Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «БЕЗ РЕДАКТИРОВАНИЯ»

31 июля 2014 г.
Автор: Тихонов Владислав

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

Что заставило нас с Максом переться в тот вечер в заброшенную больницу на окраине города, одному черту ведомо. В тот злополучный день Максу удалось стянуть у старой карги, приходящейся ему по недоразумению бабкой, ее заначку. Эта выжившая из ума беззубая верблюдица копила, видите ли, «на гроб». Макс был отличный парень, а так как я — его лучший друг, то своим трофеем он по-братски поделился со мной.

Начали мы с пива. В захарканном, заваленном собачьим и человечьим калом «Парке победителей», сидя на раздолбанной скамейке, мы прихлебывали божественный напиток, разглядывали проходящих мимо бабенок и строили планы на вечер. Погода в тот день была на редкость пакостная. Вовсю светило окаянное солнце, и жара стояла, как в крематории. Все это привело к тому, что нас слегка развезло. Пиво закончилось, и нас потянуло достать чего-нибудь покрепче.

Взяв в магазине «флакон» и какой-то поганой жратвы в консервной банке, мы без долгих раздумий поехали в мою скромную обитель, так как пить водку на улице — дрянное пижонство.

Предаваясь низкому греху пьянства в моей берлоге, мы и не заметили, как время стало клониться к вечеру. Надо было что-то предпринимать для продолжения развлечений. Отдыхающий на моем старом добром диване Макс подал мысль, что неплохо-де было бы поймать каких-нибудь подруг на ночь. На мое замечание, что вместе с подругами можно поймать и еще что-нибудь, он только раздраженно махнул рукой и заявил, что намерен веселиться по полной программе. Видимо, конфискованные у бабки деньги придали ему уверенности в себе, а выпитое как следует тюкнуло в голову, и он возомнил себя прожигающим жизнь веселым миллионером. А вообще, мне на это было наплевать. Я и сам не дурак повеселиться, соблюдая, впрочем, осторожность.

Когда Макс и я, слегка пошатываясь, вышли на улицу, мы оба как раз находились в той кондиции, когда душа требует приключений, любви и подвигов. Заходящее багровое солнце слеповато освещало кривую улочку, усаженную покоцанными, безобразными деревьями. Кроны этих странных деревьев были похожи на головы, которые обкорнал пьяный парикмахер.

Найти «подруг» на сей раз оказалось проще, чем я ожидал. Две какие-то дуры из тех, что обожают шляться по вечерам в поисках приключений на свои безмозглые головенки, привлеченные возможностью халявной выпивки и дешевых ласк, составили нам с Максом компанию. Как их звали, я уже не помню. Одну, кажется, Юля, а другую — то ли Жанна, то ли Оксана.

Старая заброшенная больница располагалась на самой городской окраине, за полуобезлюдевшими, допотопными «пролетарскими» кварталами. Еще с самого детства я слышал об этой больнице столько разных историй, что их хватило бы на средней толщины дрянную книженцию — из тех, которые всякие засранцы любят полистать, дабы пощекотать нервы. То там якобы находили отрезанные человеческие уши, то кишки, то еще какую-нибудь «расчлененку». Теперь, по слухам, заброшенная больница превратилась в убежище «деклассированного элемента» и в место сходок подростковых банд.

Я сейчас уже не помню, кто первый из нас с Максом предложил отправиться в это колоритное местечко. Наши подруги, с которыми мы к тому времени успели распить пару бутылок какой-то дешевой отравы, с идиотским хихиканьем оценили идею прогулки на окраину.

* * *

Старое, местами обрушенное, местами слегка обгорелое здание главного корпуса, окруженное непроходимым полумертвым кустарником, встретило нас равнодушной тишиной. Заваленная грязью, столетней листвой и прочим мусором асфальтовая дорожка вела от ржавых ворот к ободранному высокому крыльцу с выломанными дверями, наполовину рухнувшим козырьком и дурацкими бетонными шарами по краям лестницы. Эти шары почему-то произвели особое впечатление на Макса, и он с радостным ревом кинулся сдвигать их с мест, возмущаясь, что никто ему не помогает. Наконец, девчонкам удалось отвлечь перепачканного Макса от его работы, и мы вошли в больницу.

Больница, как я уже говорил, была очень старая и очень большая. За четырехэтажным главным корпусом располагались другие корпуса и еще какие-то непонятные больничные постройки, утопавшие в зарослях кленов, карагачей и прочей неопрятной городской флоры. Пробраться через эти джунгли, не лишившись части одежды и волос, было просто невозможно.

Выкрикивая пьяные глупости, мы недолго бродили по темным пыльным коридорам. Вскоре мы с удобством расположились в бывшей операционной на третьем этаже. Помню, какое-то дурное предчувствие кольнуло меня тогда в левый бок. Я не обратил на это внимания. Как выяснилось потом, напрасно.

Уютно расположившись за поломанным операционным столом, на котором, надо надеяться, немало несчастных испустило дух под ножом мясника-хирурга, мы приступили к пиру. Наступившую темноту разгонял свет изготовленных на месте четырех импровизированных факелов. Макс, по обыкновению, вовсю нес какую-то бессвязную ерунду. Помнится, он обещал пристукнуть свою бабку.

* * *

... Совсем не помню, откуда он взялся. Я не видел и не слышал, откуда он пришел. Удивительно только, что его присутствие я принял как что-то само собой разумеющееся. Да, он просто сидел рядом с нами — высокий, худощавый, в медицинском халате, заляпанном буро-зелеными пятнами. Я помню, что мне бросился в глаза длинный изломанный шрам, пересекающий пепельное лицо сверху донизу, от лба до подбородка — через нос. В свете факелов его глаза, как бы затянутые пленкой, временами мерцали, словно елочные лампочки. Он сидел среди нас, ничего не говоря, ничего не делая.

Оглохший и ослепший вконец Макс все что-то спрашивал у него, девицы болтали наперебой. Голова у меня гудела, как трансформаторная будка, перед зрачками плыли клочья какого-то тумана. Вспоминаю, что перед тем как вырубиться, я поймал на себе взгляд затянутых пленкой, по-змеиному немигающих глаз.

Очнулся я от странного, весьма гадкого звука — будто кто-то размеренно и чинно стучал по пустой кастрюле. Кроме меня, в операционной никого не было. Макс, девки и тот таинственный тип, если только он не был плодом пьяного воображения, куда-то исчезли. На память о них остались одни пустые бутылки и догорающие вонючие факелы. Преодолев земное тяготение, я поднялся с ветхого стула и направился к выходу. О том, что произошло дальше, я вспоминаю с таким ужасом, какой мало кому знаком. Я никогда не баловался наркотой, и потому то, что я тогда пережил, нельзя объяснить галлюцинацией. Психика у меня, во всяком случае до того дня, была крепкой. С похмелья я видениями не страдал.

Выйдя с факелом в руке в коридор, я услышал позади себя тяжелые шаги, сопровождавшиеся довольно фальшивым посвистыванием. Я резко обернулся, и едва не ткнул факелом в морду тому самому типу со шрамом. Не успел я рта раскрыть, как тот гнусаво произнес:

— Пойдем, твои друзья ждут тебя, — и весьма крепко схватил меня за локоть. Рука у него была сильная, холодная и какая-то мокрая.

— Ты кто? — хрипло выдавил я.

— Санитар, — прозвучало в ответ.

Идиотизм ответа был очевиден — настолько, что я неожиданно испугался.

— Какой еще санитар?! — спросил я, меж тем соображая, где и что делает Макс.

— Санитар больницы. Я здесь работаю. Помогаю врачам.

Мне все стало тут же ясно. Я всегда говорил, что ночные приключения никому не идут на пользу! Предельно сконцентрировавшись, я резко вырвался из противной лапы и обрушил факел на патлатую башку «санитара». Вмиг она исчезла в роскошном фейерверке искр, и вслед за тем «санитар» с утробным рычанием метнулся на меня. У меня не было желания упражняться в единоборствах с этим психом. Рискуя разбить собственную коробку для мозгов, я бросился вдаль по коридору, перепрыгивая через ломаные кушетки, размахивая факелом и вопя «Макс, Макс!!» Повернув за угол, я неожиданно увидел зеленоватый свет, льющийся из-за большой железной двери.

Бросившись к ней, я распахнул ее и...

Огромная комната была залита болотно-зеленым свечением, исходившим от странного длинного светильника под потолком. На большом мраморном столе лежало то, что осталось от Макса. Весело улыбающаяся знакомая голова находилась не там, где ей бы положено находиться. Она покоилась в эмалевой чашке, стоящей на подставке перед странного вида статуей — я не успел ее толком разглядеть. Вокруг стола с максовыми останками орудовали — о, боже правый!

Я не знаю, смеяться сейчас или плакать, — четыре в прямом смысле слова скелета в изодранных и когда-то белых халатах. Из-под докторских шапочек свисали остатки мерзких, пропитанных гноем волос.

Эти пародии на хирургов срезали с костей моего приятеля его свежее кровоточащее мясо и бросали его прямо на пол. На полу, помимо прочего, валялись, словно забытые игрушки, головы Юли и Жанны-Оксаны.

— Вот ты и у друзей, — мягко и весело произнес подкравшийся сзади Санитар, — сейчас тебе будет хорошо. Верь мне.

* * *

Это последнее, что я запомнил. Очнулся я уже в камере. Как я потом узнал, проезжавший мимо старой больницы милицейский патруль был привлечен лучами зеленого света, вырывавшимися из разбитых окон третьего этажа. Зайдя в больницу, менты обнаружили зрелище, заставившее их как следует проблеваться. Небольшая комнатка была снизу доверху перемазана кровью. По полу были разбросаны жалкие изрезанные человеческие останки, а посреди этого безобразия, счастливо улыбаясь, сидел на четвереньках вымазанный чужими кишками идиот и ржавым скальпелем выковыривал глазные яблоки из отрезанной головы.

Как вы уже поняли, этим идиотом был я.
♦ одобрила Совесть
19 июня 2014 г.
Автор: Passerby

ВНИМАНИЕ: в силу особенностей данной истории она не может пройти через грамматическую правку, из неё не могут быть исключены ненормативная лексика и жаргонизмы, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. Вы предупреждены.

------

Работа следователем иногда преподносит очень интересные сюрпризы — хоть пиши сценарий для триллера. Я бы хотел рассказать об одном интересном случае в своей практике.

Год назад я вел дело о подрыве частного дома.

Домишко представлял собой новомодную конструкцию из легких панелей, и все, что от него осталось — груда обугленных обломков. Ни клочка бумаги, да что там бумага, от мебели ничего не осталось. Тем не менее, спецы наши указывали на преднамеренный характер взрыва, а значит, просто развести руками мы не могли. Так добрались до электронной почты владельца дома. Логин секрета не представлял, а пароль был уж очень простой — «Иришка». Большинство писем были отправлены с его собственного адреса — видимо, дневникам и ЖЖ он не доверял.

* * *

16 АПРЕЛЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Еще раз оставишь кого-то в нашем доме, и я насцу тебе в пиво.

Люблю, целую.

Кел.

* * *

12 МАЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

... как-то не подумал. Но был же дождь — не на улицу же ее выгонять! Тем более, она такая милая. Черт! Спасибо хоть, что вел себя прилично — она даже ничего не заметила. Кажется.

Но, черт возьми, пойми, когда-нибудь это все равно бы…

* * *

20 МАЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

... А может, вы еще и поженитесь? А ты уже потрудился придумать, как ты будешь объяснять благоверной регулярную амнезию? Кстати, трахать, надо полагать, мы ее тоже по очереди будем?

Не глупи, она нас мигом сдаст в дурку.

Кел.

* * *

22 МАЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Успокойся — я все продумал. Амнезия — последствия травмы. Главное, не соврем. Только умолчим немного. Ну, пожалуйста — ты же должен меня понимать лучше кого бы то ни было!

Миха.

* * *

5 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

... получилось! Она ангел!!! — выслушала, поняла, не бросила!

Это не просто везение, это минимум судьба! Какая еще девушка останется с парнем, узнав, что его регулярно мучают провалы в памяти?! Что он забывает по восемь часов каждый день?!

В общем, решили жить вместе. Не ворчи. Что-то изменится, конечно. Да многое изменится. Но оно того стоит!!! )))))) Не ворчи еще раз.

Нужно сменить пароль на почте — ее имя, это как-то слишком прозрачно.

* * *

[УДАЛЁННЫЕ]
19 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Тварь

Тварь

Тварь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Ты сидишь во мне тварь, лучше выходи. Ты не мое второе я, ты гребаная мразь. Думаешь, я себя пожалею?! Жить захочу, и тебя сберегу? Ты думаешь, я не пошел сдаваться в дурку после аварии, испугался всю жизнь галоперидол жрать, испугался узнать, что из нас двоих ты — настоящий, так ты теперь в безопасности? Читай по буквам, тварь — Н-И-Х-У-Я. Да я себе пальцы отрублю, чтоб только ТЫ это почувствовал. Я с тобой не меньше сделаю, чем ты с ней. Это твоя кровь будет заливать кухню, это твои волосы будут липнуть к полу, это твоими зубами я украшу мойку. Это ты сдохнешь. И я сдохну, но оно того стоит.

Но сначала ты мне расскажешь. Где. Ее. Тело?

* * *

20 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

... ЕБАНУЛСЯ, ДЕБИЛ НЕНОРМАЛЬНЫЙ?!!! КАКОГО ХУЯ НА КУХНЕ ПОДСОХШАЯ КРОВИЩА НА ПОЛУ? Ты что, убил нашу без пяти минут женушку? ЕБ ТВОЮ МАТЬ!

А солидол на ступени нахерашеньки намазал? Меня тоже решил укокошить? За этим ты стал просыпаться раньше времени — чтобы придумать подляну? Ты хоть соображаешь, псих, что мы оба дуба врежем?

Значит так, шизик! Даю тебе шанс объясниться. Если не убедишь меня, сдаюсь в дурку!!!

* * *

20 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

... хочешь свалить вину на меня? Тебе мало?!

Ты мое письмо внимательно прочитал?! Я вымыл кухню. Это не потому, что я собираюсь тебя или себя выгораживать. Просто смотреть не могу. Ты мне скажешь, куда ты дел тело? Да или нет — готовься.

И что значит — я стал раньше просыпаться?!

* * *

21 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Какого хуйа твое письмо лежит в удаленных?!!!

Не тупи! Ты ложился спать в 21:30; я просыпался в 22:30; в 8:30 шел спать. Теперь меня вырубает около семи утра, а значит, ты встаешь раньше.

* * *

21 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Кел, я встаю в девять, как и всегда...

* * *

21 ИЮНЯ 2013
FROM: MICHAEL1987@***.RU
TO: MICHAEL1987@***.RU

Кел, Михаил,

добрый вечер, господа.

Думаю, вы уже догадались, что кто-то третий (а именно — я) решил привнести разнообразие в вашу скучную размеренную жизнь, а также немного повеселиться самому. С этой целью я убил вашу подругу. От тела я избавился, оставив только небольшую художественную композицию, чтобы преподнести вам приятный сюрприз. С этой же целью убрал из Входящих ваше письмо, Михаил. Боюсь, оно помешало бы мне насладиться реакцией нашего Кела.

На этом первая часть игры заканчивается.

Второй акт начнется сразу с экшена и безумного драйва! Я отнес в подвал газовые баллоны и слегка открутил вентили. Пока вы читали, газа должно было скопиться достаточно. Чувствуете запах? И так кстати начавшая коротить проводка в любой миг может стать детонатором.

Удачи, господа!

* * *

Никаких образцов крови и волос убитой женщины собрать не удалось. А получить их было бы очень интересно, если учесть, что скорую и пожарников к месту происшествия вызвала девушка по имени Ирина, сожительница Михаила, которая, по ее словам, около недели отсутствовала в городе из-за болезни бабушки, за которой она поехала присматривать. Предварительно она предупредила своего молодого человека о том, что ей нужно срочно уехать, более того, в половине восьмого утра он сам посадил ее в такси.

Тело Михаила под обломками дома также обнаружено не было.
♦ одобрила Инна
13 июня 2014 г.
Первоисточник: semiletov.org

Автор: Петр Семилетов

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

До начала пар Иван Пронин пригласил нас к себе на день рождения — 28 февраля. Это было довольно странно, потому что Пронина в нашей группе мало кто знал. Этот чувак приходил, отсиживал пары, уходил, и никто о нем больше ничего не ведал. С самого начала он держался от всех особняком. Остальные перезнакомились в первый же день занятий, а о Пронине до сих пор, хотя прошел уже триместр, мы знали лишь его имя и фамилию.

На вид ему было лет... А черт его знает. Наверное, разменял третий десяток. Во всяком случае, он где-то работал — как и восемьдесят процентов из нас, заочников. Университет, где я учился, был распределен по всему городу, арендуя ряд помещений в центре и в школе на отшибе. Там и проходило большинство занятий. Если для школьников низкие парты еще подходят, то взрослым людям моего роста напоминают участие в телеигре «В гостях у Инквизиции». Я не могу сказать, что очень высок, однако сидеть за партой с упирающимися в нее коленями неудобно. Хорошо, что такие дурацкие парты были не во всех классах.

Итак, Пронин пригласил нас к себе. Говоря «нас», я подразумеваю эдакую группу сидящих на средних партах людей: Машку — мою подругу, патлатого и одетого в черное здоровяка Игоря, который изображал собой неформала, Алену, работающую в магазине, и меня. Приглашение свое Пронин оформил довольно странным образом.

Мы рассаживались по местам, я болтал с Машей и шмыгал носом, потому что простудился накануне, просидев целую пару на подоконнике (не хватило места). Я выдал какую-то шутку и несколько секунд ждал реакции, а когда ее не последовало, то заметил, что «по идее это был юмор такой». В это время раздался невероятно громкий отхаркивающий кашель.

— Экха-кхаа!

Все повернулись.

Пронин стоял в проходе между партами, одетый в светлый свитер и штаны времен холодной войны. Прибавьте к этому баранью прическу и получите представление о внешнем виде Пронина.

— Будь здоров! — сказал я, — Надеюсь, не запущенная чахотка?

— Я вас всех приглашаю на свой день рождения, — сообщил Пронин, взглядом обводя тех, кто входил в число всех. Впрочем, никого кроме нас в классе не было.

— А когда? — спросила Маша.

— Сегодня после занятий. Придете?

— Ну, придем, — ответила Маша и спросила меня:

— А ты придешь?

— Я с тобой, коварная Матильда. Ты знаешь, отпускать тебя одну, с этим незнакомым мужчиной, Прониным...

— Ладно, хватит прикалываться. Так ты идешь?

— Говорю же — иду.

— Я тоже, — сказал Игорь, — Только у меня нет подарка.

— А не нужно, — возразил Пронин, — Вы как есть приходите, мне подарки не нужны.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
Автор: Юрина Татьяна

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

«Это далеко не первый в России пожар в доме престарелых с большим количеством жертв...

Ликвидация огня продолжается силами пожарных расчётов. Пока нет точных данных о количестве спасённых и пострадавших...»

(из криминальной хроники города Энска)

* * *

Над тайгой стоял протяжный гул. Одна от другой вспыхивали, словно свечки, сосны, устремляли воздетые в мольбе ветви к чёрному небу и с треском рушились на землю. Огонь пожирал деревья, облизывал жадными языками скамейки и гипсовые скульптуры, бушевал в помещениях. В оконных проёмах метались неясные тени, но крепкие решётки и запертые двери не выпустили никого из обитателей странного дома.

Осмотр места происшествия начался сразу, как был потушен пожар. Здания и постройки сгорели подчистую. Пахло гарью. Перед руинами застыли закопченные пионеры с пустыми глазницами, да зевал посыпанный пеплом каменный крокодил у фонтана. Ржавые трубы косо торчали над забитой сажей и грязью чашей.

Обугленные кости сложили в несколько мешков и отправили на экспертизу. Останки принадлежали людям довольно преклонного возраста. Определить, кому именно, — не представлялось возможным, так как ни списков обитателей, ни медицинских карточек не сохранилось.

А самое странное — почему журналисты решили, что сгорел дом престарелых? Ни одного дома престарелых ни в каких документах города Энска и прилежащих к нему окрестностях вообще не значилось. Здания бывшего пионерского лагеря «Уголёк» во время перестройки были переданы на баланс здравоохранению под лесную школу. А вскоре после её расформирования — ввиду нецелесообразности — их и вовсе списали. Дачники и жители ближайшей деревни уже лет десять потихоньку растаскивали бесхозные стройматериалы для собственных нужд, и ни о какой «богадельне» слыхом не слыхивали.

Словом, после небольшого скандала в администрации сочли, что в заброшенном лагере поселились бомжи или беженцы — что практически одно и то же, которые сами себя и спалили. Опровержение в газету давать не стали. Само рассосётся-позабудется, — справедливо решили в верхах. И в самом деле — каждый день что-то горит, либо кого-то затопляет. Привыкли люди к разгулам стихии. А начнёшь в прессе объяснять, что и дома-то такого в области не было, — себе дороже будет. Тут скандальчиком с журналистами не отделаешься.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
2 июня 2014 г.
Автор: Тихонов Дмитрий

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит экспрессивные выражения и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

На последней неделе августа Серегу Хвощева, среди своих сверстников известного как Хвощ, привезли обратно в детдом.

Стояли теплые, полные ласкового солнца, дни, и большинство воспитанников, вернувшихся из загородных лагерей и предоставленных самим себе, проводили все свободное время на улице.

Горб, Рыжик и Муха играли в футбол во дворе, и прекрасно видели, как у ворот остановилась машина, и из нее вышел Хвощ с какой-то незнакомой женщиной.

— Хрена... — пробормотал Рыжик, беря мяч в руки. — По ходу, его назад прислали.

— Ну, дык, не стали бы они его там все время держать, — пожал плечами Горб. — Кормить надо, расходы всякие, кому он нужен...

Муха, прищурившись, рассматривал новоприбывших, идущих по асфальтированной дорожке к входной двери. Когда они скрылись, он обернулся к друзьям:

— У Хвоща рожа как у сраного терминатора. Глаза в кучу.

— Это его в дурке какой-нибудь дрянью накачали.

— Ага, — Муха выхватил у Рыжика мяч. — И теперь он грустит, что здесь уже не с чего будет поторчать!

Смех взлетел в спокойное безоблачное небо, налитое густой синевой, подхваченный внезапным порывом ветра, ударился в окна, отразился от запыленных стекол и растаял в легком шелесте травы. Игра продолжалась.

Если тебе всего двенадцать, то полгода — большой срок. Именно столько прошло с того февральского дня, когда Хвощ, обычно спокойный и замкнутый, медленный на подъем, вдруг посреди урока географии вскочил с места, схватил стул и с размаху кинул в учительницу. Она еле увернулась, а мальчишка бросился к ней и, крича: «Убью, сука!», ударил по лицу, сбив очки. Драться флегматичный и щуплый Хвощ никогда не любил, а если приходилось, то делал это так неуклюже и неумело, что заставлял и противника, и зрителей давиться от хохота. Но этот удар ему удался. Географичка выбежала из класса в слезах, и с тех пор дети ее больше не видели. Оно и понятно, после такого ни о каком авторитете среди учеников речь идти не может. Но дело не в учительнице, а в том, что, как только она выскочила за дверь, ноги Хвоща вдруг подломились, и он осел на пол, заходясь в беззвучных рыданиях на глазах у ошеломленных одноклассников. Никто так и не сказал ни слова, пока не подоспели завучи и не увели Хвоща прочь. Он не сопротивлялся, не отвечал на расспросы и не поднимал глаз. Бледный и поникший, сидел он сначала в кабинете директора школы, потом в кабинете заведующей детским домом, уставившись в одну точку, тихо всхлипывая и время от времени кусая грязные ногти. На другой день его увезли, и многие не без оснований решили, что навсегда. Как теперь выяснилось, они ошибались — Хвощ вернулся.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
22 мая 2014 г.
ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

Для начала, небольшое отступление.

Живу я на окраине одной из столиц. Окраина — это мягко сказано, задница полнейшая. Когда я сюда переехал, по местному парку бегали лисицы. Однажды я даже обнаружил на своем балконе сову, которая поедала мышь.

Жил на тот момент я один. Ну как один? С котом.

Коты вообще крайне странные создания, но этот был просто отбитым на голову.

Он орал в три часа ночи, везде гадил и тырил мою жратву. Этот экземпляр мог, например, с разбега удариться башкой в стену, прыгнуть с когтями мне в рожу, ни с того, ни с сего. А самой главной его фичей было — он, гад, никогда не урчал вообще. Вру — когда жрал, тогда вроде как мурлыкал. Гладишь его, играешь с ним, ему все равно — в лучшем случае цапнет тебя и убежит.

Кота этого я люто не любил. Но выкинуть не мог — жалко было, подох бы он на улице. Тем не менее, я никогда не упускал возможности дать ему пинка или даже схватить за шкирку и тряхануть. А он в отместку гадил мне под кровать и задалбывал своими воплями по ночам.

Я же на тот момент — когда произошла та фигня, о которой я пытаюсь рассказать — работал на заводе, параллельно заканчивая путягу в заочку. Все время был замученный, хату запустил соответственно. Питался не пойми как: были деньги — ел пиццу, не было — жевал бичпакеты. Выкидывать объедки было лень, вот они в моей комнате и складировались.

В силу своего раздолбайства я частенько забывал кормить вышеупомянутого кошака, и тот совершал набеги на мои неприкосновенные объедки. Хрустел сухими корками из под пиццы под столом, спать не давал. В таких случаях я сначала выписывал коту профилактического пинка, а только затем кормил.

Кот старался у меня на глазах лишний раз не появляться. Тем более, он не смел шариться у меня в комнате.

Итак, дело было году эдак в 2009-м. Я отпахал смену на заводе и шел домой, ненавидя все вокруг по мере возможности. Вечерело, народу на улице было мало, уже начали стрекотать цикады. Поднялся в квартиру, стянул с себя сапоги, покормил орущего кота. Повтыкал в инернеты, выпил пару пива и рубанулся спать. Типичный мой день, ничего странного не произошло. Сплю я крепко. Разбудить меня может только табор цыган с бубнами.

Что любопытно, примерно в три часа ночи я проснулся. Сам. Такое бывает чуть реже, чем никогда.

У меня сработала какая-то чуйка. Мол, «что-то не так». Изо всех сил пытаюсь разлепить глаза. В образовавшуюся бойницу вижу, как что-то передо мной маячит. Будто птица крыльями машет. Ничего не понимаю, расклеиваю глаза чуть шире. И удивляюсь.

Прямо возле меня стоит какой-то мелкий чувачок. Маленький, и метра роста в нем нет. Тощий, но жилистый такой, какими бывают старики. Лицо не разглядел, помню глаза у него огромные, круглые, нос крючком. Одет был или нет — тоже не помню, руки до плеч точно голые были.

Стоит он и смотрит на меня. Смотрит не на лицо, а на грудь куда-то. Очень близко стоит.

Я на боку лежу, почти в позе эмбриона, на краю кровати, а он буквально в паре сантиметров от меня. Лицом к лицу, что называется. Ну, я замер, думаю, что делать. И всё не пойму — сплю я или это все наяву происходит. А чувачок этот ко мне руку потянул. Все так же, куда-то к груди. Медленно так, украдкой, чтобы не разбудить, наверное. Видать, не заметил, что я не сплю. Ну, я его за эту руку и схватил. Тут понимаю, что мне это не снится.

Поскольку рука весьма себе осязаемая. Теплая. Жилистая. Настоящая.

Тут я заорал на весь дом. А у чувачка как-то получилось из моего хвата вырваться. Просто выскользнул, будто я его и не держал. Выскочил он, значит, и побежал к стене. Раз! И нырнул в нее. Просто ушел сквозь стену. За доли секунды. За этой стеной — все, уже улица. Пятый этаж.

Я ору во все горло, вскакиваю с постели, врубаю свет.

Картина маслом — небритый мужик в одних труселях стоит на кровати, прислонившись спиной к стене, держит руку на выключателе, смотрит в стену и орет как оглашенный.

Кричал я еще достаточно долго. Стоял, вжавшись в стену, я еще дольше. Смотрел на противоположную, куда впрыгнул этот чувачок. Все думал — мне это померещилось, может? Тут мои раздумья прервал шкребок в дверь. Я аж подпрыгнул. Скорее от неожиданности, бояться больше сил не осталось. Дверь я открыл, ожидая увидеть того же мелкого, но это оказался мой кошак.

И тут произошло то, что убедило меня в том, что все происходило наяву.

Кот мой вошел в комнату, куда он вообще не заходит, сел и уставился в стену. В ту самую стену, куда прыгнул чувачок, в тот самый угол. Минут пять сидел и не шевелился. Потом встал, развернулся, поскоблился в дверь. Я ему открыл. Кот посмотрел на меня, как на грязь, и вышел.

Остаток ночи я не спал. Курил, бродил по комнате, осматривал стену. Стена как стена. Бетонная, что с нее взять.

С тех пор я ничего подобного не видел. Кот вел себя по-прежнему, гадил везде и орал до самой смерти.

Боязни стен и карликов я у себя не наблюдаю, все вроде по-прежнему.

Но очень хочу знать — что это был за чувачок, откуда он взялся и куда он делся?
♦ одобрила Совесть
10 мая 2014 г.
ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта. В результате история содержит ненормативную лексику, сленговые выражения и грамматические ошибки. Вы предупреждены.


Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
Автор: Стройбатыч

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

---

Aliud ex alio malum (лат.) — «одно зло вытекает из другого».

Арсеня, умело, со знанием дела, избитый. Негритянски обьёмные, кровавые губы. По-китайски заплывшие, кровавые глаза. Отхуяченные досиня российские уши. Свёрнутый влево греческий нос. Томатная маска космополита. «Братуха, есть чё разломиться?». Задирает футболку и показывает ужасающие бело-красные ожоги от паяльника. Не тем задолжал. «Есть, но раствор грязный, от него трухает». «Похер, давай». Всю ночь, свесив помятую башку, просидел на батарее в подьезде, блевал и чесался.

Слава Труханов — на рынке залез в карман здоровяку в кожаном плаще, да так и завис, уснул, вымыкнул с рукой в чужом кармане. Здоровяк удивлённо обернулся. Крик, хлёстские удары, искренняя помощь сограждан в экзекуции — на рынке щипачей не жалуют.

Набик, умирающий на носилках у машины скорой — пока его несли с пятого этажа с гигантским абсцессом от грязной иглы в паху, зараза стронулась и накрыла организм. Гной попёр по венам. «Светке… Светке не говорите…» — последние, задыхающиеся слова Набика. Какой Светке? Чего не говорить? Никто и никогда не узнает. Санитары: «Прибрался, наркоша. Зря мудохались».

Муся, торопливо жрущая ханку при задержании. Увидев летящую ей в лицо мусарскую дубинку, зажмурилась и начала жевать интенсивнее. Фонарь через всё лицо держался, меняя цвет, почти полтора месяца. Каменные ботинки омоновцев, ходящих по спинам. Вся хата устлана нарками, облава на точке.

Пиночет, с поварёшкой у плиты. Орёт на мать: «Мама, ты выпила? Тебе хорошо? Я тебе мешал? И ты мне не мешай!». Та косматая, в драном синем халате лезет к плитке, всхлипывая : «Сыночек, не надо, прошу тебя… Брось эту отраву…». Пиночет взрывается: «Пошла на хер говорю отсюдова!». Умер в такси от передозы.

Чайка, сидящая на грязном полу подьезда в соплях и слезах и воющая: «Ну дай хоть немного, ну дай… ну пожа-а-алуста… ». «Отвали, самому мало».

Пельмень, собравший у всех деньги и ушедший на точку. Час нету, два. «Сука, кинул», — общая мысль. Не кинул, хотя может и хотел. На точке встретил кого-то, кому был сильно должен. Убили Серёжу в подьезде двумя ударами бабочки в шею. А мы, в двух кварталах оттуда всё ждали, ждали. Материли его, уже мёртвого.

Соболь в пустой хате (проширял всё) ищет вату, чтоб перебрать мутный раствор. Не найдя, разрезает свою кровать (половинку дивана), и берёт оттуда жёлтую, свалявшуюся. Мотает её на иглу. «Дима, да она же грязная!» — «Да ни хера не будет». Соболь через полчаса. Зелёный, трясущийся, весь в вонючем поту, варит ещё. Мусю отправляет к соседям за ватой.

Супруги Ларины. Сидели, подвисали. Он, с трудом открыв глаза, заметил, что она вся синяя. «Язык, язык заглотила!». Сшибает её на пол, мнёт, пытается разжать ей зубы. Орёт в облупленный потолок: «Гааааленька!!!». Хватает со стола закопчёную ложку, и еле-еле, с хрустом, разжимает ей зубы. Тихо подвывая, лезет трясущимися пальцами в рот исдыхающей жены, выковыривает из дыхательного горла сухой, с пепельным налётом, завернувшийся язык. Вдыхает в неё воздух, толчками давит на грудину. Так минут десять. Ложкой, видать, повредил ей десну, оба в крови. Её длинные ресницы вздрагивают. Глаза медленно открываются. Ларин тяжело дышит и гладит её по красивому мертвенному лицу. Она смотрит на него мутными после того света глазами. Вся нижняя половина лица у него в крови, верхняя — в слезах. «Ой, Серёженька, а у тебя кровь», — испуганно говорит она.

Макс Антипов. «Макс, ты замечал, что кумарить начинает волнами?» «Не знаю, у меня сразу один девятый вал». В подьезде поймал за долги бывшего металлиста Репу. Бить не стал, а просто срезал ему длинные белокурые волосы опаской. Репа аккуратно собрал отстриженное в пакет и на следующий день бегал по парикмахерским, сбывал хаеры пастижорам на парики. Макса Антипова забили насмерть молотком два ещё более, чем он, конченых наркомана. Он пришёл забрать у них долг, их кумарило, они точно знали, что у него есть — конечно, надо убить. За их хатой пасли милиционеры, и поэтому, когда они выносили большую челночную сумку с неумело распиленным в ванной ножовкой Максимом, их слотошили.

Юра Тампик, которому после пулевого удалили левую почку и треть желудка — и ширяющийся пуще прежнего.

Лысый, у которого открыты три категории гепатита. «А» (с армии, от воды), «В» и «С» от ширки неиндивидуальными баянами в сомнительных компаниях. Лежал в наркологии семь раз. После седьмого твёрдо решил, что уж теперь-то точно всё. Завязка. Сколько можно? Шёл по улице к девчонке, а тут в доме рядом облава, шерифы берут неисправно платящую наркоточку. Из неизвестного окна, откуда-то сверху и сбоку прилетел и упал в снег (совсем не там , где дежурил курсант школы милиции), плотный пакет. Под ноги Лысому. Лысый поднял. Лысый зашёл в подьезд и непослушными руками открыл. Лысый увидел граммов десять каменистого, желтоватого… Лысый сел на иглу опять. «Зачем поднял?» — «Думал — филки». «А когда увидел, что не филки, чё не выкинул-то?» «Думал — продам». Наверное, сам Бог не хотел, чтобы Лысый завязывал.

Ёж, сколовшийся сам и присадивший на иглу собственную (!) мать. Банчил сам, закрыли. Продолжила дело сына мама (эффектная стройная блондинка, приятно было обращаться), и из зоны он вернулся уже на раскрученную точку. Взял дело в свои руки. Через год закрыли обоих. Банчить продолжал отчим-уркаган, немногим старший Ежа.

Бандос, осознавший, что жить наркоманом невыносимо, а бросить практически невозможно, решил задёрнуть шторки. Устал быть ублюдком. Вколол себе тройной дозняк летом на крыше, лег на расстеленную куртку умирать. «Чувствую — всё, отьезжаю. Ну, думаю — наконец-то. Часов через пятнадцать очнулся, весь, сука, затёкший, печень болит. Не получилось — ЖИВОЙ…». Следующая его попытка призваться в подземные войска тоже примечательна — ввёл себе в вену пять кубов рафинированного растительного масла «Олейна». «Зачем, Костян?» — «Да затрахало всё». Почему-то не умер.

Полароидные фотографии Н. с трёхгранным напильником в заднем проходе, развешанные по всему району. Задолжал отчиму Ежа. Долг платежом страшен.

Ларин, упиздяренный в сопли. Пятикубовым шприцом грозящий своему двухлетнему сыну: «Утютютю…». Пока жена работала проституткой по вызовам, он присматривал за малышом.

Лось, супруга которого кололась в период беременности и лактации. К удивлению всех, родила здоровенького с виду младенца. Мало кто знал, что ночами он никак не мог успокоиться, кричал, пока она не вкладывала ему в ротик марлечку, а в марлечке ватка, а в ватке вторяки. Позже выяснилось — пацанёнок почти слепой.

И все они начали с одного-единственного укола.
♦ одобрила Совесть
20 марта 2014 г.
Автор: Из книги «Автостоп: притворись его знатоком»

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит большое количество сленговых выражений. Вы предупреждены.

------

Автостоп — это не только адреналин для любителей риска, но и целая кладезь всяких историй, хороших и плохих, в том числе и мистических. Ведь иная дорога — излюбленное место блуждающей нечисти. Один из авторов книги приводит несколько рассказов очевидцев, методично собранных им и записанных в блокнотик. Я привожу самые интересные из них (стиль и комментарии автора сохранены).

* * *

СТРАННЫЙ ВОДИТЕЛЬ

Однажды вечерком стопил человек от Москвы на Волгоград. Застопил зеленый «УАЗик». Внутри сидел мужик лет тридцати, в военной форме. Все как обычно, правда, запах в машине был какой-то странный. Но всякое бывает, хрен с ним. Ближе к ночи стопщик заснул. Проснулся он ночью оттого, что машина остановилась. За окнами была степь и темно, сверчки поют... Водителя не было. Выбравшись из машины «до ветру», он обнаружил, что стоит на каком-то пустынном кладбище в степи, и никого вокруг. Изрядно подсевши на измену (свою нужду он, наверное, тут же справил прямо в штаны), он потихоньку-потихоньку отошел от машины, вышел с кладбища и тут со всех сил ломанулся к ближайшим огням на горизонте. К тому ж парню все время казалось, что тот «УАЗик» едет за ним. Оглядываясь назад, он утверждал, что видел на кладбище какие-то быстро перемещающиеся огоньки. Через некоторое время он достиг села, где постучался в какой-то дом. Какая-то бабка его приветила, он рассказал ей эту историю, и она дала ему какой-то хитрый деревянный крестик весьма забавной формы, напоминающий анк.

Утром выяснилось, что он уже в Волгоградской области, и до трассы около 40 километров. Сходить еще раз на то место он так и не решился.

* * *

МЕРТВЫЙ ПОСТ

Во Владимирской области на трассе между Суздалем и Иваново иногда (но редко) водители замечали странный пост ГАИ. Hи знаков перед ним, ни людей внутри или вокруг него не было, его окна светились ночью странным белесым светом. Естественно, в следующий раз на этом месте ничего не находили. Судьба остановившихся на том посту тоже неизвестна, но увидеть его считалось дурной приметой — многие водители старались всячески избегать этого места по ночам.

Сама подоплека явления тоже покрыта мраком, так как никогда прежде на этой точке не было никакого поста ГАИ, да и аномалий не отмечалось. В 1997 году место было освящено священником из Суздаля, и после этого явления прекратились.

* * *

СБИТЫЙ СТОПЩИК

Явление этого призрака отмечено на трассе М6 в районе села Иловай-Дмитриевское (север Тамбовской области). Как рассказывают местные, в конце 1970-х неподалеку от этих мест погиб стопщик (точно не известно, был ли это путешественник, бич или тюлень, но не из местных). Довольно страшной смертью — был сбит и раскатан фурой, но умер не сразу. С тех пор местные и драйвера периодически встречают его идущим по правой обочине и даже иногда стопящим. Такие явления отмечались только в середине лета, около 23:00 (говорят, в это время он и погиб). Призрак безобиден, но может сильно напугать. Выглядит как парень лет 27-30, в джинсе и штормовке. В сумерках не сразу можно понять, что это призрак. Никакого свечения не испускает, но кожа имеет практически абсолютно белый цвет, а глаза... их никто не запомнил, но видевшие его лицо говорят, что оно какое-то ужасное и иногда преследует их в снах. Некоторые припоминали запах озона, сопровождающий его появление. К людям не ходит, в населенке был замечен только раз (у колодца), страшным голосом не орет. Идет, голосуя, но при приближении людей или столкновении с ними обычно исчезает…

* * *

БЕЛАЯ «СКАНИЯ»

В этой истории много непонятного. Суть такова: однажды на флэту в Куйбышеве появился трясущийся человек хипповского вида, без всякого шмотья, в каких-то сучьях, листьях... Он очень сбивчиво рассказал следующую историю: он пытался стопить в сторону Омска на трассе и ему остановилась описанная фура. Что он увидел, открыв дверь, он был не в состоянии описать — его начинало колотить, и он говорить не мог. Увидев НЕЧТО, он бросил шмотник и без оглядки побежал в лес в состоянии дикого страха. Только к утру он смог добраться до города. Два дня после этого он не мог прийти в себя и вел себя, как псих. А на третий день умер по неизвестной причине (есть вероятность самоубийства через отравление).

До этого был известен как вполне нормальный человек — упиться/укуриться до таких глюков, тем более на трассе, тоже не мог...

Любопытно, что за два месяца перед этим на той же трассе, но ближе к Омску был обнаружен труп девушки без признаков насильственной смерти. Она была совершенно седой.

Возможно, омичи и куйбышевцы лучше знают эту историю, я узнал ее через вторые руки.

* * *

ПРИЗРАК МАШИНЫ

Случай имел место на М9. Стопщик стоял ночью на трассе и голосовал. Мимо него проехала странная машина, которую он определил как «Ауди» темного цвета. Вся странность заключалась в том, что тачка не издавала АБСОЛЮТНО никаких звуков. Не было слышно ни двигателя, ни шума колес — ничего! Человеку, понятное дело, стало не по себе, и он ушел в населенку, где и просидел до утра на каких-то дровах. На посту ему сказали, что слышали про такую машину, но сами не видели и считают это драйверской байкой.

* * *

ЧЕРНЫЙ МОЛЧУН

Представляет из себя мужика богатырского вида — мощный, черный, с большой бородищей. Ничего не говорит, только кивает.

Ездит в машине, обитой изнутри черной кожей, марка неизвестна. Вроде бы активно подбирает стопщиков. После проезда с ним люди умирали в течение месяца, обычно от внутримозговых кровоизлияний или в результате несчастных случаев. Вывод был сделан на основании трех случаев, рассказанными разными людьми в разное время, но кто были эти люди, я так и не узнал…

* * *

ПРИЗРАК?

В Вологодской области около 4 часов утра стопил чел на Москву. Идя по трассе в предрассветных сумерках, он встретил человека, идущего навстречу. Стопщик спросил у него, далеко ли до следующего населенного пункта или поста, но человек его проигнорировал, причем начисто. И вообще, он показался каким-то странным. Продолжая идти по трассе, стопщик через несколько километров наткнулся на придорожный памятник. На фотографии он узнал того мужика, хотя разглядел его тогда не очень хорошо из-за сумеречной темноты. Ничего выяснять не стал и особого значения случаю не придал — во люди!. Хотя, может, понты просто кинул, а на деле, небось, кирпичей наложил только так.

* * *

ВПИСКА

Этот случай произошел, кажется, около села Васьково Смоленской области. Один бич-хайкер из Беларуси оказался там к ночи. Трафика, ясное дело, ноль. Дело было осенью, и он решил вписаться в какой-то заброшенный дом. По дереву он забрался на чердак через окно, расстелил пену, лег...

Почему-то не спалось. В середине ночи сквозь дрему он услышал скрип досок и какие-то шорохи. Он открыл глаза и заметил, что в некоторых местах в полу (ака потолке) имеются щели, и сквозь них проходит желтоватый свет. Он тихонько подполз к ближайшей щели и заглянул. Внизу на столе стояла горящая свеча, слабо освещавшая все вокруг. За столом сидел бородатый дед в белой рубахе. Потом он встал и прошел по избе пару раз вокруг стола и взглянул на потолок. Тут стопщик увидел его лицо. Оно показалось ему очень злым, глаза были без зрачков и светились тусклым желтым светом, как будто подсвечиваясь изнутри. Через некоторое время дед, издав какие-то странные хриплые звуки, взял свечу и вышел.

Бедняга на чердаке схватился за фонарь (но не включал) и нож, так и просидел до утра на измене. Когда какая-то птица на крыше зашуршала, чуть концы не отдал. Утром, придя в себя, поинтересовался у местных, нет ли тут какой истории. Оказалось в этом доме жил дед с семьей, и многие считали его колдуном. Кончил он плохо — был задушен собственной дочерью во сне. После этого через неделю сначала умерла дочь, потом ее сын, а все остальные срочно убрались из дома.

Дом пользуется дурной славой. Священник, призванный туда народом, упал у крыльца в обморок и отказался потом идти внутрь.

С тех пор я слышал об этом доме еще раз, вроде бы его сожгли жители. А тот чел стал религиозен и стоп забросил.

* * *

P. S. По признанию автора, часть найденных им историй не была опубликована, так как кончились они не так хорошо…
♦ одобрила wolff
19 марта 2014 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Yootooev

ВНИМАНИЕ: история содержит ненормативную лексику и эпизоды, которые могут быть расценены как порнографические, но в силу своих особенностей не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. Вы предупреждены.

ОТ АВТОРА: Посвящается моему другу Воробьеву Денису, яйца которого время от времени заменяют ему мозг.

------

«Меня одного смущает, что врачи называют свою деятельность «практикой»? (откуда-то из сети)

Положение тела, в принципе, казалось удобным, смущало лишь одно — я не мог пошевелиться. Открыв глаза, я обнаружил себя в ярко освещенном медицинском кабинете без окон, но зато с двумя дверьми. Одна была открыта и за ней можно было разглядеть темный коридор какой-то поликлиники. Вторая была заперта, из замочной скважины торчал ключ с небольшой биркой. Несколько ламп одновременно били в глаза. Я зажмурился и попытался отвернуться, но не смог: голова оказалась надежно зафиксированной в одном положении, равно, как руки, ноги, таз и плечи.

— Что за черт... — пробормотал я, мгновенно отойдя ото сна. — Эй, здесь кто-нибудь есть?

Голос эхом отразился от стен коридора и напугал меня не меньше, чем сама ситуация. Сразу вспомнились всякие «Пилы», «Хостелы» и прочие резни любыми подручными средствами. Не надо было мне смотреть все это — не вел бы себя, как придурок.

— Эй, что здесь происходит? Кто-нибудь слышит меня? Эй!

Ну именно, что как придурок.

Так никого и не дозвавшись, я внимательнее осмотрелся вокруг (насколько это вообще было возможно). Довольно быстро я пришел к выводу, что нахожусь в стоматологическом кабинете. Плохая вода, кариес, всякие там заболевания и напрочь сбитый режим питания делают свое дело повсеместно, так что не думаю, что кому-нибудь из вас требуется описание специфики обстановки такого места, как стоматологический кабинет. Если все же требуется, то вам крупно повезло.

«Здорово, — подумал я про себя. — Просто здорово. И что же это — начало ужастика или какой-то глупый сон?».

Мозгом ощущался неслабый провал в памяти: так, словно жизнь шла себе шла, подобно кинопленке, а потом вдруг чья-то рука беспощадно вырезала из нее кусок, наспех склеила два последовательно несвязанных между собой конца и вот ты тут — сидишь, привязанный к стоматологическому креслу. Такое бывает после наркоза, потери сознания или хорошего удара в челюсть. Я изо всех сил напряг память, силясь восстановить в голове предшествующие события.

Так, был день... Самый обычный рабочий день. Я сидел в своей каморке и монтировал рекламный ролик. Какой? Не то автосалон «Мазда», не то «Зауральские напитки»... Тьфу, блин, да при чем тут «Мазда» и «Зауральские напитки»?! Причем тут вообще все это?

«Дальше».

Так, ладно. Параллельно я списывался с тремя или четырьмя девками с сайта знакомств. Бабы — это моя страсть, я даже особо не бухаю. Очень уж люблю я телок и хорошенько потрахаться. А уж сколько у меня их было!..

«Ты идиот?!».

Хорошо, меня опять уводит в сторону. Что потом? Потом, как бы это очевидно ни звучало, рабочий день закончился и я пошел домой. Стоп! Нет, не домой. Я договорился с одной из новых знакомых о встрече. Точно! Она мне сразу понравилась. Как же ее звали... Алиса, Арина, Анжела... Точно, Анжела! Она мне говорит (ну, то есть пишет): люблю, говорит, потрахаться с огоньком, с задором; люблю разные игры ролевые и много чем могу удивить. О, как! А ведь не от каждой такие откровения услышишь при первом-то контакте. Словом, переписка была недолгой и я предвкушал веселый вечер. Сошлись мы на том, что она после работы заберет меня на машине.

— Точно, точно...

Помню, как вышел из студии, она мне посигналила, я сел на переднее сидение и... И больше нихрена не помню. Не помню я ни ее машины (белая какая-то), ни тем более лица. Ровным счетом ничего.

— Ролевые игры она любит...— проворчал я, сообразив, наконец, в чем, собственно, дело.

В этот момент в коридоре раздались шаги. Я вздрогнул, но мысль о том, что это всего лишь эротическая игра, расслабляла, и я уже более спокойно стал ждать ту, что вот-вот войдет в кабинет.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть