Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «БОЛЬНИЦЫ»

22 октября 2011 г.
У меня есть друг, который работает в одном из роддомов Москвы. Он говорит, в таком месте быстро привыкаешь видеть смерть и различные уродства — каждый день там рожают сотни женщин, и статистика берёт своё: у кого-то неизбежно родится ребёнок с отклонениями в развитии, которые несовместимы с жизнью.

Но один случай запомнился ему особо. Младенец родился без осложнений, на вид был совершенно здоров. Мать была молодой девушкой из хорошей семьи, не пила, не курила, наркотики не употребляла. Единственная странность заключалась в том, что младенец был сильно молчаливый: при рождении он кричал совсем мало. Врач провёл дополнительное обследование, однако никаких признаков того, что он глотнул жидкость во время родов (обычно это и является причиной), не обнаружил.

На следующий день сестра впервые принесла младенца к матери. Девушка взяла ребёнка (это был мальчик) на руки, а тот проснулся и залился диким смехом. У всех, кто присутствовал при этом, кровь застыла в жилах: ведь известно, что новорожденные смеяться не умеют, а это был именно что настоящий смех — причём очень громкий, истеричный и злорадный. Друг сравнивал смех ребёнка со знаменитым «злодейским смехом» из фильмов. Испуганная мать выпустила ребёнка из рук. Хорошо, что тот упал на мягкую кровать, а не на пол. Впрочем, ребёнку это не помогло: он умер без видимой причины через сутки. Потом провели вскрытие и обнаружили, что в головном мозге у него какие-то жуткие деформации. Было вообще удивительно, что при таких условиях младенец выглядел нормально и смог родиться и жить пару дней.

Друг говорит, что это выглядело по-настоящему ужасно: маленький сморщенный ребёнок, извивающийся в руках перепуганной девушки и разражающийся страшным хохотом, будто он только что совершил нечто немыслимо злое. Несчастная мать потом впала в настоящую истерику, еле успокили — и неизвестно, решится ли она после такого кошмара когда-нибудь ещё родить...
♦ одобрил friday13
12 октября 2011 г.
Три месяца назад я внезапно попал с почечной коликой в одну большую московскую больницу. Квалифицированная помощь, хороший уход — и я быстро пошёл на поправку. Камни вышли, осталось вылечить воспаление, и можно идти домой.

Естественно, ко мне приезжали друзья. С графиком посещений было всё хорошо — с 8 часов утра до 8 часов вечера. А вот после — никак. Однажды я хотел сходить купить поесть в полдевятого и увидел, как охранники запирают мощными засовами корпус. Меня ни под каким предлогом выпускать не хотели. Даже денег не брали, хотя предлагал тысячу рублей. Это, конечно было странно.

В одну из ночей я смотрел фильм в своей в палате. Палата была на 6-м этаже, двухместная, соседа не было. Вдруг я увидел краем глаза за окном какое-то шевеление. Я всмотрелся в темноту; там мелькнула какая-то тень. Ну, мало ли что, может птица — особого внимания на это не обратил. Но потом разговорился с охранниками, когда в очередной раз пытался пройти вечером на улицу. Они сказали,, что кто-то у них живет на территории больницы. Это не афишируется, но после наступления темноты у них ходит по территории какое-то существо. А однажды бесследно пропал больной, который ночью выходил за едой. С тех пор с режимом стало ОЧЕНЬ строго. Сами они запираются в корпусах и не выходят. Работает только реанимационное отделение в другом крыле, но там машины и много людей — туда оно не суется. Несколько раз как в дневное, так и в ночное время устраивали вооружённые облавы по всей немаленькой территории больницы (один раз даже с привлечением ОМОНа) — ничего не нашли.

Я рассказал охранникам про то, что видел тень. «Наверняка это оно», — ответили они мне.

С тех пор я пристально вглядывался в темноту из окна своей палаты. И однажды увидел.

На улице светил фонарь. Из кустов неподалеку от фонаря вылетела тень и одним прыжком преодолела метров 20 до ближайших деревьев. Я заметил обратные изгибы ног (как у собаки или лошади). Но оно было на двух ногах, это точно. Выглядело просто сюрреалистически. Потом оно совершило ещё один прыжок от деревьев к зданию — на стену, видимо. Дальше я смотреть не стал. Из окна высовываться желания не было, я быстро ушёл из палаты на пост медсестры.

К счастью, этого существа я больше не видел. Через пять дней меня выписали.

Когда думаю о том, что я видел, мне становится страшно, ведь оно все еще там.
♦ одобрил friday13
#59
28 сентября 2011 г.
В нашем городишке давно уже пользуется дурной славой одна местная больничка, которая по всем законам жанра была уже давно заброшена и выглядела крайне мрачно. Различные «сталкеры», сатанисты и прочие искатели острых ощущений сразу же облюбовали это место, поэтому до того, как мы решили выдвинуться за своей порцией адреналина, был тщательно выбран такой день, когда нам гарантированно никто не помешает.

Выдвинулись мы, как и полагается, скептически настроенными к такого рода вещам, под вечер, чтобы аккурат к полуночи прибыть в место. По дороге мы с одним товарищем подкалывали друг друга на предмет «у кого быстрее нервы сдадут», травя разные страшилки о подобных местечках. Наш третий товарищ просто мрачно пил.

Прибыв на место (и еще раз убедившись, что сегодня там никого нет), первым делом мы обследовали первый этаж. Выглядел он несколько более жутко, чем я себе это представлял: при входе какое-то подобие приёмной с разбитыми стеклами, обвалившейся с одной стороны стеной и какой-то проржавевшей конструкцией на том месте, где когда-то сидел охранник. После этого идет коридор с изрисованными стенами (начиная от типичных граффити и заканчивая сатанинской символикой), по всему полу бычки, прогоревшие свечи, страницы из книг, несколько кострищ и куча наваленных друг на друга, покореженных и перекошенных медицинских коек. По бокам две лестницы. Первая практически полностью разрушена — первого пролета буквально нет. Хотя, думается, она бы все равно смогла выдержать наш вес, да только зачем так рисковать, если подъем с другой стороны был цел и невредим?

Пока мы с опаской заглядывали в помещения первого этажа, наш поддатый товарищ поднялся выше. То есть, получилось так, что на первом этаже мы остались вдвоем. Мы уже начали привыкать к этой обстановке, глаза адаптировались к полумраку, а настенные рисунки уже не наводили жути. Мы даже понемногу стали вновь друг друга подкалывать, представляя, как в одном из помещений сейчас найдем классический шокер для лечения особо буйных (правда, это был не дурдом, а простая клиническая больница), как вдруг вернулся наш третий. Он был бледен, а свет от его фонарика бешено блуждал по всему помещению — настолько сильно он не мог совладать с собой. Мы попытались узнать, что же он увидел, что довело его до такого состояния. Он сбивчиво начал тараторить что-то про комнату, про звуки, про то, что тут точно кто-то есть. Разумеется, мы сразу решили, что напрасно он пил по дороге.

Так или иначе, было решено подняться выше. В первую очередь, чтобы доказать нашему третьему (который сперва наотрез отказывался туда возвращаться), что там ничего нет. Во вторую очередь — чтобы пощекотать себе нервы. Итак, поднявшись на второй этаж, поддатый товарищ остановился на лестнице и сказал, что будет ждать нас тут. Он указал нам на искомую дверь: «Вот, идите туда! Давайте, скажите, что там никого нет! Скажите, что мне это показалось!».

Конечно, вид товарища и не менее мрачная обстановка второго этажа смелости нам поубавили, но решимости не отняли. Уже не так уверенно, но все же продвигаясь в сторону нужной двери, за несколько метров от нее мы явственно услышали шелест целлофановых пакетов! Шелест был дерганым, нервным, срывающимся на хруст, как будто эти пакеты метали неистовые порывы ветра. Встав прямо за дверью я представлял себе, что происходит сейчас с другой стороны. Как мы с другом стоим в коридоре, а там, за дверью, в полном мраке, где видна лишь полоска света от наших фонарей, пакеты кружатся в некоем подобии вальса, как бы насмехаясь над нами.

Вслушиваясь в эти странные звуки, мы простояли под дверью не менее десяти минут, пока мой друг не схватился за дверную ручку. Он взглянул на меня, а затем резко распахнул дверь.

Но мы ничего там не увидели. Комната была пуста. Никаких пакетов, никакого шелеста. Мы быстро закрыли дверь и пошли обратно. Но едва мы отошли от двери, как из-а неё снова раздался тот самый тихий шелест. Кажется, он даже стал громче. На этот раз мы не стали проявлять излишнее любопытство. На всех троих навалилась жуть, мы быстро спустились вниз и навсегда покинули старую больницу.
♦ одобрил friday13
#36
23 сентября 2011 г.
Эта история приключилась в одной из больниц нашего города. Больница находится на самом краю города — старое здание в три этажа. Я тогда окончила мединститут и пошла работать туда. Устроилась быстро: на работу меня приняли охотно, так как совсем недавно уволилось несколько сестер. До случая, о котором я хочу рассказать, я проработала около недели, и в тот день было мое дежурство.

Как обычно, у нас дежурных трое: охранник, завотделения и сестра. В тот день все начиналось как обычно, под вечер все разошлись и остались мы втроем: я, охранник Макс и Светлана, наш зам. Закрыли двери, выпили чаю. Пациентов было мало, так что дел особо не было.

Всё случилось, когда я решила пройтись и посмотреть, все ли в порядке у больных. Когда я поднялась на второй этаж, в тишине больницы вдруг раздался детский плач. Я остановилась. Прислушавшись, я поняла, что плачет ребенок где-то на третьем этаже, совсем рядом со мной. Моя тревога нарастала. Я точно знаю, что у нас на данный момент не было ни одного ребенка в больнице, а третий этаж вообще пустовал. Поднявшись, я огляделась. В полутьме коридора ничего не видно, но плач явственно доносился из одной палаты. Я проследовала к ней и открыла дверь.

На одной из кроватей под одеялом кто-то был. Он медленно покачивался из стороны в сторону при этом надрывно плакал. «Эй…», — сказала я, подходя поближе к кровати и протягивая руку. Покачивание фигуры прекратилось, я сдернула одеяло. В тот же миг плач прекратился, а под одеялом не оказалось никого… пусто…

С открытым ртом я начала пятиться, когда сзади послышался топот, и дверь в палату захлопнулась. Вскрикнув от неожиданности, я подбежала к дверям и распахнула их. В коридоре слышались быстрые шаги, как будто кто-то маленький с босыми ножками убегал от палаты. Я выглянула в коридор, и тут из палаты за моей спиной донесся смех. Резко обернувшись, я заметила, как кто-то маленький спрятался за кроватью. Смех принадлежал ребенку. Готова поклясться!.. В шоке я выбежала из палаты и побежала к лестнице. Смех и плач уже доносились со всех сторон. Добежав до цели, я обернулась. Каков же был мой ужас, когда я увидела, что по коридору в направлении лестницы бегут дети. Самых разных возрастов. Бегут, ползут на четвереньках... По стенам и потолку в моем направлении двигались фигуры, и все они плакали. Закричав и подавшись назад, я упала. Прокатившись по ступенькам до второго этажа и зашипев от боли во всем теле, я увидела, что за мной никто не спускается, и только где-то в глубине третьего этажа слышались детские голоса.

«Марина!» — это был Макс. Он вприпрыжку подскочил ко мне и помог встать. «Что случилось?». «Дети…» — только и смогла выдавить я. Посмотрев наверх, Макс сказал: «Пойдем вниз. Там они нас не достанут. Нам надо поговорить».

Покорно спустившись на первый, мы зашли в служебку, где сидела Светлана. Дав мне кружку с горячим чаем, она начала свой рассказ. Оказалось, что когда-то давно в этой больнице случился пожар, а на третьем этаже тогда располагалось детское отделение. Огонь был не очень сильный, но было много дыма, и многие дети задохнулись в дыму. С тех пор, после ремонта, на третьем этаже начали твориться странные вещи. Персонал и больные слышали детские шаги по коридорам и палатам, смех и плач. Ночами по этажу бегали маленькие фигурки детей. В общем, там перестали располагать больных, так как на других этажах было спокойно. Но персонал начал увольняться, и вроде бы все затихло, и призраков никто давно не видел, потому мне ничего и не сказали сразу. Как видно, зря.

Как бы то ни было, я там больше не работаю. Как-то страшно жить с призраками по соседству. Сейчас работаю в другой больнице, и все хорошо. Но до сих пор думаю, что на окраине города, где-то в темных углах третьего этажа раздается тот страшный, полный мук и страдания плач мертвых детей…
♦ одобрил friday13