Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ДРУГИЕ МИРЫ»

13 ноября 2011 г.
Несколько лет назад я работал опером в ОВД на Китай-городе. В связи с этим хочу рассказать один случай, на котором я присутствовал при даче показаний.

Это было в начале июня 2000-х, я был на сутках, на дежурстве. Район в смысле обычного криминала был довольно спокойный — хулиганка, мелкие кражи. Из тяжких были убийства, но в основном по бизнесу и политике, то есть всякая заказуха. У нас по району курсировало три машины ГНР, вот с одной из них и началась эта история.

3:30 утра, вызов, одна из групп: «Дуйте на Солянку». Сели, поехали — второй опер, я и еще три сотрудника. Через три минуты на месте. Женщина 30 лет примерно, одета прилично, по документам москвичка. Живая и целая, не считая двух царапин. Стоит, плачет, бормочет что–то. Трезвая. Мы с Сержем (второй опер) и Андреем (старший из группы) подходим с расспросами и успокоениями. Сели, начали писать. Бросили. Начали еще раз, с чистого листа. Потом опять бросили. Потому что не бывает так — чертовщина какая-то, по ее словам, получалась. А чертовщину мы не пишем, это проблемы докторов обычно.

Получалось вот что: она с мужем вышла из ресторана на Покровке в 23:00. Машину бросили недалеко в переулке — точного названия не помнит, помнит визуально, как идти. Вечер опустился, переулки пустые: там довольно забавный район, улицы оживленные, а во многих переулках незаселенные заколоченные одноэтажные строения. Пока дошли, время уже было 23:30. Вот около одного из строений слышат дикие адские крики из здания. Ей не по себе, а Леша (так звали мужа) пытается броситься на выручку, а как — непонятно: здание заколочено, окна забиты досками, дверей не видно, вход со двора. Забегают во двор, она причитает: «Леша, давай вызовем милицию», — а он геройствует зачем-то: пока, мол, приедут, преступление десять раз совершат и убегут, так хоть спугнем. Вот дверь, не заперта. Тут важный нюанс — она заметила, что дверь обклеена какими-то газетами. Крики пропали. Осторожно ступают внутрь, глаза не видят, она остается на крыльце. Вдруг раздается крик ее мужа и какие-то всхлипы или чавканье (да-да, именно так и сказала, чавканье, мы два раза переспросили). Через пять секунд хлопок, спиной вперед вылетает муж, рука окровавлена, пиджака нет, весь белый, трясется, но вроде живой. Хватает ее за руку, кричит: «Бежим». Бегут. Куда, зачем — не понимают, машину потеряли, в переулке запутались, людей нет. Берут сотовый, а там вместо стандартного «МТС» написано «Addokkrd» или что-то вроде — белиберда какая–то. Набирают «02», им в ответ писки и слова на непонятном языке. «112» — то же самое. Они паникуют, бегут. Забегают в какой-то тупик, она название запомнила. «Тупик ПУСТОТ». Вроде тихо, пустынно, темно. «Как ты?» — говорит она мужу. Он в ступоре молчит. Говорит, что не помнит, что надо найти машину и ехать. Она плачет, не понимает, что и как. Вдруг начинается какая-то вибрация в земле. «Наверное, метро» — говорит, она. «Да», — соглашается муж, но начинает трястись. Хватает ее как клещами за руку, и они бегут до выхода из тупика. «Стой тут, я выйду, посмотрю, что там и как», — говорит он ей. Делает шаг за угол. Она бросается за ним, но его нет. Просто нет. Прямая пустая улица, за ту пару секунд было невозможно спрятаться. Она кричит, зовет, плачет, причитает, считает это нелепым розыгрышем, но его нет... Блуждала, блуждала, потом внезапно наткнулась на людей, просила их помочь, но они отшатнулись, как от больной. В итоге вышла на Солянку, а тут ее заприметила машина наших ребят.

Она очень просила нас найти его. Да мы бы и рады, но как? По правилам, трое суток, преступления она не видела. Непонятно, в общем. Ладно, бросаем писанину, едем на осмотр места. Дом тот нашли. «Тупика Пустот» на картах Москвы нет, и с похожим названием в районе тоже нет.

Осмотрели здание. Пустое, пыльное старое. Единственное — дверь газетами не обклеена, а она клянется, что была. Странно, конечно. Еще интереснее с пиджаком — его нашли. Точнее, остатки. Валялся на другой стороне. Пыльный кусок. Без следов крови и инородных субстанций. Но ТОЛЬКО половина. Разрезан по диагонали чем–то странным, словно бритвой. Другую половину не нашли.

Нашли машину, стояла, родимая, рядом там, действительно — никаких следов и повреждений. Вызываем ей «трезвого водителя», пусть везет, женщина явно не в адеквате, чтобы рулить сама. Берем с нее итоговые объяснения, заяву пишет. Решили оставить, как есть, только причесали малость.

Стоим, курим с помощником старшего на дежурстве, старым толстым капитаном. Огромный мужик был, старой еще закалки. Хоть сейчас он на пенсии уже, но тогда был хоть куда. Спрашиваю его, что он думает. Затянулся он, посмотрел на меня и спросил: «Какое название тупика?».

«Тупик Пустоты, или Пустот, — говорю. — Странное какое-то название, нет такого».

Он еще раз затянулся, закашлялся и ответил: «Поройся в старых делах у меня в сейфе. Там есть подборка одна из архива. Там несколько подобных дел есть. Тоже исчезновения. Был еще один, который не пропадал, но выжил, нес какую-то ахинею про то, что нашёл дорогу, хуже которой нет. Его доктора забрали потом, но, в общем, тогда я еще системы не наблюдал в этом, это с четверть века назад было. А сейчас давно наблюдаю, и по старым переулкам Китай-города стараюсь не ходить«. Затушил и пошёл в здание.

Вообще, про пропавших людей стоит сказать отдельно: просто так люди никуда не исчезают. Люди пропадают, но потом их находят. Как правило, по весне, всплывшими. И обычно у человека есть предыстория: окружение (наркоман или еще что-то), род деятельности (частный кредитор) и так далее. Но вот чтобы так, обычный человек в центре оживленного города на глазах у своей жены растворился в воздухе, таких историй почти нет. Почти.

Я покопался в картотеке. Нашёл еще восемь случаев, где фигурировал »Тупик Пустот". Тоже пропали, везде отказные дела — никто не собирался их искать. Некого. И негде, похоже. Во всяком случае, не на нашей карте, не в наших земных городах. Еще я потом разговаривал с коллегами с других отделов: нигде почти больше подобного нет.

Иногда старожилы что–то такое рассказывают, на уровне баек, но я не верил раньше, думал, так, старческое, поболтать. А вот внезапно стал сам практически непосредственным участником. И немного по–другому к этим рассказам стал относиться.

С тех пор стараюсь не ходить в центре по закоулкам с заброшенными зданиями. Не зря они там стоят до сих пор.
♦ одобрил friday13
4 ноября 2011 г.
Эту историю рассказал мне один азербайджанец, уже лет тридцать живущий в Москве (назовем его Самедом). Случай недавно произошел с его 20-летней дочерью (назовем ее Сабиной).

Сабина ехала в метро по каким-то своим делам. На пересадочной станции села в поезд и, как только он въехал в тоннель, почувствовала, что что-то не так. Первым делом она заметила, что все пассажиры в вагоне смотрели на нее как-то хмуро и недобро; Сабина физически ощущала тяжесть их взгляда. Затем девушка обратила внимание, что они как-то странно одеты — в зимние пальто, ушанки и, главное, папахи по моде чуть ли не хрущевских времен, хотя на дворе стояло бабье лето. В вагоне было подозрительно тихо — пассажиры молчали, а поезд грохотал меньше обычного — и было холодно, из-за чего одежда пассажиров казалась чуть более логичной (если не учитывать того, что обычно в метро не продохнуть из-за жары).

Сабина оторопела, ощутила какую-то странную вялость, будто попала в дурной сон. Она прижалась к поручню, закрыла глаза и так простояла — по ощущениям, не меньше получаса, поезд все шел не останавливаясь, пассажиры все глазели и молчали. Потом она почувствовала, что кто-то трясет ее за плечо. Открыв глаза, Сабина увидела мужчину в белой милицейской форме (она этого не знала, но такую форму носили в 50-е годы); он был похож на кого-то из звезд сталинского кино — кажется, на Николая Черкасова. Милиционер стал что-то ей говорить; речь у него была вполне внятной, но Сабина была так напугана, что запомнила только: «Ты зря сюда пришла. Тебе здесь не место. Уходи». Тут поезд снова зашумел, показалась какая-то полупустая станция. Как только двери раскрылись, Сабина вылетела наружу; ей показалось, что милиционер ее вытолкнул, настолько стремительно она рванулась из вагона.

Стоя на полусогнутых ногах спиной к поезду и еле переводя дух, она услышала, как двери закрываются и поезд уезжает. Обернулась она лишь после того, как звуки удаляющегося состава умолкли, и увидела название станции. Эта станция располагалась далеко на юго-востоке Москвы, и доехать до нее от той станции, где Сабина села в странный поезд, можно было только с двумя, а то и тремя пересадками минут за сорок пять. Между тем, судя по часам, прошло не более пяти минут.

Перепуганная до смерти Сабина стала звонить отцу и рассказала ему эту историю, которую я привожу с его слов. Самед клянется, что его дочь говорит правду и ничего не выдумывает, и уверяет, что в его роду были люди, часто сталкивавшиеся со сверхъестественным. Его бабушка будто бы дожила до 90 лет, из которых последние 30 стояла на коленях в мечети и молилась, за что Аллах посылал ей разные видения. По мнению Самеда, его дочь соприкоснулась с каким-то параллельным миром и могла бы застрять там навсегда, если бы этот милиционер не помог ей вернуться. Не знаю, что здесь правда, а что — цветастый восточный вымысел, но эта история показалась мне достаточно необычной, и я решил ей поделиться.
♦ одобрил friday13
31 октября 2011 г.
В 1954 году в Японии начались народные волнения. Правительство, надеясь доказать, что эти беспорядки — результат действий иностранных агентов, дало указание проверить паспорта всех иностранцев, проживающих в Японии. В одной из гостиниц был обнаружен человек, имевший совершенно безукоризненный паспорт — ни подчисток, ни исправлений. И фотография, и отпечатки пальцев были правильно оформлены. Существовала лишь одна трудность, но значительная: паспорт был выдан страной, именовавшейся Туаред, которая никогда не появлялась ни на одной карте.

Человека допросили. По его словам, Туаред протянулся от Мавритании до Республики Судан, захватив также большую часть Алжира. Именно в Туареде был организован истинный арабский легион, предназначенный для освобождения арабских народов от захватчиков, объяснил незнакомец. И он приехал в Японию, чтобы закупить оружие. Возмущенный тем, что существование его страны взято под сомнение, человек дал пресс-конференцию, после которой все журналисты бросились к картам, а потом к телетайпам. Но никто никогда не слышал о такой стране — Туаред. Народ турегов — был. А страны Туаред не существовало. Во всяком случае, на нашей планете.

До того как попасть в японскую психиатрическую больницу, эмиссар из Туареда дал еще несколько интервью, в частности, английской еженедельной прессе. Он совершенно искренне не понимал, почему ему никто не верит. Его паспорт проверили, он был заполнен по всем правилам на арабском языке. Единственная проблема состояла в том, что страны, о которой шла речь, не было.
♦ одобрил friday13
26 октября 2011 г.
Бывают вещи абсолютно необъяснимые. Все эти шорохи, чудовища в ночи, призраки, видения и тому подобное — им можно найти какую-то дурацкую причину. Если тварь — «мутант, наверное, какой-то», если привидение — «душа усопшего осталась на земле», ну и так далее. Бред, конечно, но разум хоть как-то успокаивается. Но когда произошедшему невозможно подыскать хотя бы такое объяснение... В общем, это случилось со мной года два назад, и у меня до сих пор нет ни одной смутной версии, как такое вообще может приключиться с человеком.

К тому времени я как раз осваивался на новой работе (со старой ушёл из-за совершенно маразматичной начальницы). Офис находился не в центре, а ближе к окраине города, в длинном сером пятиэтажном здании в лучших традициях советской архитектуры. Проработать до происшествия я успел всего неделю, так что местоность была ещё не совсем знакомая. Правда, знать особо ничего не нужно: сошёл с маршрутки на нужной остановке, перешёл улицу — вот ты и на работе.

Стоял апрель. Утро было совершенно обычное, солнышко после зимы уже хорошо пригревало, на небе ни облачка. Я вышел из дому в восемь часов утра и через полчаса доехал до места. Выхожу из маршрутки, по светофору пересекаю дорогу, вхожу во двор, где стоит нужное здание. У въезда, как всегда, был опущен шлагбаум, а в будке сидел охранник, управляющий шлагбаумом — совсем молодой паренёк. Я на ходу кивнул ему и направился к нужному крыльцу. Возле крыльца свалили в кучу много каких-то ящиков — видимо, офисную технику или ещё что-то привезли. Я поднялся по лестнице, потянул на себя дверь входа, а она не поддалась, хотя ещё вчера открывалась без проблем.

Я тяну сильнее — и дверь, наконец, с громким скрипом открывается. По звуку понятно, что петли проржавели вконец. Я тогда на это ещё не обратил внимания, был погружён в какие-то свои мысли. Вхожу в коридор первого этажа, а там лампы не горят — стоит полумрак. У нас за три дня до этого уже на пару часов электричество отключали, потому я попенял на это. Чтобы пройти к внутренним офисам, нужно электронным пропуском провести по сенсору, и разблокируется турникет (компания государственная, имеющая отношение к связи, поэтому в здании пропускной режим). Забыв о том, что нет света, привычным жестом вынимаю из кармана пропуск, тянусь к сенсору — а турникетов-то и нет. Я смотрю вокруг и замечаю, что коридор абсолютно пуст — даже у турникета, где за стеклом всегда сидели охранники, никого нет. Мне тогда пришла в голову мысль, что в здании объявили эвакуацию. Вспомнил о коробках у входа, подумал, что это вынесли изнутри ценное оборудование. Вообще, вся постройка не внушала с виду доверия — вдруг там перекрытия между этажами рухнули, или ещё что-нибудь стряслось? С этими мыслями я быстро зашагал обратно к выходу. По пути краем глаза заметил, что у стен стал другой цвет, чем раньше — были светло-зелёные, а теперь по ним какие-то полосы крест-накрест идут. Вглядеться получше мешал уже упомянутый полумрак.

Вышел на крыльцо, и только тут дошло, что возле здания нет ни одного человека! Если была эвакуация, да ещё с утра пораньше, то здесь должна была быть целая толпа работников плюс ещё экстренные службы. Но во дворе никого не было. Даже ни одной машины, хотя на моей памяти в рабочее время внутри двора всегда стояло не меньше трёх-четырёх автомобилей. Лишь эти ящики у подножия лестницы — без всякой маркировки, разбросанные беспорядочно, будто с самосвала вывалили и уехали. Я спустился с крыльца вниз, решил закурить и заодно привести в порядок мысли. Но едва я вытащил сигарету из пачки, как охранник, который сидел у въезда, приоткрыл дверь своей будки и кликнул меня. Я подошёл к нему. Вижу, что человек чувствует себя не в своей тарелке. Он спросил, не замечал ли я ничего необычного. Я описал то, что видел внутри. Он послушал меня и совсем помрачнел.

— Какая-то ерунда тут творится... — говорит.

Теперь настал мой черёд спрашивать у него, в чём дело. Он показывает мне на улицу — взгляни, мол. Я смотрю и вижу, что длинная улица, по которой ещё пять минут назад, когда я заходил сюда, было оживлённое движение, будто вымерла. Ни одной машины, ни одного пешехода. И вот что ещё я увидел: асфальт, бывший ровным и гладким, местами потрескался, из щелей проросли какие-то травы. Да и вся улица вместе со зданиями выглядят ветхими, будто это место было заброшено не один десяток лет назад. Поднимаю голову к небу — а там тучи, и тоже не простые, а какие-то вихрящиеся, скрученные в спирали. И солнце светит холодно так, будто поздняя осень, а не весна...

Охранник спросил, есть ли у меня мобильник, чтобы попытаться дозвониться до кого-нибудь из коллег. Я взял свой «Самсунг» и набрал номер парня, с которым сидел в одном кабинете, но сделать звонок не получилось: пропал сигнал сети. В немаленьком городе, далеко от границы зоны покрытия — и экран чётко показывает: «Нет сигнала»! Тут у меня уже мурашки по спине побежали, думаю, у охранника тоже. Стоим, озираемся, ничего не понимаем. Вдруг подул ветер — холодный, пронизывающий, как зимний. По улице стала летать дорожная пыль, и мы увидели, что с дальнего конца улицы движется в нашу сторону какой-то вихрь, резво кружащий в воздухе всякий хлам. Вид его нам не понравился, да и был он довольно большой, и мы с охранником, не сговариваясь, отошли вглубь двора, ближе к ящикам.

Что было дальше, помню плохо. Внезапно мы оказались посреди кружащих пылинок — видимо, чёртов вихрь всё-таки каким-то образом свернул во двор. Острые края мелких частиц резали лицо, забивались в глаза. Я попытался побежать в сторону входной двери, чтобы укрыться в здании от этой напасти, но споткнулся об один из ящиков и упал. Помню, что ладони приземлились не на сухой асфальт, а на что-то мокрое и тёплое. Я поднёс ладони к лицу — это была какая-то густая коричневая жижа. Насколько я понял, она вытекала из одного из ящиков. Я вновь поднялся, но тут ветер стал такой силы, что едва не сбил меня с ног. Я стал шататься, совершенно потеряв ориентацию. Куда-то шёл, натыкался ногой на ящик, сворачивал в другую сторону. В какой-то момент мне казалось, что поблизости кто-то истошно кричит, но это могло быть лишь гудение в ушах из-за ветра...

Пришёл в себя, когда на ходу наткнулся о стену здания и довольно сильно ушиб при этом лоб. Из глаз посыпались искры. Сматерившись, я отошёл назад и огляделся, потирая лоб. Я стоял возле самого крыльца. Вся одежда и волосы были в грязи. Неподалеку находились припаркованные машины, воздух был тёплым и весенним, а во дворе не было никаких ящиков. Меня сзади окликнули. Я обернулся — там стояли три мужика, которые курили перед началом рабочего дня. Они смотрели на меня удивлённо: отчасти из-за моего непотребного внешнего вида, отчасти, как они сообщили позже, из-за того, что я вроде как возник у стены из ниоткуда: только что они стояли, и никого не было, и внезапно раздался мат, оглянулись — а в трёх от них у стены мужчина лоб потирает.

Пошатываясь, я побрёл в сторону будки охранника. Почему-то в тот момент мне казалось крайне важным проверить, внутри ли находится охранник. Он был там, и посмотрел на меня как на сумасшедшего. Я стал его расспрашивать, мол, что случилось, не помнит ли он чего-нибудь. Сначала он лишь скептически улыбался, слушая мой сбивчивый рассказ, но когда я более-менее внятно рассказал ему, что только что было, он нахмурился и сказал, что ничего он не видел, а мне в таком виде лучше на работе не появляться.

Конечно, тот день я прогулял, приводил себя в порядок (забегая вперёд, скажу, что вообще работал там недолго — всего полгода, потом попал под сокращение штатов). Но следующим вечером, когда я уходил домой, охранник позвал меня к своей будке и сказал, что такой же сон снился ему в ночь перед тем, как со мной это приключилось. Всё было в его сне таким же: он сидел в будке, потом все машины на дороге пропали и небо изменилось, он испугался и позвал человека, которого увидел во дворе, и так далее. Во сне он не помнил, что это был именно я — говорит, лица не разглядел, было размыто. Проснулся, когда его скрутил вихрь, посмеялся над дурацким сном и заснул дальше...
♦ одобрил friday13
17 октября 2011 г.
Эта фантастическая история приключилась с моим отцом. На лето мы обычно уезжаем на дачу в деревню. В те выходные мы с матерью на дачу не поехали, поэтому отец, который уже с неделю там жил, решил сходить в гости к родственникам, которые живут неподалеку от нас.

Было уже около одиннадцати часов, когда отец засобирался домой. На улице — темень, но, к счастью, около нашего дома висит большой фонарь, который всегда помогает найти дорогу. Было тихо, отец шел не спеша, время от времени поглядывая на свой светящийся ориентир. Но в какой-то момент он потерял ориентацию, огляделся и не поверил глазам: он находился в совершенно незнакомом месте! И вдобавок там стоял день, а не ночь.

Осмотревшись, отец увидел, что оказался в какой-то большой деревне. На заваленках у домов сидели старики, шумели ребятишки, прогуливалась молодежь. Но особенно его поразили дома — очень большие, добротные, похожие на те, что строят в Сибири. При этом в глаза бросалась одна деталь — крыши у этих домов были несуразно большими, а окон либо не было совсем, либо они были очень маленькими.

Люди в деревне выглядели доброжелательными. Подходя то к одному, то к другому прохожему, отец пытался заговорить с ними, но его никто не видел и не слышал. Люди проходили мимо него, как мимо пустого места. Это уже начинало походить на кошмар. Но тут отец вновь очутился в полной темноте по колено в болоте. Это болото, надо сказать, находится далеко за нашей деревней в лесу и пользуется дурной славой — его даже днем стороной обходят. Местные грибники в той стороне тоже не промышляют, боятся чего-то.

Потрясенный произошедшим, отец побежал, не выбирая пути, напрямик через болото. Добравшись до дома и глянув на часы, он обомлел: они показывали два часа ночи! А ходьбы от родственников до нашего дома — самое большее 10 минут. Отец же пропадал где-то более трех часов. Промок он до нитки, по уши был в грязи и тине, ноги болели — не просто ведь по болотным-то кочкам прыгать.

Позже, порасспросив местных, он узнал, что многие люди из нашей деревни уже попадали в «ту» деревню, и их описания пейзажа и зданий сходились до мелочей. Все удивлялись несуразно огромным крышам домов в «той» деревне. После визита «туда» все эти невольные странники оказывались на том самом злосчастном болоте...
♦ одобрил friday13
#19
20 сентября 2011 г.
История, претендующая на реальность — рассказана знакомыми любителями эзотерики. Пара ехала на автомобиле в горах Кавказа. Наступал вечер, им надо было где-то остановиться. Они переезжают какой-то мост, и тут в их головах как бы щелкает — что-то не так... Они переехали мост и встретили человека, который пообещал им показать дорогу до города. Въехали они в город, остановились около гостиницы, начали оформляться, а их спрашивают, а что это у вас за паспорта (они россияне). Они отвечают — российские. Им — странно, мы таких раньше не видели... Ну, в общем, непонятка возникла. С деньгами то же самое, но как-то они там столковались, и их поселили в номер.

Жена осталась в номере, а мужчина пошел парковать машину. В это время к жене в номер пришел тот человек, который им показал дорогу в город. Муж вышел к машине и спрашивает, куда её поставить, ему отвечают — ставьте где угодно, у нас тут нет машин. Он поставил за гостиницей, возвращается и слышит за дверью разговор жены с тем мужчиной, начиная приходить в ужас, так как голос жены стал таким, как он был в её 19 лет. Он вбегает в номер, хватает вещи, забирает жену, они садятся в машину. Тот мужчина-проводник просит их не уезжать на ночь глядя, а остаться переночевать. Муж всё же отъезжает, они едут по дороге к мосту.

При подъезде к мосту на дорогу выбегает человек и машет руками. Они останавливаются. Он, повернувшись к ним боком, просится в машину со слезами в голосе: «Заберите меня отсюда». Поворачивается лицом — а у него нету половины лица. Водитель нажимает на газ, они переезжают мост, и опять возникает странное чувство, на этот раз, что уже все в порядке. Они возвращаются обратно, останавливаются в первом же населенном пункте начинают расспрашивать, что там за поселок дальше по дороге за мостом, на что в ответ им показывают карту, на которой нет никакого моста.

Я не знаю, верить или нет этой истории, но когда мне это рассказали, испугался я порядком. И почему-то я верю…
♦ одобрил friday13