — разруха и запустение. А ведь Света явно этого не видела. Может, просто не должна была видеть?

— В смысле — не должна?

— Не знаю, Дима. Ты же в курсе, что я не верю во всю эту муть — письма с того света и прочее. Но, если честно, уже готов поверить. Потому что звонили ей тоже оттуда, с городского номера. Я посмотрел в Интернете: 4499 — это код Припяти.

По моей спине поползли мурашки, а друг продолжал:

— За эти дни я многое прочитал и об аварии, и о городе. И на одном форуме наткнулся то ли на легенду, то ли на пророчество… В общем, там было написано, что ровно через четверть века покинутый город вновь обретет жителей. Вместо погибших и уехавших в 86-м году его заселят те, кто в 86-м родился. Только оживить город-призрак все равно не выйдет, он просто их заберет.

Я внимательно посмотрел на Андрея, и от его абсолютно серьезного выражения лица мне стало еще больше не по себе.

— Андрюха, ё-моё! Ты что, правда в это веришь?! Да мы с тобой тоже 86-го года рождения, и что теперь?

— Она звонила мне вчера, Дима, — друг нервно засмеялся. — Света звонила. Оттуда. Плакала, просила прощения, говорила, что очень скучает. Умоляла не бросать ее.

Я молча встал и вышел из квартиры, вернувшись через 15 минут с ящиком пива. Благо, была суббота, и родители Андрея, у которых он жил после похорон, уехали на дачу до завтрашнего вечера. В общем, в этот день мы разошлись далеко за полночь, сильно пьяные.

Все воскресенье я мучился похмельем и позвонить Андрюхе не нашел сил. Но в понедельник после работы все-таки решил позвонить. Как только я взял телефон в руки, он внезапно ожил. Входящий звонок... На автомате я нажал «Ответить» и поднес трубку к уху, даже не взглянув на номер, просто отметив про себя, что в списке контактов тот не записан. Голос Андрея звучал на удивление бодро:

— Привет, дружище! Не хочешь встретиться?

— Конечно! Сам только что хотел тебе позвонить.

— Отлично, давай ко мне!

— Ага, уже собираюсь. Это… Андрюха, а что за номер-то у тебя? Новый, что ли?

Но, видимо, последнего вопроса друг уже не слышал, потому что вместо ответа раздались короткие гудки. Я полез в историю звонков, чтобы записать номер, и почувствовал, как земля буквально уходит из-под ног, хотя всегда считал это просто красивым выражением. Рухнув в кресло, я долго рассматривал цифры на экране: код города 4499.

Чуть позже я позвонил матери Андрея и услышал то, о чем и так уже знал: вчера вечером она нашла сына мертвым. Мой друг лежал в своей постели, на его лице застыла улыбка, а в руке был зажат мобильник. Похороны будут завтра.

Но я на них не приду. Потому что за последний час он звонил мне двеять раз. На третьем я не выдержал, схватил трубку и заорал:

— Это не смешно, ты, упоротый придурок!

На пятом я вытащил сим-карту и смыл ее в унитаз. И все же это не помешало звонкам из несуществующего города проходить на мой уже несуществующий номер. Телефон по-прежнему продолжает звонить, а мне очень страшно. Я знаю, что будет дальше. И пишу все это с единственной целью: предупредить всех молодых людей, кто будет это читать.

Может, подобное творится уже везде, а может, это будет происходить постепенно — я не знаю. Но если ты вдруг услышишь в новостях о волне внезапных смертей, уносящих только молодых… Если ты родился в 86-м году… И если на экране твоего мобильника однажды высветится номер с кодом города 4499… Не бери трубку. Слышишь? Не бери эту чертову трубку.
♦ одобрил friday13
27 ноября 2011 г.
Это было довольно давно. Я тогда был студентом-второкурсником. Собственно, это даже и не моя история, но больше её некому рассказать.

Со мной училась девушка. Отличница, патологически честная, гордость родителей... Она была какой-то моей то ли троюродной, то ли ещё какой сестрой — в общем, дальняя родственница из другого города. Она сняла маленькую квартирку в нашем городе и жила себе тихонько.

Но однажды в выходные случилось что-то странное, поначалу я не придал этому особого значения. Как потом понял, зря. Она прибежала ко мне часов в девять утра, размазывая сопли по лицу, рыдала и не могла успокоиться. Только часа через полтора она смогла рассказать мне, что случилось.

Как выяснилось, у неё было тайное хобби: чтение страшных историй, просмотр всяких ужасных видео и всё в том же духе. И вот она решила поэкспериментировать — вечером поставила напротив своей кровати камеру и легла спать, надеясь увидеть что-нибудь необычное.

Далее она рассказала нечто странное. Я тогда подумал, что, вырвавшись из-под контроля родителей, она пристрастилась к наркотикам, но потом, как я уже сказал, очень жалел, что не поверил.

Она закачала видео на ноутбук и стала просматривать отснятое. Сначала она просто ворочалась во сне. Потом, как она сказала, она только на секунду отвернулась от монитора, чтобы муху отогнать или что-то вроде того. Когда она посмотрела на монитор снова, её, как она тогда выразилась, «на секунду пробрал холодок»: на видео она приподняла голову и уставилась в камеру «с удивлённым выражением лица». Она это описывала как «широко распахнутые глаза, поднятые брови (но совершенно гладкий лоб) и этакая лёгкая улыбочка». «Так смотрит кошка, когда видит что-то вкусное у тебя в руках» — так она говорила. Самое странное в этом лице было то, что зрачки были широкие — настолько широкие, что радужки почти не было видно.

Она продолжала смотреть с монитора несколько минут, не мигая и не двигаясь. Моя сестра уж решила, что там что-то сломалось и кадр застыл, но тут её внимание привлекло то, чего просто не могло быть. У неё тогда были короткие тёмные волосы, и одна прядь сверху была окрашена в ярко-оранжевый. Но она видела эту прядь где-то в районе шеи той себя, что смотрела с монитора, чего никак не могло быть, ведь она слишком короткая. То есть, как будто бы её голова спокойно лежала на подушке, а в камеру смотрело что-то другое, угнездившееся поверх...

Как только она подумала об этой пряди, случилось то, что вызвало в ней всю эту истерику.

Перед тем, как продолжить, она несколько минут заикалась и дрожала и спрашивала меня, не назову ли я её сумасшедшей, если она расскажет, и не скажу ли я кому-нибудь ещё, чтобы никто не назвал её так.

Она клянётся, что так всё и было: её же собственное лицо, которое минут десять неподвижно смотрело в камеру огромными зрачками, буквально в пару секунд резко вытянулось, рот открылся неестественно широко (она говорила, что туда, наверное, поместился бы кулак вертикально), а челюсть отъехала в сторону, вместе с лицом образуя что-то типа буквы С. Она тут же закрыла проигрыватель.

Я сказал ей тогда, чтобы она взяла себя в руки, и собрался лично наведаться к ней и проверить её ноутбук. Она быстро согласилась, и мы пошли к ней.

Запись оказалась удалена. Она клялась, что не делала этого, а я про себя ещё более уверился в мысли, что она балуется с наркотиками.

После этого прошёл год, ничего особенного не происходило. Свои эксперименты со сверхъестественным она бросила после того случая. Казалось бы, эта история закончилась. Но потом она однажды позвонила мне и срывающимся голосом рассказала, что «это» вернулось. Я не сразу понял, что она имела в виду, но она напомнила о своём рассказе.

Она несколько дней назад была на дне рождения своего парня, который появился у неё позже той истории, и ей показали фото с праздника. Она говорила, что на всех фотографиях, где есть она, снова появилось то лицо — удивлённое, со слабой улыбкой и огромными чёрными зрачками, несмотря на вспышку и то, что у всех, кроме неё, в кадре зрачки красные.

Я отмахнулся тогда — решил, что у неё после того случая с нервами стало похуже, и сказал, что ничего ей эти фотографии не сделают. Я в тот момент как раз флиртовал с одной девушкой, и мне было некогда слушать про то, что в прошлый раз и так легко исправилось. «Не нравятся фотографии — удали их, и всё», — сказал я и попрощался.

Мою родственницу несколько дней спустя нашли мёртвой в её собственной кровати.

Как говорят все, кто видел её, глаза у неё от ужаса были едва ли не круглыми, и всё лицо было в засохших слезах. Дверь в её квартирку была приоткрыта. Все сперва подумали, что к ней кто-то влез, но везде был порядок, и следов не было. Дверь была расцарапана и вскрыта изнутри...
♦ одобрил friday13
17 ноября 2011 г.
Возвращаясь домой из школы, девочка обнаружила стопку полароидных снимков, лежащих в сточной канаве. Она из любопытства подняла их и начала просматривать снимки на ходу. На первом фото был запечатлен силуэт человека, стоящего вдалеке на каком-то однородном сером фоне, так что даже нельзя было различить его черт.

Девочка сунула фото вниз стопки и начала изучать следующую. На нём был тот же человек, но стоящий чуть ближе.

Девочка быстро пролистала несколько фотографий. На каждом следующем снимке человек стоял чуть ближе, а его внешность была видна все яснее.

К десятой фотографии стало проступать выражение лица человека — он явно был безумен, и лицо было искажено в жуткой гримасе. Рот его был открыт, и в нём виделись клыки, как у зверя. Это напугало девочку, но она продолжала просматривать фотографии.

К девятнадцатой фотографии человек уже стоял так близко к объективу, что его лицо заслонило собой весь кадр. Поднимаясь по подъездной дорожке, девочка посмотрела на последнее фото.

На нём вместо изображения была только надпись: «Теперь достаточно близко».

Услышав крик снаружи, брат девочки бросился к входной двери. Но там он нашёл лишь стопку фотографий на ступеньках. На фотографии была вроде изображена его сестра, но она стояла слишком далеко от объектива, чтобы он мог быть в этом уверен.
♦ одобрил friday13
То, о чём я вам расскажу, напоминает глупую детскую страшилку, но, ей-богу, клянусь, что это произошло на самом деле, и нам было далеко не до смеха. В детстве мы с друзьями много гуляли по заброшенным домам и недостроям, рискуя своими черепами, но после одного случая эти прогулки как отрезало. Мы тогда залезли вчетвером в заброшенный дом, в котором, кроме мусора и мышиного помёта, обнаружилась на стене фотография: большой портрет, черно-белое фото. На портрете был некий юноша, серьёзный, стрижка «ёжик», скуластый — в общем, приятное лицо. Мы походили по комнатам, покурили и потравили друг другу байки. Когда шли обратно, черт дёрнул друга, шагающего впереди меня, снова заглянуть в комнату с портретом. Его словно током ударило: он застыл в нелепой позе, будто ему приказали замереть, глаза выпучились, и он жалобно что-то пискнул. Мы инстинктивно посмотрели туда же, куда смотрел он. И увидели, что лицо на портрете улыбалось — да чего там, просто скалилось... Пустой дом, перепуганные насмерть дети и портрет с оскалившимся лицом. А потом, прямо на наших глазах, оскал стал ещё страшней. Передать словами наши чувства невозможно. Мы бежали, плакали и вопили, словно нас резали на куски. Будь я взрослей — наверняка умер бы от страха. Чёрт его знает, что это было, может, коллективная галлюцинация из-за мрачного настроя этого дома, но с тех пор я большие портреты ненавижу и стараюсь избегать. А во сне иногда снова переживаю тот ужас. Врагу такого не пожелаешь, поверьте.
♦ одобрил friday13
2 ноября 2011 г.
Несколько лет назад был весьма популярен так называемый блюджекинг (bluejacking). Кто-то и сейчас этим занимается. Занимался этим и я. Бывало, сидишь в институте на лекции или едешь в транспорте, и тебе скучно. От нечего делать включаешь bluetooth на телефоне или ноутбуке и ищешь соседние устройства. Найдя, начинаешь слать различные неприличные картинки, а потом, украдкой глядя по сторонам и стараясь не выдать себя, пытаешься угадать, кто именно получил твою «посылку» и проследить за его реакцией. Некоторые устройства и вовсе дают полный доступ к файловой системе. Наверное, многие люди без раздумий жмут «да» в ответ на всё, что спросит у них телефон. А где-то, быть может, и вовсе не нужно подтверждение пользователя — не знаю, не вникал. На устройствах с именами вроде «Маришка» или «Светочка», бывало, находил в папке с фотографиями много интересного, явно не предназначавшегося для чужих глаз.

Вот и в очередной раз я ехал домой, и мне было скучно. Найдя устройство с каким-то игривым названием, я запустил службу передачи файлов и — ура! — связь была успешно установлена. Зайдя в папку с фотографиями, я выбрал последние файлы и запустил копирование в надежде, что всё без проблем успеет перекачаться. Сам занялся другими делами. К вечеру я, как водится, про эти фотографии забыл. Вспомнил только через несколько дней.

Открыв фотографии на компьютере, я начал их просматривать. Телефон, которым они были сделаны, конечно же, принадлежал девушке. Поначалу, как обычно, шли всякие пейзажи, разные вещи, друзья в институте. Уже немного заскучав, я щёлкнул очередную фотографию. И вот тут мне стало плохо.

Похолодев, я щёлкал дальше и дальше, чувствуя, как с каждой новой фотографией всё внутри меня съёживается. Тем не менее, я не мог оторваться от них.

Лишь через какое-то время я выключил компьютер, лёг на кровать и попытался заснуть. Мне было мерзко. Перед глазами стояло увиденное. Мысль, что эти фотографии я нашёл не в интернете, а скачал у кого-то, ехавшего вместе со мной, вселяла тревогу и отвращение. Ведь эти фотографии явно сделала уже не владелица телефона. А если не она... то кто?.. Так или иначе, этот кто-то сидел со мной в одном вагоне. От осознания этого на спине выступили мурашки. Я пытался вспомнить, привлёк ли в тот день хоть кто-нибудь моё внимание, но нет. Из памяти стёрлось всё.

Мне было страшно оттого, что этот человек мог меня заметить. Полезли идиотские мысли о том, что я подключался к тому телефону, и теперь меня можно как-нибудь вычислить. И ведь я ездил несколько дней по тому же маршруту в полном неведении, не зная, что за мной могут наблюдать, узнать, где я бываю и живу...

Утром я ещё раз просмотрел фотографии. Судя по дате, последние фотографии были сделаны в тот же день, когда я скачал их, парой часов ранее. Поколебавшись, я выделил все файлы, затем стёр их. Да, это было глупо. По-хорошему, нужно было обратиться в милицию, но я испугался. В конце концов, думал я, девушку уже не спасти. Меня не оставляло поганое чувство, будто мой компьютер был испачкан, осквернён самим присутствием на нём этих фотографий. Мне казалось, что, посмотрев их, я и сам стал соучастником преступления.

В то утро я решил никуда не ехать. Слава богу, в последующие дни ничего страшного со мной не случилось, и вскоре я смог забыть про этот случай. Хотя до сих пор, бывает, напряжённо вглядываюсь в лица случайных попутчиков.

Одна мысль не даёт мне покоя. Зачем нужно было забирать у убитой девушки телефон и делать эти снимки? Чтобы запечатлеть своё «творчество»? Или предоставить кому-то подтверждение тщательно проделанной работы? Стараюсь не думать о вариантах...
♦ одобрил friday13
26 октября 2011 г.
Я зарабатываю на жизнь, работая частным фотографом. Недавно одна девушка нашла фотографии, сделанные мной, на одном форуме и написала мне личное сообщение, что хочет, чтобы я сделал ее фотографии в том же стиле. Я как мог объяснял, что в ближайшее время сильно занят крупным проектом и не делаю фотосессий, но она настаивала, что очень хочет, что эти фото — первое, что ей понравилось за несколько лет, и что заплатит сколько скажу. Не буду лукавить — это мне сильно польстило. В итоге всё-таки договорились. От визажиста она отказалась, сказав, что приедет уже готовая.

Когда встретились, я обалдел еще раз. Она приехала за рулем нового BMW X6 черного цвета, лихо запарковала его, вышла — модное пальто, всклокоченные волосы, черные, как воронье крыло, ярко-красные губы, бледно-голубые глаза и фарфоровая кожа, которой особо и не нужен был визажист — закрашивать было нечего. На вид ей 23 — 25 лет было. Сразу намекнула, что ей неинтересны вопросы, кто она — ей нужна фотосессия, именно такая, как на тех фото. Другого не надо. Я пригласил ее в студию.

Фото отсняли быстро — моделью она была идеальной, тем более нужен был небольшой набор фото. Потом, правда, получилось странно — она тут же потребовала фото. Я ей долго объяснял, что нужна обработка, что те RAW-файлы, что сейчас на флешке, совсем не похожи на те фотографии, которые она видела на форуме. В общем, договорились так — я за сегодня все обрабатываю, и завтра с утра она у меня забирает фото. Плюс она поставила условие — у себя я фото эти не оставляю. Я начал говорить про своё портфолио, но она сказала, что заплатит дополнительно. Сделав каменное лицо, я пообещал, что тогда все удалю. Сказал ей домашний адрес, чтобы она туда заехала (она сказала, что живет за городом, и ей все равно, куда заезжать), и разошлись.

Я пришел домой, просмотрел все фото, удалил откровенно неудачные и начал обрабатывать остальные. За час обработал все, кроме одной — там автофокус немного промазал, но сам кадр мне нравился. Решил, что сделаю что-то художественное из него и, думая, что бы сделать, начал просто крутить туда-сюда настройки все подряд — есть такая дурацкая привычка еще с того момента, как я первый раз поставил «фотошоп». И тут увидел это.

Фотография девушки. Определенная позиция настроек — ОНО. Это была не игра цветов. Я по пикселям внимательно смотрел — не получается там просто сменой цветов такое. Одна настройка — девушка чуть не в фокусе. Немного сдвигаем ползунок — монстр. Когти, лапы, узкие вертикальные зрачки, клыки. Любую настройку чуть меняем — просто фото с девушкой, на котором много настроек накручено. Совпадение, найденное случайно — монстр.

Она так и не пришла за фото. У меня такое ощущение, что она поняла, что совершила ошибку, оставив фотографии у меня — догадалась, что я всё равно увижу её истинный облик. Теперь она знает мой телефон, знает, где я живу. Я искал в Интернете, но ничего похожего не нашел. Спрашивать на форумах или выкладывать фотографии где бы то ни было — значит, просто дать ей понять, что я знаю. Безопаснее, наверное, просто молчать...

Мне вправду нехорошо от всего этого. Я стал плохо спать ночами, прислушиваясь к малейшим звукам. Впервые за 6 месяцев глотаю таблетки — разболелся вроде бы давно прошедший гастрит. Реально как-то не по себе...
♦ одобрил friday13
16 октября 2011 г.
Писатель Евгений Петров имел странное и редкое хобби: он всю жизнь коллекционировал конверты... от своих же писем. Делал он это так — отправлял письмо в какую-нибудь страну, а адрес, кроме названия государства, он выдумывал — город, улицу, номер дома, имя адресата, поэтому через месяц-полтора конверт возвращался к Петрову, но уже украшенный разноцветными иностранными штемпелями, главным из которых был: «Адресат неверен».

В апреле 1939-го писатель решил потревожить почтовое ведомство Новой Зеландии. Он придумал город под названием «Хайдбердвилл», улицу «Райтбич», дом 7 и адресата «Мерилл Оджин Уэйзли». В самом письме Петров написал по-английски: «Дорогой Мерилл! Прими искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Крепись, старина. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Целуй дочку от моего имени. Она, наверное, уже совсем большая. Твой Евгений». Прошло более двух месяцев, но письмо с соответствующей пометкой не возвращалось. Решив, что оно затерялось, Евгений Петров начал забывать о нем. Но с наступлением августа он дождался ответного письма. Поначалу Петров решил, что кто-то над ним подшутил в его же духе, но на конверте было чётко написано: «Новая Зеландия, Хайдбердвилл, Райтбич, 7, Мерилл Оджин Уэйзли», и стоял почтовый штемпель города.

Текст письма гласил: «Дорогой Евгений! Спасибо за соболезнования. Нелепая смерть дяди Пита выбила нас из колеи на полгода, так что, надеюсь, ты простишь за задержку письма. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты был с нами. Глория уже совсем большая и осенью пойдет во 2-й класс. Она до сих пор хранит мишку, которого ты ей привез из России». Петров никогда не ездил в Новую Зеландию, поэтому он был тем более поражен, увидев на фотографии крепкого сложения мужчину, который обнимал... его самого, Петрова. На обратной стороне снимка было написано: «9 октября 1938 года». Тут писателю чуть плохо не сделалось — ведь именно в тот день он попал в больницу в бессознательном состоянии с тяжелейшим воспалением легких. Тогда в течение нескольких дней врачи боролись за его жизнь. Чтобы разобраться с этим то ли недоразумением, то ли мистикой, Петров написал еще одно письмо в Новую Зеландию, но ответа уже не дождался: началась вторая мировая война, и Петров с первых дней войны стал военным корреспондентом «Правды» и «Информбюро». В 1942 году самолет, на котором он летел в район боевых действий, пропал: скорее всего, был сбит над вражеской территорией.
♦ одобрил friday13
15 октября 2011 г.
Возле моей кровати стоит письменный стол, а в нем лежит фонарик на аккумуляторе. Где-то раз в месяц я его подзаряжаю, чтобы он исправно работал. Кроме того, рядом с кроватью стоит шкаф для одежды, а к нему примыкает стул. На этом стуле обычно лежит моя повседневная одежда, и я редко отодвигаю его от шкафа.

А еще у меня есть кошка. Так вот, в тот день ближе к вечеру я сидел за компьютером, а она, как обычно, лежала рядом. Вдруг кошка резко вскочила и куда-то убежала. Через некоторое время я услышал за спиной, как она рычит (не знаю, как ещё назвать звуки, издаваемые ею). Обернувшись, я увидел, что она быстро крутит головой, будто наблюдая за какой-то невидимой птичкой, и рычит. Затем она остановила свой взгляд на моей кровати. Продолжая рычать, начала к ней подходить, но тут же отскочила назад. В течение следующих десяти минут это повторилось еще пару раз.

Я взял кошку на руки и попытался ее успокоить, но она продолжала смотреть куда-то мне за спину и несколько раз агрессивно махнула в воздухе лапой на уровне моего плеча. Мне стало не по себе — ведь все мы с детства слышали легенды, будто животные чувствуют присутствие нечистой силы. Когда кошка снова стала рычать на кровать, я взял фотоаппарат, поставил его на стол, в настройках выставил 100 непрерывных снимков и стал ждать. Когда фотоаппарат отщелкал свое, я подключил её к компьютеру и начал просматривать результат.

Порядка 90 фотографий были самые обычные, только ковер на стене, и все. А вот на других десяти было некое белое пятнышко, похожее на блик или дефект пленки (только фотографии цифровые были). Оно хаотично двигалось сверху от одного угла вниз к другому. Впрочем, меня это не напугало. Все-таки, на фотографиях была не какая-нибудь ужасная тварь, а просто белое пятно.

В ту же ночь, когда я лег спать и уже начал подремывать, со стороны шкафа послышался какой-то скрежет. Совсем тихий, но я смог его различить в тишине ночи. Опять-таки, он меня не напугал. Дом старый, вся мебель допотопная, часто что-то трещит за стеной и в батареях.

Вскоре кто-то поскребся во второй раз. Тут в ход пошел фонарик. Я направил его на шкаф, но ничего такого не увидел. Я хотел уже выключить его, как вдруг увидел кошку. Она все это время лежала со мной на кровати — я думал, что она все это время спала, но нет же... Зрачки кошки были бешено расширены, уши она прижала и, как мне показалось, что немного даже тряслась. Я решил ее аккуратно погладить, но только я до нее дотронулся, как она резко подпрыгнула и зашипела. А потом тут же стала осматриваться, как будто не понимая, где она находится.

И тут из шкафа снова стал доносится этот звук, при этом дверца стала биться об стул с одеждой, который, к счастью, не позволял ей открыться. Я направил свет от фонарика в дверной проем и увидел, как в шкафу буквально беснуется кто-то или что-то. Какая-то тень постоянно мелькала в проеме. Было такое ощущение, будто некто надел что-то из одежды, которая хранилась в этом шкафу. Мне даже показалось, что я видел кусок собственной футболки, которую не надевал очень давно.

На меня просто-таки напал столбняк. Я думал, как бы мне сейчас так исхитриться, чтобы быстро включить свет в комнате. И пока я думал, фонарик, который я полностью зарядил в этот день, мигнул и погас. Правда, вместе с тем прекратилось всякое шевеление в шкафу...

Я с головой накрылся одеялом и с большим трудом уснул ближе к утру. Как ни странно, на следующий день все было тихо. В шкаф я осторожно заглядывал — тоже ничего. Возможно, была переворошена одежда, но я бы этого не заметил, так как и без того храню ее в шкафу в беспорядочном виде.
♦ одобрил friday13
11 октября 2011 г.
Произошла эта реальная история совсем недавно с моей молодой подругой Ириной. Она с мужем и четырехлетней дочкой переехала в новую квартиру. Она была счастлива, что смогла, наконец, перебраться из общежития, к тому же прежние хозяева привели жилище в надлежащий вид, и ремонт ему не требовался. Даже мебель была в таком состоянии, будто её только купили.

Ирина решила поделиться своей радостью с подругами и пофотографировать квартиру, чтобы потом выложить снимки в социальной сети «В Контакте». Когда она снимала оставшиеся от предыдущих хозяев предметы мебели, дочка сначала ходила за ней, но быстро потеряла интерес и пошла смотреть телевизор. Оставив девочку наедине с мультфильмами, она закрыла дверь и сфотографировала старинный комод, стоящий слева от входа в комнату.

Ирина выложила фотографии в Интернет, как и хотела. Позже, проверяя реакцию друзей, она увидела комментарий подруги под одной из фотографий:

«Чьи это ноги под дверью?».

Ирина написала в ответ ей личное сообщение:

«На фотографии с ногами — моя дочурка. Она тогда в комнате сидела. Я даже не думала, что она в кадр попадёт, но получилось забавно».

Ответ пришел незамедлительно (Ирина рассказала мне, что тогда она как раз осваивалась с «быстрыми диалогами»). Женщина перечитывала текст несколько раз:

«А разве у твоей дочки по шесть пальцев на ногах?».

Всмотревшись в фотографию, Ирина увидела то, из-за чего её покрыл холодный пот: из-под двери виднелись маленькие детские ножки, на которых было в общей сложности двенадцать аккуратных пальчиков. Кадр был очень чётким, это не было похоже на дефект съемки или снимок с долгой экспозицией: Ирина давно увлекается фотографированием и знает в этом толк.

В тот момент ей показалось, что в квартире стало холоднее. Она уставилась на монитор, боясь даже посмотреть в сторону двери. Тут она вспомнила, что именно в той комнате играет сейчас её дочь. Чувство страха никуда не делось, но материнский инстинкт взял верх, и Ирина побежала в комнату. Дочь сидела там и мирно играла.

Через несколько дней выяснились и другие странные особенности новой квартиры. По ночам в кухне что-то громко стучало, спальня иногда за считанные мгновения становилась ненормально холодной, время от времени из ниоткуда появлялся неприятный запах. Памятуя о недавно просмотренном «Паранормальном явлении», Ирина решила не ждать, пока потустороннее проявится в полную меру, и упросила мужа взять другую квартиру. Поначалу тот не хотел этого делать, но после пары бессонных ночей согласился, как миленький.
♦ одобрил friday13
9 октября 2011 г.
В конце лета я, наконец, съехал из квартиры, в которой с окончания школы жил вместе с друзьями, и снял однокомнатную квартирку у метро. Квартира была после ремонта, хозяева съехали в новую четырехкомнатную квартиру и забрали почти всю мебель. Остался только стол и пара стульев на кухне.

Я немного не успел с привозом мебели из прежней квартиры, но очень уж хотелось провести ночь на новом месте, пусть и на полу на одеялах. Вечером первого сентября, взяв с собой одеяло и ноутбук, я направился к своему новому дому, заглянув по дороге в магазин и купив сигарет и бутылку пива. Пригласить однокурсников на новоселье как-то не пришло в голову, да и хотелось отметить данное событие в одиночестве — ведь ради него я все и затеял.

Я как мог удобно расположился на полу, подключил ноутбук к сети, налил первый стакан пива и закурил. Было тихо, непривычно тихо — и это было здорово. Я вышел на балкон и закурил вторую сигарету. В сумерках район был очень красивым. Вернувшись в комнату, я решил поискать интернет. Надежды было мало, но, к своему удивлению, я нашел незапароленную точку доступа Wi-Fi.

В сгущающихся сумерках в свете экрана я потягивал пиво и лазил по сети, пуская струи дыма прямо в экран. Хмель и сигаретный дым окутывали меня теплой мягкой завесой. Так я сидел до второго часа ночи, пока не наткнулся на интересную ссылку — подборку «фотографий, которые шокировали мир». Черт меня дернул скачать этот архив. Там оказались фотографии известных фотографов с полей сражений, с мест техногенных катастроф и все в таком роде. Настроение испортилось, когда я открыл фотографию, сделанную в Индии после аварии на химическом заводе. Там была изображена разрытая могилка, а в ней — мертвый ребенок (просмотреть фото). Я не специалист в этом вопросе, но, кажется, он был мертв уже неделю. Лицо опухло, рот был открыт. Я понял, почему людей пугают мертвецы. Человек — это не только тело. Когда человек умирает, что-то осмысленное, делающее его человеком, уходит из него, оставляя только труп, в котором уже нет ничего человеческого, кроме очертаний, да и те искажаются, потому что теряют смысл. Эта страшная похожесть на живое и пугает.

Самым ужасным в этой фотографии были глаза мертвого: белесые, заплывшие, как у дохлой рыбы. И все же они смотрели, смотрели на что-то извне, смотрели сквозь наш мир, как через оконное стекло. И я боялся, потому что тьма за границей монитора сгущалась, а эти глаза, казалось, росли, заполняя все поле зрения, а я не мог отвести взгляда, не мог прикоснуться к клавиатуре. Я уже жалел, что рядом никого нет.

Так я просидел четверть часа, пока пиво не запросилось наружу. Стряхнув наваждение, я закрыл фотографию. Справить нужду хотелось зверски, но мне не хотелось сейчас выходить в темный коридор. Терпеть я еще мог, поэтому решил сначала восстановить душевное равновесие, почитав «IT Happens». Первые пару историй мне ещё было жутко, но постепенно я успокоился. Вдоволь насмеявшись над тупыми пользователями, я встал и пошел к двери.

Я не помнил, закрывал ли я за собой дверь, когда возвращался из толчка в первый раз. Конечно, не закрывал, от кого мне прятаться, если я один в квартире? Но точно я не помнил, и вид приоткрытой двери снова вызвал тревогу. Щель шириной в десять сантиметров была абсолютно черной. По ту сторону двери был мрак, чернильно-черный, совершенно потусторонний, без единого лучика света. Как назло, в комнате не было верхнего света — хозяева-скряги выкрутили лампочки. Подавив нервный смешок, я достал из кармана телефон и включил встроенный фонарик. И кто ж знал, что его мертвенно-бледный свет напугает меня еще больше. Потому что свет уходил в черную щель безвозвратно — мрак просто глотал его.

Тут я разозлился. Никогда не боялся темноты, а тут вдруг трясусь, как маленький! Но эти глаза… Я физически ощущал из-за двери этот взгляд мертвеца в никуда. И это было хуже темноты.

А пиво между тем взбесилось — я уже еле терпел. Физиологическая потребность перекрыла страх. Я решил, что если не буду смотреть в темноту собственными глазами, то мне будет легче. В телефоне, само собой, была камера, и я включил ее в режим поиска (то есть изображение показывается на экране, но в память не пишется). Протянув руку с телефоном перед собой и глядя на экран, я приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Луч света из фонарика осветил пустую прихожую и отразился в двери ванной. Страх прошел, мне даже стыдно стало. Я оторвал взгляд от экрана, открыл дверь и сделал шаг в прихожую, повернувшись при этом к кухне и толчку. Не было здесь никакого «чернильного мрака» и мертвых глаз я не увидел. В мягком полусвете не было ничего опасного. Я собрался выключить камеру и опустил взгляд на телефон, и увидел...

Я не помню, как оказался в комнате и как захлопнул дверь. Только потом понял, что обмочился — по-настоящему, прямо в штаны. Я стоял, привалившись плечом к двери, и смотрел в экран телефона; волосы на голове стояли дыбом, а по телу бегали мурашки. Потому что в ту самую страшную секунду в моей жизни, когда я смотрел сквозь камеру телефона на темный коридор, я видел, что я не один. В память впечатался силуэт человека на фоне оранжевого отблеска фонарей из окна кухни. Силуэт, который я видел только на экране, но не собственными глазами. И я видел его достаточно долго, что бы понять, что это не обман зрения.

Я не знаю, что это было. Скорее всего, видение. Или крыша поехала. Но теперь моя жизнь перевернулась. Больше всего на свете я хотел быть подальше от людей, а теперь я не могу себе это позволить, потому что до смерти боюсь темноты, одиночества, замкнутых пространств. Я стал больше времени проводить с друзьями, при первой возможности привожу их посидеть к себе; переселил к себе одну девушку — делаю все, чтобы не остаться один сам с собой. Особенно ночью, когда так много чернильно-чёрных углов, из которых смотрят глаза мертвеца, глядящие в никуда...
♦ одобрил friday13