Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЧТО ЭТО БЫЛО?»

22 сентября 2015 г.
Дед у меня интересный человек: дурносмех и любитель выпить, он верит во все байки о домовых, леших и банниках. К бабкам не ходил, но пока жил в деревне, к знахаркам местным с уважением относился.

Мне на момент этой истории было 7 лет. Жили мы с матерью и отцом в какой-то коммуналке однокомнатной, а тот самый дед нашел каких-то алкашей и при содействии нотариуса поменял ту малосемейку на полноценную трехкомнатную квартиру. Начался переезд, через несколько часов все пожитки были погружены в микроавтобус.

Тут дед и сказал мне:

— Пойдем, внучок, домового ловить?

При этом он достал из сумки лапоть и пучок какой-то травы. Я, ничего не понимая, пошёл такой веселый с ним. Поднимаемся на пятый этаж, заходим в квартиру, и тут он подпалил эту траву. Она начала сильно дымить, а дед поставил лапоть посреди комнаты и вышел вместе со мной, закрыв дверь.

Вскоре из-за двери начали раздаваться странные звуки — то ли крики, то ли хохот, то ли писк высокий... А дед стоит и улыбается. Я испугался и начал спрашивать, что происходит, а он еще более хитро улыбается.

Потом дед такую же процедуру провел и в той квартире, где я сейчас живу, только, наоборот, домового из лаптя выселил. Сколько ни спрашивал, что это за чертовщина была, так он мне ни разу и не ответил.
♦ одобрил friday13
2 сентября 2015 г.
Меня зовут Саша, мне шесть с половиной лет, нашей кошке Марике — пять, Димке, моему брату, девятнадцать, а маме целых сорок восемь.

Димка раньше был ужасный, а сейчас он крутой. Он школу закончил с тройками и в институт не пошел, но стал не дворником, как мама говорила, а самым крутым человеком на свете. Он летает по всему миру и фотографирует зверей для журнала. У нас этих журналов уже четыре — они обалденные!

Марика его обожает! Даже может сесть или лечь, как щенок, когда Димка просит. Когда я прошу — ни за что не ляжет!

Марику он тоже фотографировал. И говорил, что это Марика ему работу нашла — потому что ее фотки заметили, а потом он стал фоткать других зверей в зоопарке, а потом его заметили еще раз, «большие ребята Изнэшнл».

Так что теперь он и ужасным быть перестал, и кучу подарков всегда привозит, и про львов рассказывает, но дома бывает редко.

Я ему страшно завидую.

Когда вырасту, тоже буду зверей снимать.

Нет, лучше буду ветеринаром. Лечить зверей буду.

Как Марику.

Она в последние дни заболела.

Я говорю маме — давай Марику к ветеринару отвезем, он ее вылечит. А мама мне отвечает — она не болеет, она скучает. Не лезь к кошке.

А сама снова плачет.

Она все пять дней плачет, когда думает, что я не вижу.

Я человек серьезный. И на тхэквондо три месяца хожу. Димку мне просить про такие вещи не надо.

Так что я ей и говорю — мам, тебя если кто обидел, ты скажи мне.

А она меня обнимает, аж дышать трудно, прощения просит, и опять в три ручья. И я тоже реву, сама не знаю, оно само так выходит.

Хотя вообще я не плакса.

Только Марика-то все равно заболела, а я пока зверей не умею лечить.

Я захожу в комнату Димкину — она на меня шипит.

Мама заходит — шипит еще хуже.

Или если кто из нас к Димке подойдет — так вообще у нее шерсть вся дыбом!

Она обычно с Димкой спит в кровати, со мной почти никогда, а когда Димка уезжает, то с мамой.

А когда возвращается, вот как в этот раз, — то сразу же опять с ним. Она у нас верная, лучше всяких собак, и очень умная!

Только приболела.

Я Димке говорю — Димка, давай к ветеринару ее отвезем. Болеет она. Я ветеринаром буду, я вижу такие вещи.

Димка теперь говорить не может — у него горло палкой железной пробито. Такие в самолетах сверху бывают.

Только шипеть.

Почти как Марика.

Только громче.

И шерсть он распушить не может — откуда у него шерсть?

Я человек серьезный. Понимаю, что в таком виде его ветеринар не примет. Кошку примет, а его нет. Он даже имя ее назвать не сможет. Он вообще поглупел сильно. Стоит столбом посреди комнаты, только глазами за нами смотрит. И подарков никаких не привез, и фотки не показывает.

Придется самой отвезти.

Я маме говорю — я сама ее отвезу.

Мама сидит на кухне, лицо руками закрыла.

— Поймай ее сперва, дикарку, — говорит. — Сбесилась в край. Чувствует, небось.

И снова всхлипывает.

А чего ее ловить, когда она рядом с Димкой сидит?

Но это маме говорить бесполезно — я уже пробовала.
♦ одобрила Совесть
2 сентября 2015 г.
У меня муж в командировку уехал, недалеко, на сутки всего лишь. Сегодня в четыре утра должен прибыть. А я одна не люблю дома сидеть. Целый день с мамой по магазинам прогуляла, домой пришла часам к 8 вечера уставшая очень, решила поспать немного, а затем что-нибудь приготовить.

Около полуночи проснулась от топота в подъезде, как будто изрядно подвыпившая женщина на каблуках с железными набойками поднимается по пролетам, прилагая огромные усилия для этого. Напомнило «Ералаш», где памятник по подъезду на лошади за пареньком ходил.

Лежу, жду, когда эта «дама» доберется до хаты своей, а она возьми и встань на моем пролете, как мне показалось — прямо возле двери (у нас маленькая студия, кровать напротив входной двери стоит). А в подъездах датчики движения есть, и когда кто-либо на этаж идет, свет на этаже зажигается и это по дверному глазку заметно.

Я вижу, что свет не зажегся, и тихо вроде, как будто и не было ничего. Только хотела дальше глаза прикрыть, телефон зазвонил. Дедушка мой в полночь решил поинтересоваться, как у меня дела, говорит:

— Я к вам в гости зайти хотел, не поздно ли?

Я ему отвечаю, что, мол, конечно, жду с нетерпением. А до самой начинает доходить: какие гости?

Дед в областном центре в больнице уже вторую неделю лежит, домой не собирался, с мамой говорили только сегодня на эту тему. Должны были его в другую больницу переводить. То есть никак он ко мне в гости зайти не смог бы сегодня, маразмом не страдает. Спрашиваю у него:

— Ты когда приехал-то?

А он мне:

— Так вот сегодня недавно совсем.

Туплю в трубку, никакие из тех фактов, что мне известны у меня не сходятся, голос его мне каким-то странным начал казаться.

Еще немного поболтали, он пожелал мне спокойной ночи и отключился, а ко мне сон уже не идет. Решила покурить сходить. Встала, тихонько взяла сигареты с зажигалкой и пошла к ванне, а вход в ванну как раз близенько к входной двери располагается. Когда глаза к темноте попривыкли, увидела кота своего в позе «не подходи, а то хуже будет», обращенного к двери в подъезд. Тоже встала. Он на дверь смотрит, я на него. Слышно только, как часы тикают, и еще какой-то звук примешивается.

Как мне показалось, очень много времени прошло, прежде чем я поняла, что за дверью реально кто-то стоит и дышит шумно так, как будто с легкими проблема. Пялюсь в полном недоумении на дверь, начинает приходить страх. Делаю шаг назад, и в этот момент что-то с силой бухнуло по двери, кот щеманулся под койку, у меня ноги вспотели.

Буквально через мгновение из-за двери вопрос приятным женским голосом:

— Девушка, а вы верите в Бога?

Думаю, ну все, отжила ты, девка, свое.

А у меня над дверью две иконы висят, что-то из защиты от людей с негативными мыслями в мой адрес, точно не знаю: на работу торгаши приносили, рекламировали хорошо так, я и купила. Глаза на них поднимаю и спрашиваю, почему-то громко очень:

— Это чё еще за херня, не в курсе, защитники мои?

А из-за двери смех такой гаденький, хи-хи-хи, и тут же:

— Ну, я к тебе через балкон тогда зайду, — и опять топот тот же, только вроде как вниз направляется, на улицу, а свет в подъезде так и не зажигается.

Меня аж затошнило, стою и думаю, что же делать? Ничего в голову не идет. Очнулась, когда кот к балкону пополз, будто охотится на кого-то. Подскочила к двери, одну икону сорвала вместе с гвоздиком и к балкону понеслась скачками. Положила ее на пол прямо возле двери, потом к окну кухонному побежала, а толку? Икон-то нет больше.

Вспомнила, что материться надо в такой ситуации. Стою, матом ночь крою, как сапожник, а ничего не происходит. Никто ко мне не ломится, вопросов дурацких не задает, на улице возле дома напротив молодежь сидит, толпой общается, только не слышно звуков никаких с улицы, у нас пятикамерные стеклопакеты.

Наблюдаю за котом. Он успокоился, подошел об ноги потерся, мурлыкнул что-то и к миске своей направился. Я так решила, что раз уж кот успокоился, то и мне надо бы. А с места сдвинуться не могу. Простояла минут десять без движения, тело мозгу не подчинялось.

Потом сходила все-таки покурить, окно открыла а там паника какая-то: молодежь орет что-то невразумительное, собаки воют, коты дворовые орут, будто режут их, сигналки на всех машинах, запаркованных во дворе, одна за другой срабатывают.

Я на кота своего покосилась и окно захлопнула.

Не мои это больше проблемы.
♦ одобрила Совесть
1 сентября 2015 г.
Автор: Юлия

Жили у нас в селе муж с женой — пьяницы беспробудные. Что ни день, то шум, гам, соседям от них никакого покоя нет, и, главное, оба не работают, а на вино деньги где-то находят. Около дома у них всегда бардак, грязь, всё валяется, забора нет, траву не косят, бурьян уж с человеческий рост вырос.

Шла я однажды по улице, а навстречу мне дедушка старый идёт, в селе у нас все его знают, потому как ведьмак он, колдовством занимается. Кого лечит, а кого и калечит. Посмотрел на меня и говорит:

— Больше денег ей не давай, — и дальше пошел.

Я остолбенела, откуда он об этом узнал? Накануне подходила ко мне Галя в магазине, трезвая абсолютно, денег на еду попросила. Не смогла я отказать, дала, она даже отдать обещала, только на это особо не надеялась.

Ночью видим мы зарево, слышим — трещит пожар у кого-то, ужас какой! Соседи все на улицу выбежали, спрашиваем друг у друга — кто горит-то? Пожарных вызвали, приехали они, да только поздно: машина тяжёлая, ветер сильный — пока из района доехали, всё сгорело.

Утром уже узнали, что пьяницы эти очередную попойку устроили, «друзей» пригласили, гудели до часа ночи, да и подожгли свой дом. Уж не знаю, как там у них это получилось, но четыре гроба было. Мясом горелым от них за версту несло. Сладковатый такой запах, тошнотворный. Когда страсти улеглись, Надя продавщица мне рассказала, что после того, как я Гале денег дала, та действительно на них еду купила, а вечером Серёжка пришёл, муж её, и водки накупил, целый ящик взял. Приехали к нему гости из другой области, напились, заснули, да и дом сдуру спалили.

* * *

Прошла неделя. Иду я на автобусную остановку, смотрю, а там на скамеечке ведьмак сидит.

Подошла я, поздоровалась, отвернулась и стою. Он молчал, молчал, а потом вдруг посмотрел на меня из-под бровей и говорит:

— Долг сегодня жди.

У меня от таких слов аж мурашки по спине пробежали. А тут и автобус подъехал.

День прошел как-то незаметно в заботах да хлопотах: пока по организациям побегала, в очередях постояла, из головы всё о ведьмаках выветрилось, да и не до этого мне было. А как вечер настал, дома вспомнила. Перед тем, как спать лечь, зашла в интернет, пообщалась с друзьями, фильм ещё посмотрела, глянула на часы. Сиди не сиди, а ложиться надо.

Тут кот мой пришел, о ноги трётся, волнуется, мяучит, да дурным таким голосом, что мне не по себе стало. Хотя он сиамский у меня, они вообще шумные, а тут он недавно ещё глаз себе то ли наколол, то ли с котом каким подрался, в общем, болел глаз у него да гноился, я ему капли капала и чаем промывала. Погладила я кота и на место отнесла, он диване спит. Свет выключила и легла.

На диване кот спать не захотел. Ко мне пришел. Раньше он никогда не залезал, я ему не разрешаю, а тут не хочет уходить и всё. Пожалела я его, не стала гнать, пусть со мной спит, раз приболел.

И тут слышу в окно стук, у меня прямо сердце ёкнуло, принесло кого-то.

Встала я, надела халат, выхожу, а там соседка пришла. У её пожилого мужа, как и у моего отца, давление скачет, вот она и пришла спросить, нет ли у меня таблеток в запасе.

Пошла она домой, а я вижу — ворота за собой не захлопнула. Я обулась пошла закрывать за ней. Подхожу к воротам, а она назад идет. Чего, думаю, возвращается?

Медленно так идёт, когда почти вплотную подошла, смотрю, а это не соседка вовсе, а Галя покойная стоит! Лицо обгорело, волос на голове нет, глазами мёртвыми из-под полуопущенных век в меня уперлась, прямо в упор смотрит. И жареным мясом на меня так пахнуло... и перегаром.

Ноги у меня подкосились, в голове всё смешалось, стою. А она мне говорит, медленно, с трудом разжимая черные губы:

— Долг.

И смятые бумажки мне в карман положила.
♦ одобрила Совесть
27 августа 2015 г.
Первоисточник: forum.guns.ru

1994 год. Тверская область, Рамешковский район. Два шестнадцатилетних бездельника поволоклись в заброшенную деревню — я и бывший одноклассник.

Добрались до поворота с проезжей дороги. Дальше — километра два с гаком. По заросшей тракторной колее. Метров через восемьсот дошли до поляны. Сели посидеть на обломке сельхозтехники. Одноклассник курит, я так сижу.

Пошли дальше. Дошли до большого полузаросшего поля. И дальше часа полтора кружили. Между полем и разломанной сеялкой. Куда ни пойдем — или поле, или сеялка.

Плюнули, решили обратно идти. А куда идти — вообще непонятно. Покрутились еще. Сели посидеть на железяку. Осмотрелись. Вот окурок, вот оттуда пришли... А хрена лысого! По всему — совсем с другой стороны пришли.

Хорошо, что в это время с фермы трактор-молоковоз выезжает. Его в лесу хорошо слышно. По звуку дизеля сориентировались. И пошли, как нам казалось, совсем по другой дороге. Вышли к ферме.

На следующий день пошли в ту деревню с компасом. Дошли до знакомой нам сеялки. Сориентировались по солнцу, где север. На компас глянули. А стрелка вообще черт знает куда показывает.

Деревню заброшенную все-таки нашли. Заметили ориентиры, по ним шли. По ним возвращались. Хотя не раз слышали от местных, что мимо сеялки лучше не ходить. И что многие там часа по четыре гуляли. Что местные, что приезжие.
♦ одобрил friday13
20 августа 2015 г.
Историю рассказала мне мать, а ей — её тётка. Её зовут Елена, при советской власти работала продавщицей в универмаге, и был у неё муж, КМС по лыжам, который сначала был хорошим спортсменом и в сборную области входил, но годам к сорока стал алкоголиком. У них было четыре ребёнка, три из которых и сейчас живы. История касается этого самого мужа-лыжника, точнее, его смерти. Он умер от рака горла, сгорел за пару лет, говорят, очень мучился. После его смерти Елена чуть сама не спилась с четырьмя детьми на шее, но родственники помогли, не дали скатиться. В общем, суть в чём — Елена рассказывала родне, что дважды видела одного и того же человека до смерти мужа, причём в первый раз за пару лет, когда болезнь у мужа ещё даже не нашли, а во второй раз — за месяц до его смерти. Но она сомневалась, что это был действительно человек.

В первый раз Елена увидела его во дворе. Она как раз выходила по делам, а этот мужчина стоял у подъезда и стал обращаться к ней. Говорил он очень непонятно, только отдельные слова различались, причём женщина позже поняла, что это не было похоже на неразборчивый лепет пьяного человека — те слова, которые слышались, различались очень чётко, а остальные как будто вылетали из памяти. В общем, она услышала, как человек назвал имя её мужа, и рассердилась — решила, что это очередной собутыльник пришёл за мужем, чтобы вытащить его на пьянку. Она ответила довольно грубо, что мужа сейчас нет дома. Тот что-то сказал ещё, тётка запомнила два слова — «совсем пришёл». Она не поняла, что это значит, и прошла мимо «пьяницы». Сделала пару шагов, остановилась и повернулась к нему — а его уже нет, хотя за это время он не мог никуда деться, даже если бегал бы со скоростью олимпийского чемпиона. Тут у Елены забегали мурашки по коже. Что интересно, она потом не могла сказать ничего определённого ни про лицо, ни про одежду собеседника — мужик в годах в обычной тёмной одежде, но конкретные детали вылетели у неё из головы (хотя мать мне сказала, что, возможно, это объясняется тем, что у тётки зрение уже тогда было минус три, а очки она не носила).

Вскоре после этого стало понятно, что муж сильно болен, и со временем он слег совсем. Второй раз Елена видела того же мужика у школы, откуда забирала младшую дочь, которая в то время училась в начальных классах. Он там стоял возле ворот. На этот раз она его сразу узнала. Был день, вокруг люди, дети, так что убегать было бы как-то странно, так что она подошла к воротам, глядя на него. Тот опять стал что-то говорить, и вновь его слова будто входили в одно ухо и тут же вылетали из другого. Тётка помнила, что речь опять шла о его муже, о том, что он скоро умрёт. Очень ярко запомнились обрывки фраз — «ты не бойся» и «послали ей». Тётка совсем уж перепугалась, быстро прошла мимо странного мужчины и направилась к зданию школы, даже не оглядывалась, так что осталось неизвестным, испарился на этот раз этот её собеседник или нет.

Собственно, скоро муж действительно умер, а что значило выражение «послали ей», позже размышляли всей семьей, но ни к какому выводу не пришли. Отец моей матери, например, вообще считал, что женщина либо всё выдумала, либо двух разных людей приняла за одного «посланника» из-за своей подслеповатости и внушаемости.
♦ одобрил friday13
18 августа 2015 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Случилось это пару лет назад на даче. Ко мне приехал в гости брат Слава, мы также сидели на веранде, скучали, когда позвонил один мой приятель, что жил на соседней линии, и позвал нас выпить с ним пива. У него там были друзья, девчонки, опять же, поэтому мы, не раздумывая, сорвались с места, заперев дачу на ключ.

Было темно, почти полночь, небо в тучах, мы шли с фонариками. На многих участках стояли машины, горел свет — выходной день, многие соседи были здесь. На соседней линии я уже почти никого не знал, поэтому мы с братом беззастенчиво светили по чужим участкам (где не было хозяев, разумеется), разглядывали, обсуждали. Тут Славе пришла в голову шальная мысль: «Давай нарвем на каком-нибудь участке помидоров? Вроде как не с пустыми руками придем». Дурацкая идея, но тогда я был молодой и глупый, тянуло на непонятные «подвиги», и я согласился.

Немного не доходя до нашего товарища с пивом и девочками, мы увидели маленький кособокий домишко. Машины не было, да и сама дача выглядела слегка заросшей. Калитка вся покосившаяся, не запертая. Вот туда-то мы и зашли «за помидорами». Как только мы вошли на участок, вся бравада куда-то делась — стало как-то жутковато, в груди что-то засосало. Я, помнится, тогда еще подумал, что это совесть во мне проснулась. Торопясь покончить с черным делом, я тут же начал осматриваться в поисках каких-нибудь грядок, а Слава подошел к дому. «Серег?..» — сипло позвал меня брат, и от этого его голоса у меня волосы зашевелились. Я подошел к нему и тоже заглянул в окно — и меня как парализовало.

Внутри домика горели свечи. Их было не больше десятка, они все стояли на полу, поэтому их бледный свет мы не могли заметить с улицы. И в доме кто-то был. Женщина или старуха, завернутая в какой-то балахон с капюшоном. Мы как загипнотизированные смотрели на нее, а она чуть покачивалась и делала руками какие-то движения, будто молилась или что-то вроде того. Это выглядело очень странно и неприятно, и я будто отключился на пару секунд, потому что вот я смотрю в окно на эту женщину и свечи, а вот внезапно резко щелкает замок, и эта старуха уже стоит на пороге, смотрит на нас и что-то говорит. Спокойно так, даже как-то ласково (довольно странно так обращаться к тем, кто влез ночью на твою дачу и ворует твои овощи). И тут нас «отпустило»: мы как сумасшедшие рванули с участка, выскочили за калитку и бросились вниз по линии в сторону своей дачи. Я еще как назло наступил в грязь, потерял сланец и растянулся на земле. Слава, матерясь, помог мне подняться. Искать сланец в темноте буквально в десятке шагов от странного дома со свечами у нас даже мысли не было, поэтому мы побежали дальше, не оглядываясь (я босиком на одну ногу). Так что к другу мы в тот день не попали.

На следующий день, когда светило солнце и пели птички, все показалось нам бредом — мы испугались какой-то полоумной бабки? Мы решили вернуться за моим сланцем и посмотреть на странный дом при свете дня. Сланец-то мы нашли, прямо в той луже, где он с меня и соскочил. Вот только дома там этого не было. Вокруг были только относительно новенькие кирпичные домики, и все, как один, двухэтажные. Мы даже прошли всю линию вверх, а потом вниз. Не было этого дома. Не было.
♦ одобрил friday13
17 августа 2015 г.
Первоисточник: forum.guns.ru

Автор: El terrible

Отец построил летний дом. Брус, фанера, доска сосновая, рубероид на крыше. Тонкие стены, но летом — самое оно. Просторно (в отличии от основной избы), светло (большие окна), свежо очень, высыпаешься в нем отлично. Возвели его в двух шагах от основного дома и усадебки наших родных. Все — впритык в пределах хуторка, а тот самый летний дом — на его самом углу. Одна часть дома (где входная дверь) — размещалась на самом хуторе, противоположный от входа угол уже нависал над дорогой проселочной, на довольно серьезной высоте и умещался на столбах из бруса разной длины. Те, в свою очередь, стояли на камнях, притащенных из леса и с полей.

Так вот — ночевали там мы с братом, мне было 10, ему 15. Я ночевал там нерегулярно — брат уже во всю жил подростковой жизнью: курево, алкоголь, первые девочки, я ему, сами понимаете, далеко не каждый вечер в качестве компании интересен был.

Но вот как-то в августе с найтлайфом у него не заладилось, и я перебрался к нему — смотрели телик, слушали музыку, болтали с друзьями допоздна.

И вот однажды, обычная ничем не выдающаяся ночь. Проводили гостей, подготовились ко сну, легли. Засыпалось там отлично, но не в ту ночь. Когда стало совсем темно, хоть глаз выколи (я даже кровать брата еле различал) — началось. Совершенно отчетливый звук царапанья стены дома с внешней стороны на уровне примерно высоты наших кроватей. Опоясывающий, на одной и той же высоте, движущийся с одной скоростью по часовой стрелке.

Было очень страшно — дичайшего ужаса, как тут некоторые описывают, не было, можно было перешёптываться, но шевелиться, вставать или там к окну тем более подходить дураков не находилось. Не в силах ответить на вопрос, что же это такое, решили просто ничего не делать и тихонечко лежать. Царапанье продолжалось часа два-три, с первым просветлением внезапно прекратилось.

Я слышал это еще как минимум дважды. Ночевала бабушка — тоже самое. Строжайше запретила даже думать о том, чтобы открыть дверь и посмотреть, что это.

Обсуждали, думали — никакого непротиворечивого логического объяснения ни у кого так и не возникло. Кот (енот, еж, лиса) — да, лес там в шаге буквально, зверей полно. Но из чего должен был быть сделан тот пушной зверек, чтобы своим хвостом-ухом-боком издавать такой точечный резкий царапающий звук?!..

Далее — самый такой момент — звук всегда на одном уровне — как мы помним, только с одной стороны стена идет вровень с землей, как минимум с двух других сторон для зверя дотянуться до того уровня, на котором шло это царапанье, просто физически невозможно. Вдоль проселочной дороги, к примеру, даже высокому человеку, стоя под окном, достать до этой «точки звука» довольно проблематично. Тут же совершенно запросто этот «царап-царап» шел аккурат на уровне под подоконником, чуть выше кровати.

Шагов — никаких, звуков, дыхания — ничего, кроме этого обводящего звука. Происходило только в темные безветренные ночи в августе. Никаких стуков, попыток подергать ручки двери. Ни фига. Так и лежишь, боишься икнуть, пока не прояснится. Трех ночей мне хватило, переехал навсегда в избу к бабушке. Брат рисковал (ну, было б мне 15-16 годков с гормоном играющим и девчонками, думаю, тоже наплевал бы на сей феномен — девчонки тоже слышали это и дико пугались, видимо, прижимаясь к брату крепче крепкого.

Я понимаю, что это не чей-то жуткий смех ночью на болоте, когда ты в палатке, но тогда нам было не до шуток ни разу.

Ничего другого не происходило. Абсолютно лубочная добрая лесисто-озерно-речная местность. Даже болота там совершенно не пугающие и спокойные. Но вот ту хрень я так и не понимаю до сих пор.

Никакой отрицательной мифологии, мол, в этих лесах водится нечисть, на том болоте видели лешего, на озере от русалок прохода нет — отродясь там не было нигде. На озеро меня в 12 лет одного отпускали совершенно спокойно, плыви хоть куда.

И вот именно на этом фоне тот «царапыч» заставил серьезненько так испугаться.
♦ одобрила Совесть
14 августа 2015 г.
Первоисточник: www.moya-semya.ru

Это случилось осенним вечером. Захотелось мне как-то в лес сходить прогуляться, но только подальше от города. Закинула за плечи рюкзак, нарядилась в свою походную куртку и отправилась в путь.

Есть у нас в пригороде весьма интересные места. В простонародье такие точки называют «местами силы». В одну из таких точек я и направилась.

Обычно там не встречаются случайные путники, грибники, охотники или рыбаки, потому что спуск очень крутой, подобраться с берега к воде сложно: кругом нависают скалы. Но я люблю бывать в этом месте. Можно сидеть часами, слушать воду и лес, не бояться, что кто-то подкрадётся сзади, — любого любителя природы засекаешь ещё на спуске. Правда, в случае опасности деваться тоже особо некуда, разве что только в реку прыгать.

В тот раз я добралась до сокровенного места часов в восемь вечера. Как сейчас помню, была пятница. Все нормальные люди уже давно сидели по домам и отмечали начало выходных. А я наслаждалась звуками леса, рассматривала скалы; лес на противоположном берегу казался чудным, бархатным.

Вдруг послышался шум. Я подняла голову и увидела, что ко мне спускаются трое мужчин. Внешность, мягко говоря, бандитская. Судя по тому, как они двигались, мужчины были явно нетрезвы. Бежать некуда, спрятаться тоже негде.

Я попыталась просчитать возможные пути спасения, но все планы рушились один за другим. Я не суетилась, сидела ровно и решила, что, если ситуация выйдет из-под контроля, рвану в воду — другого выхода нет. Меня нельзя было не заметить. Я сидела прямо в центре небольшой поляны, на открытом месте, которое отлично просматривается сверху. Одета в красную куртку, а за спиной болтался красный рюкзак.

Мужчины громко разговаривали. Они обсуждали, слегка переругиваясь, что выпить и закусить у них достаточно, а вот «за девочек» никто так и не договорился. Сразу стало понятно, что это за типы и что именно меня ждёт.

Сначала я запаниковала. Но практически сразу взяла себя в руки. Попыталась представить, что меня не видно. Даже произнесла вполголоса: «Нет меня». А потом заметила нечто странное.

Дыхание моё стало почему-то медленным, очень размеренным. Показалось, что воздух вокруг несколько сгустился. Подняла голову ещё раз. Прямо ко мне двигался один из мужчин, двое остались на тропе. Мужчины обсуждали, где присесть.

— Я не хочу туда идти, — сказал один из них.

— Поддерживаю, — ответил его спутник. — Спуститься-то мы спустимся, и даже место для поляны удобное. Но как потом подниматься? Тут спуск крутой, подъём ещё круче будет. Мы же отдохнуть хотели. Придётся потом ночевать у воды, подняться не сможем.

— Да идите сюда, — звал их друг за собой. — Тут никого нет. А если вдруг дождик начнёт накрапывать, спрячемся у этого выступа, — тут он махнул рукой в мою сторону. Сделал ещё пару шагов и встал совсем рядом. Я замерла и не шевелилась.

— Эй, ну вы будете спускаться или нет? — спросил мужик своих друзей. — Тут так хорошо, ни одной живой души рядом. Хоть голый ходи.

Товарищи негромко переговаривались, потом пошли в сторону и начали подъём наверх. Тут мужчина повернулся ко мне, спустил штаны, достал свой «хвостик» и зажурчал. Я стояла ни жива, ни мертва.

— Ну и ладно, — довольно фыркнул он, облегчившись. — Нет, так нет. Наверх, значит, пойдём. А что, тоже тема. Может, и девок вызвоним.

Он потянулся, с хрустом расправил спину, огляделся по сторонам и отправился вслед за товарищами. Скоро их голоса совсем стихли.

«Бум!» — вокруг меня вдруг что-то спружинило. Всё вокруг как будто расправилось с каким-то странным звуком. Показалось, что я не слышу окружающий мир, а ощущаю его кожей. Это был словно вакуумный удар.

И только сейчас я поняла, что до этого момента почему-то не слышала птиц, стрекотания насекомых, шума реки внизу. В тот момент, когда я замерла, голоса мужчин доносились до меня как сквозь вату.

Я решила, что не стоит испытывать судьбу дважды. Быстро поднялась с камней и отправилась домой.

До сих пор не знаю, как же так получилось, что те мужики совершенно меня не заметили, хотя это было абсолютно невозможно. Что же меня от них закрыло?
♦ одобрила Совесть
10 августа 2015 г.
Автор: Камилла

Именно так мы, дети младшего школьного возраста нашего поселка, прозвали автомобиль, на котором везли гроб с покойником на кладбище. Мы не знали слова «катафалк». Да и катафалком эту машину назвать было сложно.

* * *

Стоит рассказать, как вообще проходил процесс похорон в нашем поселке (а возможно, и во многих других маленьких населенных пунктах).

В день похорон гроб с покойником обязательно привозили из морга к дому, часов так в 13. Либо, если гроб ночью стоял в квартире, то к данному времени покойника выносили на улицу. Возле подъезда ставили две табуретки, на них гроб. Проходила церемония прощания покойника со своим домом. Численность населения нашего поселка была не так уж велика, все друг друга мало-мальски знали, поэтому на похороны обычно собиралось достаточно народа. А мы, дети, как раз в обеденное время возвращались из школы домой, поэтому если «повезет» проходить мимо того дома, где сегодня похороны, то можно наблюдать всю эту картину. Умирали люди в поселке не очень часто, но с регулярной периодичностью то там, то сям мелькала эта самая «гробовая машина». Подъезжала она одновременно с доставкой покойника к подъезду, стояла там все время, а потом собственно везла усопшего на погост.

Теперь слово о ней, «гробовой машине». Это был обычный грузовик, вроде бы ГАЗ-52 (я не очень сильна в моделях, но вроде 52). У машины откидывались борта и на кузов расстилалось огромное красное полотно. Большой кусок материи красного цвета, по виду точно такой же, из которой делалась обивка на гроб. В «изголовье» кузова ставилось надгробие.

Затем, к 14 часам, гроб ставили в середину кузова «гробовой машины», вокруг гроба раскладывали еловые лапы. Это был тоже обязательный атрибут. Гроб еще не закрывался крышкой, но вот сама крышка где была, этого я не помню...

И «гробовая машина» медленно, очень медленно ехала на кладбище. За ней пешком шли люди и следовали другие машины. Так же бывало, что в похоронной процессии присутствовал пеший оркестр. Но где-то к середине 90-х годов оркестр стал уже редкостью, а затем и вовсе канул в Лету.

У нас, детей, вызывала какой-то необъяснимый страх именно эта «гробовая машина», ее вид. Бросалась в глаза она издали, именно из-за этого расстеленного на кузове красного полотна.

* * *

Случилось это в уже далеком 1997 году. Я тогда училась в 10 классе. Была зима. В понедельник моя подруга и одноклассница Настя не пришла в школу. После уроков я решила к ней заглянуть. Она открыла мне дверь, и первое что мне бросилось в глаза — её крашеные волосы.

— Решила поэкспериментировать с внешностью? Почему в школу сегодня не пошла? — забрасывала я ее вопросами.

Настя была на удивление какой-то неразговорчивой, хотя обычно у нее рот не закрывался. Она все молчала и выглядела подавленной. Наконец, мне удалось ее растормошить. Далее рассказываю от ее лица.

* * *

В субботу вечером я со своим парнем Лешей сходила на дискотеку, в дом культуры. Повеселились, потанцевали, немного выпили. После, часов в 11 вечера, когда дискотека закончилась, мы решили немного погулять по улицам. Хотелось дождаться, чтобы родители уже точно легли спать и не заметили, что я пила. Мы гуляли, болтали о том, о сем. Людей в этот час на улице практически не было, да и опять же зима, ветрено, небольшой снег. Ветер постепенно усиливался и начиналась метель.

Мы с Лешей забрели аж на окраину поселка. Шли прямо по автомобильной дороге. С одной стороны жилые дома, а с другой — поселковая река, которая зимой, понятное дело, была подо льдом. Дорога эта не освещена фонарями. А впереди и сзади — лес. Дорога как бы полукругом замыкает поселок.

И вот мы идем с Лешей, разговариваем... И вдруг слышим — шум машины, не очень громкий такой, но явственный. Решили пропустить, идем-то ведь по трассе. К обочине подвинулись и обернулись...

А она — вот, в нескольких метрах от нас сзади. «Гробовая машина». С откинутыми бортами и расстеленным красным полотном на кузове.

По моей спине прошел холодок.

«Гробовая машина» медленно ехала за нами.

— Леш, чего она едет-то?

— Откуда же я знаю? — ответил парень.

Я испугалась, если честно. Это все было как-то странно. На часах двенадцатый час ночи. Что делать в это время на улице «гробовой машине» при «полном параде»? В это время, понятное дело, не хоронят никого, куда ей ехать-то? Да еще и так медленно, как она обычно везет покойника?

Тут меня осенило:

— Может, она хочет, чтобы мы ее пропустили? То бишь не хочет нас обгонять?

— Ну давай остановимся, — сказал Леша.

Мы встали у обочины, ожидая, что машина проедет мимо. Но «гробовая машина» остановилась... Она не ехала дальше!

Тут я испугалась по-настоящему.

— Леш, мне страшно! — я вцепилась в парня.

Мы просто стояли и тупо смотрели на машину.

Мой парень молчал. Наконец, сказал:

— Пойдем.

Мы двинулись и... машина тоже поехала.

— Стой, — сказал мне Леша, остановившись и уставившись на машину.

Машина тоже замерла, как и мы.

— Козел, он прикалывается, видимо, — Леша выругался в адрес водителя.

— Леш, пойдем быстрее! Мне как-то не по себе.

Мы зашагали быстрым шагом, «гробовая машина» тоже прибавила скорость.

Во мне нарастал страх с каждой секундой все больше. Я уже боялась оборачиваться, видеть эту «гробовую машину»... Вроде бы обычный автомобиль, с куском красной тряпки на кузове, но поздним вечером, в темноте, когда вокруг ни души... А машина едет за тобой, останавливается, когда ты стоишь и вновь движется, когда ты идешь... Словно преследует тебя...

Это жутко!

— Давай перейдем дорогу и зайдем во дворы домов, — сказал мне Леша.

— Я боюсь, — ответила я.

— Пошли, — резко сказал парень. — Или ты хочешь так всю ночь здесь шагать? И дойти до леса?

Он тянул меня за руку. А я... Что-то в этот миг я почувствовала, нутром что ли... Я выдернула свою руку из его руки, и осталась стоять у обочины в тот момент, когда он стал переходить дорогу по направлению к домам.

«Гробовая машина» сей же миг рванула с места, сбила моего парня и уже на обычной скорости умчалась вдаль по дороге. Я упала от неожиданности в сугроб и едва удержалась, чтобы не скатиться вниз по обрыву, в русло реки. А полотно с кузова машины... Был сильный ветер, разыгралась метель, материю сорвало ветром с машины. Как будто в каком-то кино, этот огромный кусок красной тряпки улетел куда-то в лес.

Я поднялась. Ноги были как ватные. Меня всю трясло от ужаса. Я подбежала к Леше. Он лежал на дороге и говорил, что очень больно, болят ноги. Я побежала к близстоящим домам, забежала в первый попавшийся подъезд, позвонила в квартиру. Вызвали «скорую». Лешу отвезли в больницу, у него оказался перелом обеих ног.

* * *

Я выслушала рассказ подруги, но не поверила ей. Сначала подумала, что она решила меня разыграть. Выдумала байку, страшную историю. Что, возможно, Леша поскользнулся (тем более был выпивший) и сломал ноги. Или что им это все привиделось... Но опять же, групповая галлюцинация... Как-то не шибко такое возможно. Я выдвигала разные версии. Наконец предположила, что да, «гробовая машина» действительно была. Но таким образом развлекался водитель за рулем. Может, хотел попугать их. Или если еще более реально — был пьян, невменяем, раз сбил Лешку.

— Ты не понимаешь... Сидишь здесь, рассуждаешь, — ответила Настя. — А я... Да, я покрасила волосы. Потому что я после этого вечера наверняка поседею. Я посмотрела на кабину «гробовой машины» в тот момент, когда она рванула с места и сбила моего парня. За рулем не было никого. Кабина была пустой.

А потом... Потом пришла мать Насти с работы, и с нею пришел следователь.

То, что я услышала, не поддавалось никаким объяснениям. «Гробовая машина», со слов следователя, стояла уже несколько дней в гараже, она не выезжала никуда, так как похорон в эти дни не было. Двери гаража занесены снегом, которого намело за выходные достаточно. Водитель тоже не работал, а в субботу вечером находился дома, что подтвердило несколько людей. «Гробовая машина» в поселке одна, другой нет.

Настя клялась и божилась, что она ничего не выдумала и рассказала все так, как есть. Подтвердил ее рассказ и Алексей в больнице. Зачем им было врать?..

* * *

Убедилась в правдивости их истории я весной, в марте, когда с братом каталась на лыжах, в лесу за поселком.

— Смотри, Камилла, тут, по ходу, пионерский лагерь, — хохотнул брат и показал лыжной палкой в сторону деревьев.

Я посмотрела.

Высоко, запутавшись в ветвях деревьев, болтался кусок красной материи...
♦ одобрила Совесть