Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ДРУГИЕ МИРЫ»

26 июля 2013 г.
Дверь в квартиру в одном из многочисленных спальных районов была надёжно закрыта, но тревожные чувства не хотели покидать его. Человек лет тридцати семи, с сединой на висках, ещё сильнее стиснул бутылку в своей руке. Мелкая дрожь шла по всему телу. Что-то... что-то должно произойти!

Странный треск деревянного пола вывел его из оцепенения. Нечему было скрипеть там, в коридоре. Внезапно в дверном проёме показалась нога в чёрном ботинке. Человек с бутылкой судорожно сглотнул слюну, глаза расширились, рука с бутылкой начала подниматься в защитном жесте.

— Стоять! — произнёс голос из-за двери. — Ничего особенного не происходит.

— Т-ты кто? — только и смог произнести человек с бутылкой.

Владелец ноги вошёл в комнату целиком. Это был обычный парень лет двадцати — двадцати пяти. Из внешности примечательными были только глаза — странные размытые зрачки на тусклом светло-зелёном фоне.

— Предлагаю сыграть, — заговорил он.

— Во что? — человек опустил бутылку и скосил взгляд на включенный компьютер, стоящий в углу.

— Нет, отбросим эти электронные игры в сторону, — парень подошёл к компу и нажал кнопку выключения. — Играл когда-нибудь в словесные игры?

— Э-э-э, — человек наконец поставил свою бутыль на пол, при этом ему пришлось наклониться, что давало ему возможность просчитать пути побега из квартиры.

«Кто же он, как он сюда попал? Неужели кредиторы решили пойти на радикальные меры, чтобы вытрясти с меня оплату долгов?» — пронеслось в его голове.

Парень, видимо, понял его намерения, поэтому подошёл к двери и плотно закрыл её:

— Давай так: как бы ты не старался, ты не сможешь открыть эту дверь, дёргая её за ручку.

— Не понял? — ноги у человека начали подкашиваться.

— А ты попробуй, — парень протянул руку в сторону двери, приглашая испытать её на прочность.

Человек медленно прошёл к ней и потянул на себя, затем толкнул от себя — дверь, словно монолитная, не сдвинулась с места.

— Что происходит? Выпустите меня отсюда! — в голосе у него появились истеричные нотки.

— Да ничего особенного. Просто показываю правила игры на примере, — спокойным голосом произнёс парень. — Давай так: я произношу утверждение, и оно становится верным и неизменным, затем ты произносишь. Один из вариантов победы в игре — когда это утверждение не станет реальностью.

— Что за бред. Не верю! — у человека всё больше поднималась паника, но внезапно его осенило. — Значит так, я сейчас сдвину кровать в сторону, а под ней тридцать тысяч долларов!

«Да, столько я и должен тем кредиторам. Если под кроватью ничего не будет — этот придурок уберётся из квартиры. А если будет... нет, это уже настоящий бред».

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
25 июня 2013 г.
6 июля 2011 года небольшой пассажирский турбовинтовой самолет «Beech 190», рейс 368, выполнявший полет в Гринвилл (штат Южная Каролина, США) при взлете в 10:45 по местному времени ушел влево и вертикально вверх, после чего перевернулся и упал на ангар авиакомпании «U. S. Airways» в международном аэропорту города Шарлотт. Жертвами трагедии стали почти все находившиеся на борту небольшого пассажирского самолета — 17 пассажиров и два члена экипажа. Еще два человека, в том числе пассажирка Кассандра Клэр, считаются пропавшими без вести.

Радиосообщение, изложенное ниже с незначительными исправлениями и сокращениями, шло по редко использующейся для переговоров в настоящее время частоте и было перехвачено радиолюбителем из Северной Каролины. Он записал сообщение и отнёс запись в полицию. Началось расследование, в ходе которого было выяснено, что город Ист-Ривер, упоминающийся в сообщении, отсутствует на карте США. Запись посчитали шуткой, а дело закрыли. Интересным в записи показалось то, что в последнюю минуту были слышны странные звуки, похожие на шепот. Независимые эксперты отрицают возможность того, что звуки издаются человеком, считая, что они принадлежат животному или были созданы искусственно.

Местонахождение пассажирки Кассандры Клэр, летевшей рейсом 368, до сих пор не установлено.

------

«Меня кто-нибудь слышит?.. Меня зовут Кассандра Клэр. Со мной что-то произошло страшное. Мне кажется, я сошла с ума!

Я летела рейсом 368 из Шарлотта в Гринвилл. Ничего странного не происходило, разве что немного тряхануло, когда мы вылетали. Прошло уже достаточно времени, и я уже беспокоилась, почему мы так еще и не приземлились. Только спустя три часа самолет стал садиться. Как только мы приземлились, я сразу же рванула к выходу, так как сильно опаздывала из-за долгого полёта. Что в тот момент показалось мне странным — то, что никто не вставал с мест и не делал никаких движений. Сейчас я, кажется, понимаю, почему...

Как только я вышла, то увидела, что мы находимся не в Гринвилле, а в каком-то другом городе. Видимо, совершили аварийную посадку, подумала я, но не вернулась в самолет, а пошла дальше. Аэропорт был абсолютно пуст. Наверное, он уже давно не работал, так как табло на стене было не электронным и показывало рейсы 79 года. Я двинулась дальше в надежде найти в этом городе место, чтобы перекусить.

На улицах было безлюдно. Ни одной движущейся машины или пешехода. Зато повсюду были припаркованы старые автомобили 60-х — 70-х годов выпуска. Повсюду расстилался густой тяжелый туман — я могла видеть метров на пять, не дальше. Пока я шла, было странное ощущение, что на меня из-за углов кто-то смотрит. Я оборачивалась, но никого не видела. По телу прошла мелкая дрожь, а на лбу проступили капли пота. «Что-то здесь очень странное творится», — подумала я.

Наконец, я нашла захудалый магазин средней паршивости. Зайдя в него, я также никого не увидела — ни продавца, ни покупателей. Но тревога только усилилась. Теперь мне казалось, что на меня со всех сторон смотрят невидимые глаза и чего-то от меня ждут. Я прошлась по товарам — все просрочено! Я взяла упаковку конфет и посмотрела на дату изготовления. 1979 год! Я бросилась к кассовому столику — там валялся старый чек. На нем была дата: отбито 14 мая 1979 года.

У меня подкосились ноги. В этом городе никто не жил уже 32 года. Я рысью побежала в аэропорт, забыв свои вещи в магазине. Вездесущие невидимые глаза двигались за мной по пятам. Воздух звенел в ушах, и мне казалось, что кто-то настойчиво шепчет мне в ухо. Это было невыносимо!

Я вбежала внутрь аэропорта и посмотрела в окно. Сердце у меня упало. Самолета уже не было! Он улетел, оставив меня одну в пустом городе. Я уже не могла стоять и рухнула на колени. Слезы потекли из глаз, и я не могла их остановить. Я стояла на коленях в центре заброшенного аэропорта и плакала. Потом закричала, надеясь, что самолет и все те, кто там были, меня как-то услышат и заберут из этого ада. Я кричала, столькосколько хватало сил, до хрипа, до головной боли. Затем у меня кончились силы, и я отключилась.

Проснулась я оттого, что меня тащили по плитке в сторону выхода, схватив за запястья. Это были человеческие руки, но от них веяло страшным холодом, как из морозилки. Сил на то, чтобы вырваться из хватки, у меня не было, и я снова потеряла сознание.

Очнувшись, я оказалась на каком-то перекрестке. Ноги совершенно не слушались, голова с трудом поворачивалась. Все тело закостенело, как будто меня прибили к дороге тысячами гвоздей. Я провалялась на голом асфальте около получаса. Затем, собрав всю оставшуюся силу воли, я медленно приподнялась. Ноги были все еще ватными, передвигалась я с трудом. Я решила найти себе машину, чтобы выбраться. Вокруг меня были одноэтажные домики небольшого размера. Но машин нигде не было. Я ходила от квартала к кварталу, но так и не нашла ни одного автомобиля. Они все как будто испарились!

Пока я шла, нечто снова начало следить за мной отовсюду: из окон домов, кустов, из-за столбов. Внезапно я увидела, как из тумана появилась фигура девочки. Я окаменела и уставилась на нее. Она даже не посмотрела в мою сторону — просто бежала себе мимо и вскоре скрылась в тумане. Что-то странное в ней было... И только вспоминая о ней задним числом, я поняла, что девочка была прозрачной, будто была сделана из этого тумана!

У меня началась истерика. Я побежала в обратную сторону. Просто бежала, ни на что не оглядываясь. Тем временем «жизнь» в городке начала бурлить. Из ниоткуда появились машины, в них сидели такие же туманные люди-призраки. Из домов выходили привидения, как будто на работу. Все их пустые глаза смотрели на меня, но призраки продолжали свой путь.

Наконец, я добралась до конца города. Передо мной из тумана выплыла табличка с надписью: «Вы уезжаете из города Ист-Ривер. Доброго вам пути!». Я уже не могла бежать и пошла медленнее. Шла я, пожалуй, часа три, а этот чертов туман все никак не рассеивался. Мне казалось, что он, наоборот, становится все ближе и скоро поглотит меня и утащит обратно в эту преисподнюю. Из-за голода я не могла ни о чем думать. Все это казалось каким-то сном, и я вот-вот проснусь в уютном сухом кресле самолета... Но, к сожалению, это был не сон. Вскоре я увидела еще одну табличку, и меня бросило в жар, а тело все взмокло. На ней была надпись: «Добро пожаловать в Ист-Ривер. Население 2306 человек»...

Я уже третью неделю живу в заброшенном магазине. Консервы уже на исходе. Я вижу их. Они снаружи. Просто стоят, смотрят на меня и никуда не уходят. Видимо ждут, когда я их впущу. Я нашла в местной радиостанции устройство, способное передавать сигнал. Вроде бы оно исправно, хотя я могу передавать сообщения только на одной волне.

Я уже не знаю, все ли здесь происходит по-настоящему, или я уже лежу в какой-нибудь психушке, и это все галлюцинации. Я узнала, что эти чудовища могут ходить только в тумане, иначе они исчезнут. Несмотря на то, что я включила три вентилятора, которые нашла здесь, туман все же понемногу просачивается сквозь дверную щель.

Если кто-нибудь меня слышит — заберите меня отсюда! Я в Ист-Ривере! Я в Ист-Ривере!

И я здесь не одна...».
♦ одобрил friday13
8 мая 2013 г.
Хотелось бы рассказать реальную историю из моей жизни, которая приключилась со мной недавно. Я обычный парень, студент столичного ВУЗа. Учусь в институте прокуратуры, живу у бабушки с дедушкой в квартире в самом обычном московском районе. Родители у меня — типичные представители среднего класса. Сам я вполне нормальный человек с уравновешенной психикой, общительный, немного вспыльчивый. У меня немало друзей, я по натуре человек открытый. Есть среди них двое приятелей — Женя и Влад. Как и я, они обычные ребята из нормальных семей, учатся в ВУЗах — я с ними с первого класса вместе.

У Влада год назад умерла мать, он остался практически один. У него в Москве была только бабушка по отцу. Потерю матери он перенес стойко. И вот недавно на майские праздники мы думали, чем заняться, и Влад предложил съездить в деревню, где родилась его мать — в Скалкино. Там жила его бабушка по матери. Влад рассчитывал сообщить бабушке о смерти своей матери и заодно узнать, может ли бабушка оформить на него деревенский дом — он, конечно, будет стоить копейки, но все таки в дальнейшем, после смерти бабушки, можно будет кое-что заработать, ну и вообще, мало ли что бабушка скажет... Я лично не видел в поездке смысла, и Женя тоже — нам там было бы нечего делать. Влад сам в последний раз был в Скалкино в детстве, ничего о деревне не помнил. Его бабушка по отцу тоже ничего дельного сказать не могла — она в деревне не была и со своей сватьей общалась только на свадьбе. В общем, Влад в конце концов всё-таки уговорил нас с Женей съездить с ним, чтобы составить компанию.

Утром мы загрузились в новенькую Женину «Ладу» и отправились в Скалкино. Мы решили ориентироваться по старой карте времен СССР, так как посчитали, что искать по навигатору деревню, находящуюся в закоулке страны, будет не очень разумно. Деревня действительно располагалась в чудовищной глуши — случайный путник точно до нее не добрался бы. Постоянно приходилось сворачивать, ехать по проселочным дорогам через какие-то поселки. В итоге мы все-таки доехали. Возле кое-как проложенной сельской дороги красовался постамент с советским гербом и надписью «Скалкино». Деревня была самая стереотипная, маленькая, со старыми разваливающимися домами и постоянными звуками животных.

Бабушка Влада нас встретила тепло — это была очень старая женщина, ей было уже лет восемьдесят. Бабушка была низкого роста, медленно двигалась, речь у нее была уже не особо понятная — приходилось немного напрягаться, чтобы понять, что она говорит. Она накормила нас и постелила нам на ночлег. Влад во время еды рассказал ей о матери, задавал ей различные вопросы про здоровье и хозяйство.

После еды мы помогли бабушке по дому, затем немного разлыхлили ей землю за домом, вырвали сорняки. После этого пошли гулять по деревне. В центре деревни прикупили овощей и фруктов (клубнику, яблоки, помидор), пообщались с местными жителями и приобрели настоящего деревенского самогона (вообще, это, наверное, было главное, зачем мы сюда приехали). Дома бабушка сказала, что в деревенском доме культуры вечером будет проводиться дискотека. Мы, недолго думая, решили пойти. На дискотеке познакомились с девушками, после пошли с ними на сеновал, там все вместе напились и занялись сексом. Не обошлось и без драки с деревенскими парнями, но обошлось без серьезных увечий. Глубокой ночью мы, усталые, побитые и всё-таки довольные жизнью, вернулись в дом и завалились спать.

Утром мы позавтракали и еще немного поболтали с бабушкой. Она в основном жаловалась на бедную деревенскую жизнь, на алкашей и лентяев соседей. В полдень мы собрались и поехали домой, в Москву. Бабушка пригласила нас приезжать ещё — по хозяйству ей помочь, к девушкам присмотреться. Мы, благодарные ей за гостеприимство, оставили ей несколько тысяч рублей. Из деревни выехать было проблематично — утром шёл небольшой дождь, и мы застряли в непроходимой грязи. К счастью, мимо проезжал тракторист и любезно предложил нам помочь. С его помощью мы вытащили машину и направились в столицу.

На следующий день Влад понял, что забыл в деревне паспорт, и пришлось ему возвращаться туда. Тем вечером я стал раскладывать свою дорожную сумку и нашёл на её дне паспорт Влада — видимо, во время сборов я случайно забрал его с комода вместе со своими вещами. Я позвонил Владу и сказал, что паспорт у меня. Он ответил, что уже был в деревне и едет обратно.

Вечером мы встретились. Влад рассказал, что, приехав в деревню, он ни увидел там ни души. Зашёл в дом бабушки — там никого не было. В доме был ужасный бардак. Он сходил в центр деревни, но там тоже было пусто. Дома были обветшалыми, заброшенными. Деревня словно вымерла за один день.

Утром я пошел в университет. Моя девушка Наташа поинтересовалась на паре, куда я ездил. Я ей рассказал всё, как было (правда, о некоторых моментах, ясное дело, умолчал). Заинтригованная странным открытием Влада, Наташа стала искать в интернете на смартфоне информацию о деревне. И нашла. На сайте какого-то государственного ведомства было написано, что последний житель деревни умер пять лет назад...
♦ одобрил friday13
16 апреля 2013 г.
Историю одну поведаю, кому-то она покажется странной, кому-то бредовой, но это факт, с которым мне очень трудно поспорить.

Довелось мне переехать в одну квартиру. Моя старая квартира, хоть и была улучшенной планировки, находилась в не очень удобном для меня районе, и я решил перебраться в дом старого типа, но с хорошим расположением.

Странности начались уже на первой неделе. Я стал замечать, что временами у меня сбоят электронные приборы, даже обычные часы. Они никогда не показывали нормальное время, вообще никогда — ни компьютер, ни микроволновка. Вместо минут отсчитывались часы, минуты скакали и иногда показывали, например, значение «96», чего быть в принципе не может. Я, как человек, общающийся с техникой на «ты», делал, что мог, но бесполезно — часы постоянно показывали неправильное время.

Потихоньку я стал замечать, что моя комната, да и предметы в ней, несколько видоизменяются. Они стали то ли старее, то ли более ветхими — но было ощущение, что это уже не мои предметы. Даже надевая плащ, я ощущал, что он какой-то не такой. Мелочь в кармане, и та создавала неприятные ощущения. С вещами в этой квартире явно что-то творилось. Я решил расспросить соседей по этому поводу, но никто мне не открыл, вообще никто, хотя в окнах по вечерам горел свет, и было видно, как ходили люди.

Самое страшное началось в выходные. Я проснулся оттого, что стало слишком тихо. Обычно у меня гудит компьютер, тикают часы, но в этот раз всё было слишком тихо. Компьютер не работал, часы остановились и показывали три часа — значит, они остановились ночью. Я завёл их, но они никак не реагировали. Ладно, я убрал часы в сторону. Но оказалось, что ни один механизм и ни один прибор в доме теперь не работает, будто они все внутри были пустые, как ты его ни крути. Я даже не мог открыть окно, чёрт побери! Всё вроде двигалось, но абсолютно не работало. Мне стало совсем жутко в этом доме. Я хотел открыть дверь, но она не открывалась — замок крутился, вращался, но ничего не происходило.

Я побежал в кладовку, взял оттуда топор, вернулся на кухню и разбил им стекло, ощутив, что хотя бы оно вполне себе бьётся. Быстро одевшись, я вылез через окно вместе с топором и побежал по улице. Вокруг никого не было, даже ветер не дул, светофоры не горели. Я не понимал, что происходит. Пробежав квартал, я с удивлением обнаружил, что я вновь оказался на том месте, откуда пришёл. Не зная, что делать, я побежал дальше. Бежал до тех пор, пока от бессилия не облокотился на столб. И внезапно я увидел троллейбус. Обычный троллейбус 12-го маршрута, на котором я ездил раньше домой, в свою старую квартиру. Недолго думая, я сел в него и поехал. По пути меня разморило настолько, что я отключился с топором в руках.

Очнулся я уже в своей старой квартире. Всё было точно так же, как и неделю назад. Я посмотрел на календарь — был как раз тот день, когда я решил переехать.

Спустя месяц я всё же решился съездить туда, к тому странному дому. Оказалось, что никакого дома в том месте нет...

Не знаю, что это было. Но топор из той самой квартиры всё ещё стоит у меня дома.
♦ одобрил friday13
4 февраля 2013 г.
Ниже приводится запись текстовых сообщений с телефона между девушкой по имени Джейн и её парнем Генри. Парень был немым, поэтому они не могли разговаривать по телефону обычным способом и использовали текстовый чат.

------

2006/06/05 23:35
Джейн: Ты ещё не спишь?

2006/06/05 23:36
Генри: Что случилось?

2006/06/05 23:38
Джейн: Я в метро. Я заснула и пропустила свою остановку.

2006/06/05 23:40
Генри: Выйди на следующей станции и пересядь в другой поезд.

2006/06/05 23:41
Джейн: Странная вещь. Я жду уже двадцать минут, а поезд не останавливается.

2006/06/05 23:43
Генри: Ну, когда-то же он должен остановиться.

2006/06/05 23:43
Джейн: Надеюсь, ты прав.

2006/06/05 23:44
Генри: Может, ты села не на свою ветку?

2006/06/05 23:45
Джейн: Нет, это та самая ветка, по которой я всегда езжу.

2006/06/05 23:46
Генри: С тобой кто-то ещё есть в поезде?

2006/06/05 23:47
Джейн: Нет, я совсем одна. Другие вагоны пусты. Мне немного страшно.

2006/06/05 23:47
Генри: Дойди до первого вагона и постарайся поговорить с машинистом.

2006/06/05 23:47
Джейн: OK.

2006/06/05 23:48
Генри: Спроси его, когда будет следующая станция.

2006/06/05 23:53
Джейн: Окно в кабине машиниста затемнено. Я не могу его увидеть.

2006/06/05 23:55
Генри: Попробуй постучать.

2006/06/05 23:56
Джейн: Я постучала, никто не ответил.

2006/06/05 23:57
Генри: Это странно.

2006/06/05 23:59
Джейн: Поезд замедляется. Похоже, мы сейчас остановимся.

2006/06/05 23:59
Генри: Хорошо.

2006/06/06 00:00
Джейн: Мы остановились на станции. Мне выйти?

2006/06/06 00:00
Генри: Конечно, выходи.

2006/06/06 00:02
Джейн: OK. Я вышла. Я на платформе. Я не знаю эту станцию.

2006/06/06 00:03
Генри: Я приеду и заберу тебя. Скажи название станции, я найду её по карте.

2006/06/06 00:04
Джейн: У этой станции нет названия.

2006/06/06 00:04
Генри: Да брось. Название должно быть.

2006/06/06 00:05
Джейн: Я не вижу никаких названий.

2006/06/06 00:05
Генри: Там нет никаких знаков?

2006/06/06 00:06
Джейн: На всех них просто написано «Станция метро».

2006/06/06 00:06
Генри: Как насчет расписания?

2006/06/06 00:07
Джейн: Ничего нет. Я в любом случае не смогу уехать обратно. Все поезда прекращают движение в полночь.

2006/06/06 00:08
Генри: А на стене нет электронного табло? На нём должно быть название станции.

2006/06/06 00:10
Джейн: На стенах ничего нет.

2006/06/06 00:10
Генри: Ну, тогда просто поднимись вверх по эскалатору и посмотри, есть ли там какая-то вывеска и т. п.

2006/06/06 00:10
Джейн: OK.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
24 января 2013 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Меня стошнило еще раз. Больше никогда не буду пить. «Ага, зарекалась свинья в грязи не валяться», — не поверил я сам себе. Встал с дивана, отодвинул тазик, пошел на кухню. Что-то должно быть в аптечке от головной боли. «Пароцитамол». Твою ж мать, китайский, что ли? Надеюсь, не умру. Впрочем, чтобы избавиться от такого похмелья, я готов к самым радикальным мерам. Закидываю таблетку в рот, запиваю водой из стакана. Меня снова тошнит, вода холодная, но это не спасает. Я подаюсь в сторону раковины и блюю. Вместе с влажной таблеткой на решетку стока падает еще что-то. Продолговатое, сантиметра четыре длиной, покрытое слизью желудочного сока.

Это человеческий палец.

Я беру его в руки. Обычный палец. Мужской, судя по желтому, с грязной каймой, ногтю. Две фаланги. Из места отрыва… или отреза?.. или откуса?.. неважно, торчат кусочки сустава. В голове нет мыслей, кроме фразы из анекдота про пьяницу и менструальную проститутку: «Ну точно, убил и съел!». Как ни смешно, я иду к зеркалу и разглядываю свое лицо. Ничего интересного, я после пьянки, сотню раз видел, зачем-то скалюсь. Человеческой крови на зубах, конечно, нет.

Что произошло вчера?

То, что я помню, было как всегда. Пошли в бар, там по пиву, потом еще и еще. Накатили водки. Да ну их за такие деньги — 100 рублей за 100 грамм обычной «косорыловки». Санек съездил, принем 0.7 литра, барменша увидела, нас попросили. Дальше распивали на улице — романтика, ностальгия, все как в детстве: мороз, стаканчики и «Спрайт». Взяли еще. Помню, как открывал дверь в квартиру, пытаясь попасть ключом в скважину. Потом, видимо, добрался до дивана и отключился.

Вчера вечером я вернулся домой один.

Я растерянно делаю круг по квартире. Заглядываю на балкон — ничего, даже снег не тронут и покрылся коркой. Открываю шифоньер: летние вещи на плечиках, две ветровки, зеленая клетчатая рубашка. Странно, всю жизнь была серая. Наверное, в прошлые пьянки кто-то перепутал и ушел в моей. Или покрасилась во время стирки. Я еще раз внимательно осматриваю все вокруг. Лужа крови, расчлененное тело, объеденный труп, по крайней мере, примирили бы меня с ситуацией: патологическое опьянение, был невменяем, убил человека, можно сдаваться полиции и ехать в СИЗО, сидеть под следствием и ждать суда. Но...

Никаких следов насилия, как говорится.

Я мну в руках выблеванный палец, стучу им по столешнице, чтобы убедиться в его реальности. Глухой звук: палец вполне материален. Надо вызывать скорую. «Здравствуйте, я сошел с ума и меня тошнит человеческими органами» — интересно, куда меня пошлют и сколько раз придется набирать номер, прежде чем они сдадутся и приедут?

Я выхожу в подъезд, звоню в соседнюю дверь — иррациональный поступок, да, но с учетом обстоятельств… Разум не хочет нейролептиков и цепляется за призрачную надежду. Как зовут соседа? Не помню, все равно. Он открывает, в руке электролобзик.

— Привет, — говорю я. — Видишь это? Что это?

Сейчас он скажет: карандаш, окурок или ничего, я кивну и пойду домой звонить «03».

— О, палец! — говорит он. — Так это ж Серегин, он искал сегодня, сейчас, погоди!

Сосед срывается и бежит наверх по лестнице, стучит в чью-то дверь. «Палец твой там, Мишка-сосед принес, иди, забирай!» — слышу я. Серега спускается, подходит ко мне, я протягиваю ему его палец.

— Вот ведь дела, — говорит Серега. — Просыпаюсь сегодня, а его нет. Я уж все обыскал. А нет. А он — вон он где. Ух ты, гаденыш!

Он грозит пальцу пальцем.

— Мы с тобой вчера не пили? — спрашиваю я. — Я что-то вчера перестарался, не помню.

— Да не-е-е… Я с работы пришел, у дочки уроки проверил, футбол глянул, да на втором тайме спать лег к чертовой матери, устал. А где нашел-то? — он тычет в меня пальцем, тем самым.

— Я его, кажется, съел…

— А-а-а… ну бывает, что. Бывает.

— Серега, ты это… — вмешивается мой сосед. — Человека-то отблагодарить надо. Видишь, трубы горят. Ему сейчас полезно будет.

Я смотрю на них, то на одного, то на другого. Я не верю, они не могут говорить эти фразы. Этого не может быть, просто потому что не может быть. Dixi.

Но оно есть и происходит прямо сейчас.

— А-а… ну да, ну да. Разве ж вопрос? — он лезет в карман спортивных штанов и достает десятку, и я машинально беру. — Ну, спасибо, спасибо, что подсобили, извиняйте, ребята, я пойду, по дому дел… ну, того. Невпроворот, как говорится.

Серега уходит, я коротко прощаюсь с соседом (как там его зовут?) и возвращаюсь к себе. В руках червонец. Непривычно маленький оранжевый государственный казначейский билет банка СССР образца 1961 года достоинством в десять рублей.

Скрипит половица. У меня не могут скрипеть половицы. Года три назад я их снял и сделал наливной пол. Я не обращаю внимания, сажусь на диван, включается телевизор — где-то под задницу попал пульт. Идет рекламный блок. «Крем после бритья ВИЗЬДЕ — увлажняет кожу, снимает раздражение, ароматизирует, снижает уровень посттерминальной энтропии».

Я начинаю смеяться, смеюсь все сильнее и сильнее, меня трясет от смеха. Это нервное, это почти истерика, я знаю, что будет дальше. Я заваливаюсь на диван, отсмеиваюсь. Жизнь повторяет искусство, смерть повторяет искусство, ну, охренеть теперь. Меня накрывает волна отчаяния. Я вытягиваюсь, поправляю подушку и переключаю канал.

У меня апатия. Сегодня по всем программам марафон «Рабыни Изауры» без рекламы, полная версия сериала, я смотрю его. Солнце не сдвинулось ни на миллиметр, зато деревья за окном постарели на несколько лет и ведут себя странно. Надо заставить себя встать, выйти на улицу и купить тюбик крема после бритья «ВИЗЬДЕ», пока дверь не превратилась в приросший к стене кусок мяса или ноги не стали длинными тонкими деревянными указками, совершенно не приспособленными к ходьбе, или тротуары не заполнила топкая жижа из раздавленных глаз. А завтра — побриться, использовать крем после бритья и искать работу. Вряд ли десяти рублей хватит на то, чтобы долго поддерживать энтропию на сносном уровне.
♦ одобрил friday13
9 января 2013 г.
«Живи себе спокойно и не суй свой нос, куда не надо» — по такому принципу я старался строить свою жизнь. Мне не нужно было ничего необычного, нестандартного — лишь тихое, спокойное существование. Я считал, что это правильно.

У меня был друг по имени Витя, который никогда со мной в этом не соглашался. Мы были знакомы с детства, и сколько его помню, ему всегда нужно было что-то новое, интересное, необычное. Всегда он влезал во всякие авантюры и создавал разные безумные идеи. Помню, когда нам было по десять лет, он загорелся идеей построить ядерный реактор. Хвала небесам, ядерное топливо не так просто достать — иначе бы он построил, это точно!

Ядерный реактор не был самой безумной его идеей. По крайней мере, это не вызвало никаких последствий, в отличие от его последней химеры.

Мы сидели у меня дома вечером и распивали только что купленную бутылку вина (уже и не помню, по какому поводу). Сделав глоток, Витя как-то странно стал разглядывать бокал, после чего сказал:

— Как ты думаешь, как выглядит этот бокал?

Задавать странные вопросы — это отличительная черта Вити, так что я не удивился, услышав такой вопрос.

— Ну… он прозрачный и стеклянный.

— Нет, я не об этом! Какой он на самом деле?

— Э-э… прозрачный?

— Ты не понимаешь! Прозрачным это мы его видим, но быть он может совсем другим. Я тут прочитал одну книжку…

«Я тут прочитал одну книжку…» — эта фраза предвещала долгое запутанное объяснение новой сумасшедшей идеи, снизошедшей в черепушку моего друга.

— … по биологии, там в одной из глав говорилось, что некоторые виды птиц видят всё вокруг только в определённых цветах.

— И?

— Ты разве не понимаешь??Их восприятие уже, чем наше, но то, что наше восприятие шире, не значит, что оно всеобъёмлюще. Ведь мы не слышим ультразвук, не видим ультрафиолетовый свет, рентгеновские лучи, и кто знает, сколько ещё существует того, что недоступно нашему зрению, слуху и осязанию? Может, мы вообще ощущаем мир совершенно не таким, как он есть. Наши ощущения — это лишь отражение реального мира, а отражение может искажаться. Наш слух — это превращённая в нервные импульсы вибрация воздуха, а зрение — превращенный в импульсы свет! Мир, что мы видим — это иллюзия нашего сознания, за которой лежит объективный реальный мир!

Я не был пьян, когда слушал эту тираду, но всё равно практически ничего из неё не понял. Думаю, она бы звучала для меня разумней, будь я упившимся в зюзю. Я посоветовал Вите почитать что-нибудь из философии или психологии, если это его так интересует, когда провожал его.

Через пару дней после этого я зашёл к Вите, который попросил меня разобраться с его компьютером. В обращении с компьютером мой друг был похож на средневекового крестьянина. Я бы не удивился, если бы в ответ на выскочившее окно ошибки «Windows» он начал бы поливать монитор святой водой с криком: «Я изгоняю тебя, бес!». Идея освоить компьютер, к сожалению, никогда не приходила ему в голову, поэтому за помощью он всегда обращался ко мне.

Когда я пришёл к нему, то чуть не свалился в обморок от удивления, потому что в его гостиной практически до потолка были навалены целые башни книг.

— Ты подрабатываешь в библиотеке? — сказал я, осматривая горы книг.

— Нет, просто последовал твоему совету и решил немного почитать о восприятии.

«Немного?!».

Я осмотрел книги. К моему удивлению, там не было книг по психологии или философии — здесь были только эзотерические сочинения. Кипой были навалены книги Алистера Кроули, Папюса, Элифаса Леви, Карлоса Кастанеды, ещё каких-то авторов с невыговариваемыми именами, чёрт возьми, да Витя достал где-то даже сочинения Парацельса!

— Решил поступить в Хогвартс? — в шутку спросил я.

Витя улыбнулся и сказал:

— Нет. Я начал с книг по философии, а потом даже не заметил, как держал в руках какой-то оккультный фолиант. Знаешь, в нашей городской библиотеке есть столько всего интересного!

— Не сомневаюсь.

Быстро разобравшись с Витиной проблемой (тот случайно переустановил браузер и не понимал, почему у него «интернет поменялся»), я пошёл домой.

Я не верил во всякую мистическую чепуху и думал, что, прочитав пару-тройку эзотерических книг, Витя успокоится, но я ошибся.

Неделю спустя около одиннадцати часов вечера у меня зазвонил телефон. Звонила Лиза — девушка Вити.

— Да? — сказал я, снимая трубку.

Заплаканный голос Лизы потребовал моего прихода. Она сказала, что с Витей что-то не так. Несмотря на поздний час, я отправился домой к Вите. Мы жили всего в десяти минутах ходьбы друг от друга.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
5 декабря 2012 г.
Я задержался в Туле, но опоздать я не хотел, поэтому вместо привычной маршрутки до юга Москвы выбрал электричку.

Был ноябрьский вечер, причем будничный. И народу в вагоне было на удивление мало. Я сел в восьмой вагон, на одну из свободных скамеек, ближе к окну. Лицом в сторону движения. До Москвы из Тулы ехать примерно три с половиной часа, мне до этого приходилось кататься на такой электричке. Я уже не маленький мальчик, поэтому насчёт длинного пути не расстраивался, воткнул наушники и закутавшись в куртку начал дремать. Мерный стук колёс, тёплый свет. Вечереющая Россия за окном и мягкие мелодии медленно убаюкивали меня.

Альбом, что я включил и слушал, состоит из 10 песен в среднем по четыре минуты. Когда я почувствовал «это», шла восьмая песня. В полудреме я узнал песню и приоткрыл глаза. Свет из тускловато-желтого стал белым, как у ламп дневного света. Я не придал этому значения и лишь поёжился холодку, который забирался за шиворот. Я, как и прежде, сидел один на своей лавке, попутчиков было немного, и я обратил внимание, что не все из них были со мной с отправления — часть «туляков», что сели со мной, куда-то ушла. Новые попутчики, казалось, не придавали необычной пустоте вагона никакого значения. Я поковырялся в плеере и поставил в список воспроизведения следующий альбом. Он в целом длится минут пятьдесят. Вновь укутавшись и расслабившись, я попытался задремать. Дальше, периодически просыпаясь, я замечал, как из вагона в тамбур уходят испуганные «туляки». Несколько раз меня будил шум хлопающих дверей, и я замечал обеспокоенные лица моих «оригинальных» попутчиков, убегающих в соседний вагон. Но музыка играла, куртка грела, и я вновь впадал в сладкую дрёму, пока на окончании последней песни второго альбома, через полтора часа после посадки в электричку, я не проснулся. Причём, как ни банально, резко. Дремота и зыбкость восприятия исчезли в секунду. Я поёжился, продираемый сильным холодом. За окном было темно. Свет, не греющий, а такой же холодный, как и сквозняк в вагоне, освещал вагон хорошо. И только теперь, по-цыплячьи вытянув шею, я осмотрелся вокруг.

Первое, что я заметил: в вагоне ни одного оригинального попутчика, что сели со мной в Туле. Лишь пришлые. Я легко их отличил, потому что туляки были одеты, как подобает жителям крупного самодостаточного областного центра. Окружающие попутчики сели явно на промежуточных остановках. И мужчины, и женщины были одеты в тёмных цветов одежды без каких-либо лейблов или опознавательных знаков абсолютно. Второе: все они улыбались. Неестественно, не как обычные люди. Улыбка была странной, необычной. Ни такая, как после хорошей шутки или после тёплых воспоминаний где-то в уме. Нет. Даже не хитрая ухмылка. Создавалось впечатление, будто весь вагон (я насчитал 11 человек) решил улыбаться без всякой причины. Они просто корчили улыбающиеся лица. Я поёжился, выключил плеер и несколько минут вглядывался в окно. Глухой лес — хотя периодически на такой оживленной линии должны встречаться селения. Я вглядывался на протяжении десяти минут. Ничего. Лес. Глухой. А когда была последняя остановка? Я не мог вспомнить, когда мы останавливались в последний раз, и уж тем более — когда вошли все те люди, с которыми я сидел в этом вагоне.

Белый свет неприятно резал глаза. Я вытер выступившие слёзы, обернулся и понял, что сижу не один: напротив меня на краю противоположной скамьи сидел парень и улыбался. Всё бы ничего, но смотрел он прямо мне в глаза. Мне сперва, как скептику, показалось, что это очередной сельский «бык», которому захотелось попугать городского. Я громко хмыкнул и, расправившись на скамье, воззрился на него в ответ. Но это не сработало, и очень скоро я ежился от страха. Парень не реагировал на меня. Он так же, не мигая, улыбался и смотрел. Я хмыкал, грозно морщил брови, подмигивал, но это не работало. Вообще. Он смотрел и улыбался. Я спросил: «Что надо?». Парень молча смотрел на меня. Я поднял голову и заметил, что все, кто был в вагоне, стягиваются к нам. Ко мне. Толпа попутчиков в тёмном собиралась ближе. Причём их перемещений я не видел. Отвлекаясь на смотрящего в упор парня, я не успевал заметить движения. Вот женщина в очках за три ряда позади меня... а вот за два ряда... а теперь за один. Я испугался и вновь смахнул набежавшие из-за яркого света слёзы. Стряхнув влагу с глаз, я огляделся и вскрикнул. Вокруг нас сидели ВСЕ «тёмные» пассажиры. А парень... парень улыбался сильнее. Я видел его зубы, и мне они не понравились. Я дрожал. Это были острые клыки — причём все его зубы были клыками. Они составляли идеальный прикус — один клык на один. Вокруг сидели остальные — я почему-то подумал, что они все заодно.

Вдруг в дверь впереди, громко свистя в свисток, вошёл контролёр. Попутчики резко обернулись и, как мне показалось, сузили глаза. Контролёр крикнул: «Сюда, парень, ты, в красной куртке — да вставай уже и беги сюда!». Я, не раздумывая, побежал к нему. Он стоял в тамбуре, придерживая дверь. Свет слепил глаза, но я почти наощупь добежал до тамбура. Оббежав его, я ужаснулся: вся компания стояла позади скользящих дверей, а парень уже не улыбался. Он зло шевелил челюстью, будто грызя самого себя за зубы. Компания позади него, казалось, жутко злилась — их брови искривились, а губы сжались в ненавидящем оскале. Контролёр снова дёрнул меня и втащил в переход между вагонами. Когда я попал туда, мне внезапно поплохело, голова закружилась, а на виски начало давить.

«Всё в порядке, успокойся. На вот, воды выпей», — поднимая меня с пола, сказал мой спаситель. Я осмотрелся — я уже был в другом вагоне. Рядом стояло несколько курильщиков, они удивленно смотрели на меня, поднимающегося с пола. Контролёр вручил мне бутылку воды и велел идти за ним. Я, радуясь спасению непонятно от чего, шёл по вагонам следом за ним. Обычные люди, кое-где толкучка, блики деревень и крупных городов за окнами, тёплый жёлтый свет... Дойдя до головы поезда, мы прошли в небольшую комнату, в которой контролёр мне попытался всё разъяснить.

«Ты сам-то как? А то, бывает, те, кого успеваем вытащить, того... умом трогаются. Нормально скажи хоть что-то!.. Вопросы, всегда вопросы... А вот и чай, выпей. Я на этой линии уже пять лет, и раз в полгода кого-то затягивает — чаще всего тех, кто засыпает и не обращает внимания на вагон и на всё вокруг. Обычно-то люди сами понимают, что дело другой оборот принимает... Не знаю я, почему именно, парень! Просто так бывает. Я, когда пришёл сюда, тоже думал, что надо мной подшучивают, а потом сам наткнулся — иду по поезду и вдруг вагон какой-то... не такой. Тогда меня самого чуть не затянуло. А чёрт его знает, как спасся... Потом вроде получалось спасти таких, как ты, забытых. Умные-то сами в другой вагон уходят, как увидят этих попутчиков... Да не видно, когда они появляются! И вагон этот — странная история с ним. Вроде есть, а вроде и нет. Как из ниоткуда. Лишний восьмой. А потом пропадает с такими, как ты, внутри. В прошлом году я не успел. Сидел молодой парень, как ты, за ноутбуком. Работал, что ли... Не заметил, как окружили. Ты-то ещё цел оказался. А он на одной скамье с этим, что зубы скалит. Прямо в толпе. Я и крикнуть не успел, как всё исчезло вместе с парнем и этими людьми. И вагон обычный стал — без этого света, пассажиры, селения за окнами, а не лес. Спрашивай не спрашивай — не знаю, что это. Ты, главное, парень, шум не поднимай, нам и без шума хлопот хватает. Сейчас они чаще появляются».

Примерно так звучал полумонолог контролёра. Я выслушал, но больше ответов не получил, да и сам он немного знал. Выходит, что где-то на путях в поезд вклинивается лишний вагон с попутчиками, причём появляются они не сразу, а медленно, словно из ниоткуда. Постепенно большая часть людей со страхом сбегает в соседние, пока в вагоне не остаются новые попутчики и жертва — а затем щёлк, и нет вагона. Вместе с жертвой.

Я был изрядно напуган, но прошло время, и я начал искать ответы на вопросы. В свободные дни я регулярно в одно и тоже время начал ездить на электричке по этому пути — туда и обратно. А позже, когда зародились первые подозрения — уже в любое время, на всех рейсах.

А теперь читай внимательно — НИКОГДА НЕ СПИ В ЭЛЕКТРИЧКАХ. Никогда не отвлекайся ни на что. И если свет стал бледно-белым, если за окнами густой лес, беги из вагона. Уходи, если рядом с тобой сел улыбающийся незнакомец. Уходи туда, где люди. Они делают так каждый раз. Каждый раз. Контролер ошибается — такое случается КАЖДЫЙ РЕЙС. Часто они остаются ни с чем. Но они выходят на охоту всегда. Всегда. Когда-нибудь ты почувствуешь неладное, взглянув на сидящую рядом с тобой странно улыбающуюся женщину. Прошу тебя, убегая из вагона, захвати с собой тех, кто не замечает, спаси их.

Я встречаюсь с ними почти всегда. Иногда я вывожу кого-нибудь под случайным предлогом, иногда мне приходится силой вытаскивать тех, кто не видит происходящего, а иногда я не успеваю. Но я устал — я пробовал предпринять что-нибудь, но ничего не работает. Если стрелять в них, всё мигает, а вагон становится обычным. Очень сложно объяснить, почему ты стоишь в тамбуре с дымящимся пистолетом в руке. Молитвы не работают, святая вода тоже. Я устал кататься туда-сюда, стараясь понять, что это. Пропавшие люди — их просто не находят нигде. Я пробовал фотографировать вагон, но на фото он обычный. Я пробовал заговорить с ними, но они лишь улыбаются. Я пробовал ждать, следить за ними, но сладкая дремота, несмотря на литры кофе, чуть не убила меня. Я снова оказался в ситуации, подобной первому разу. Но в этот раз я сам успел сбежать, прежде чем они пересели поближе.

Я не могу продолжать. У меня есть работа, должна быть личная жизнь, а я трачу свободное время, катаясь из Тулы в Москву и обратно. Я перерыл всю историю и вагонов, и линии, и мест, и пассажиров — ничего! Пусто. Ни намёка. Я просто не знаю, что это, кто они. И я сдаюсь — я пишу это, чтобы ты, конкретно ты, смог что-то сделать. Я устал. Не знаю, происходит ли это на других линиях. Но самое страшное, что недавно у них появилось пополнение: у одной из попутчиц я увидел на руках годовалого ребёнка. Он ещё только учится улыбаться.
♦ одобрил friday13
4 декабря 2012 г.
Я возвращался домой из другого города. Поездка была долгая, и мне не терпелось вернуться в свою квартиру и хорошенько отоспаться. Была ночь, я ехал по дороге и слушал радио. Местность была незаселенной, и на дороге никого не было — только я и моя машина. Я смотрел на дорогу, и тут из-за деревьев показались огни. Когда я проехал деревья, передо мной открылась странная картина. Вдали был виден огромный город. Спрашиваете, что странного? А странно то, что никакого города там не должно было быть. Я не сбился с пути — GPS показывал, что я еду правильно. Еще было странно то, что город был не похож на Николаев (туда я и ехал). В нем были высоченные небоскребы — он был больше похож на американский мегаполис, чем на украинский город. Я знаю, как выглядит Николаев, это был точно не он. Долго рассматривать город не получилось, холм скрыл его из виду. Я проехал холм и увидел, что города больше там нет — он исчез, просто растворился! Я проехал где-то километр, и вид сбоку опять загородили холмы. Проехал мимо холмов и опять увидел этот город. У меня уже начались мурашки по коже — я прибавил газу, чтобы поскорее доехать до поворота. Тут вид загородили какие-то полуразрушенные строения, которых на том месте в моей памяти никогда не было. Я проехал их и увидел, что город опять исчез. Доехал, наконец, до поворота и свернул, дальше ехал без происшествий.

Приехал домой в полпервого ночи и сразу лег спать, проснулся поздно утром. В тот день смотрел местные новости по телевизору — и там показали сюжет, где рассказали, что прошлой ночью примерно на том отрезке трассы, где я вчера ездил, пропало сразу несколько автомобилей с водителями и пассажирами. И только тогда я понял, что мне чертовски повезло...
♦ одобрил friday13
2 декабря 2012 г.
Автор: Студент 3-го курса

Как-то раз жизнь показалась мне скучной, и я начал искать информацию про разные загадочные места нашей страны. Наткнулся на список заброшенных городов, посёлков, заводов и т. д. Одним из этих объектов оказалась станция Мирная. Живу я в Чите, и эта станция находится сравнительно недалеко, в 300 километрах от города. Мирная была приграничным населенным пунктом стратегического значения. После 1991 года оттуда ушла армия, и город умер. Я решил посетить это место — получить какие-то свежие впечатления, что ли. Ясное дело, я не решился ехать один и позвал с собой друзей.

Отправились мы туда на следующий день в 8 часов. Дорога была нормальной до тех пор, пока мы не оказались на подъезде к Мирной. Как таковой дороги там даже не осталось. Когда мы вышли на Мирной, я обернулся и увидел, что пассажиры глядят на нас с изумлением. Тогда я не обратил внимания на это — мы с ребятами ждали чего-то удивительного и невероятного, и нам было не до них.

Мы оказались на огромной площади заброшенных пятиэтажных панельных домов, большинство из которых были целы. Вокруг была полная тишина. Изредка издалека доносился лай собак. Всё выглядело восхитительно загадочным.

Через некоторое время пребывания на станции нам стало скучно, и мы решили остановиться в одном из заброшенных домов. Ночлег решили устроить на втором этаже, так как лестница на третий и последующие этажи была просто-напросто забетонирована наглухо. По расписанию автобус должен был проезжать мимо примерно в 11 часов утра. Мы поставили будильник и легли спать.

Проснувшись по сигналу, мы начали медленно собираться. Взяв в руки телефон, я обнаружил, что время на экране постоянно меняется с бешеной скоростью. Сначала было 9:20, а потом уже пошли какие-то дикие цифры — 431:56 (ну, что-то такое, не помню точно). Посмотрев по сторонам, я понял — что-то не так. Мы как будто находились в другом месте. Я выглянул в окно и заметил, что мы находимся на этаж выше. НО КАК ЭТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ?! Я же отчетливо помнил, что лестницы выше второго этажа нет!

Я сообщил о своих наблюдениях ребятам, и все пришли в ужас. Бросив всё, мы побежали искать выход. Когда мы исследовали безрезультатно весь этаж несколько раз, у нас началась паника. Ребята начали винить меня в том, что я затащил их в это проклятое место. Но разве я знал, что всё обернётся таким образом?..

Мы решили вернуться обратно за рюкзаками, но тут стало совсем уже странно — комната, в которой мы проснулись, просто исчезла...

После долгих скитаний мы совсем потеряли надежду. Не оставалось никакого другого выхода, кроме как спрыгнуть с 3-го этажа.

Я спрыгнул первым. К счастью, я только подвернул ногу. Я ждал, пока ребята соберутся с духом и последуют за мной. Я смотрел на ребят, подбадривал их. Они сначала кричали друг на друга, но вдруг резко замолчали. Через секунду я ощутил удар по спине. Я обернулся — на земле лежал мой рюкзак. Я перевёл взгляд на окна противоположного дома, но там было пусто. Мне захотелось бросить ребят тут и просто бежать, куда глаза глядят, но я сел на землю и стал ждать.

И вот все спрыгнули, даже как-то без особых увечий. Ребята подняли меня, и мы побежали к дороге, где, вероятно, и не было автобуса, но нам хотелось хотя бы просто найти дорогу. Но и её мы не смогли найти. Все начали кричать друг на друга — начиналась вторая волна всеобщей паники.

Через некоторое время мы увидели вдалеке фигуру, напоминавшую человека. Мы ринулись к нему навстречу с криками о помощи, и он обернулся...

Хотите узнать, как мы выбрались? Хотел бы я рассказать, но я сам этого не помню. Но зато я навсегда запомнил то ужасное пустое чёрное лицо.
♦ одобрил friday13