Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «БЕЗ МИСТИКИ»

12 ноября 2016 г.
Первоисточник: ru.wikipedia.org

26 мая 1828 года на рыночной площади Нюрнберга был замечен необычный подросток лет 16-17. Его встретил некий сапожник Вайхман. Юноша молча протянул сапожнику конверт, адресованный «Господину командующему 4-м эскадроном 6-го полка лёгкой кавалерии. Нюрнберг». Сапожник попытался узнать у юноши, кто он и чего желает, но не смог добиться вразумительного ответа. Он довёл юношу до ближайшего поста городской стражи и сдал с рук на руки солдатам. Оттуда неизвестный подросток был направлен к дому командующего герра Фридриха фон Вессенига, проживавшего в предместье.

Найдёныш был доставлен к дому капитана фон Вессенига, куда вошёл, не сняв шляпы, и на вопрос слуги, что ему нужно, ответил, что его направили в этот дом и что он останется здесь, заключив при этом: «Хочу быть кавалеристом, как мой отец». Позднее слуга рассказывал, что юноша показался ему до крайности измученным. Найдёныш плакал, с трудом держался на ногах и явно страдал от голода и жажды. Слуга (по приказу хозяйки, которой за отсутствием мужа было передано письмо) предложил ему мяса и пива, однако молодой человек выплюнул и то, и другое, гримасой выразив своё отвращение. Зато он жадно съел кусок чёрного хлеба, запив его стаканом воды. Попытки расспросить его ничего не дали, неизвестный заученно повторял «Хочу быть кавалеристом, как мой отец», явно не понимая, о чём ему говорят, в результате чего слуга сделал вывод, что перед ним какой-то дикарь. Так как фон Вессенига не было дома, слуга проводил незнакомца в конюшню и предложил отдохнуть на охапке соломы, где тот и уснул.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
6 октября 2016 г.
Первоисточник: mrakopedia.org

Понедельник, 17:25

— Признай, Алла, все мужчины в этом похожи, — говорила Инна своей коллеге, с которой ей по пути в сторону метро, — У них в крови быть победителями. Мой Леша тоже любит доказывать мне, что я не права.

— Я хорошо отношусь к Коле, но иногда он просто невыносим, — отвечала Алла, — Постоянно со мной спорит и каждый раз пытается поставить тысячу, «просто чтобы сделать спор интересным». Это не интересно. Это раздражает.

— Если все так плохо, почему ты не выскажешь ему? Звучит так, словно он конкретный козел.

— Я много раз с ним говорила. Но ему не нужны слова, ему необходимо, чтобы ему на деле доказывали, что он неправ. Это единственное, что я не могу в нём терпеть.

— По крайней мере, ты не живешь с ним. У каждого из вас есть свое место, чтобы остыть.

— Я тоже так думаю, — Алла обняла коллегу, — Увидимся завтра.

При входе в свой двор Алла заметила лежащую лицом вниз фотографию. Она подняла ее и внимательно рассмотрела. На ней был красивый молодой человек. Голубоглазый. Русоволосый. С такой голливудской улыбкой.

— Ты не так уж и плох, красавчик, — сказала вслух Алла, — Выглядишь немного заносчивым, но не плох. Ты пойдешь домой со мной, — и положила фотографию в сумочку.

Зайдя в свою квартиру, Алла разделась, сделала себе кофе и вспомнила про находку.

— Здесь твой новый дом, — гордо сообщила Алла, прикрепляя фотографию на холодильник.

∗ ∗ ∗

Вторник, 17:21

— Так, вы с Колей решили свои разногласия? — спросила Инна, чей рабочей стол был рядом с Аллой.

— Пока еще нет. Мы поспорили, и если я выиграю, то все будет по-моему, — Алла потянулась, — Ох, конец рабочего дня.

— Тебе так повезло, что ты можешь дойти до дома пешком, — сетовала Инна, когда они шли в сторону метро, но голова Аллы была забита вчерашней находкой, и она только хмыкнула в ответ. Сейчас ее не волновали такие мелочи.

Она быстро шла к своему дому и опять обнаружила на том же самом месте перевернутую фотографию. Подняв ее и посмотрев секунд пять, она положила фото в сумку. Затем пришла домой и тоже прикрепила на холодильник.

На фотографии была отрезанная мужская правая рука.

∗ ∗ ∗

Среда, 17:31

— Встречаюсь с Лешей около семи, так что увидимся завтра, — объявила перед выходом Инна.

— Развлекайся, — улыбнулась Алла.

Белеющая на асфальте перевернутая фотография была видна издалека. На том же месте. Но испугало Аллу не это, а приближающийся бомж, который вроде тоже заинтересовался находкой. Бездомный был ближе и уже наклонился, и Алла с облегчением вздохнула, когда увидела, что он поднял недокуренную сигарету.

— Дочка, спички есть? — жалобно спросил бездомный дед.

— Нет, — отрезала Алла, — извините, не курю.

— Не курит она, — заворчал бомж и пошел дальше по своим делам, — Черт побери, в мое время курили все, а сейчас возомнили о себе…

Подождав, пока бомж скроется из виду, Алла перевернула фотографию и, довольная, положила ее в сумку.

— Итак… — нахумурила Алла лоб на своей кухне, прикрепляя новую фотографию на холодильник.

Картина находок пополнилась отрезанной левой мужской рукой.

∗ ∗ ∗

Четверг, 17:29

— Ты в порядке, Алл? — нерешительно спросила Инна свою коллегу.

— Да, — пробормотала она, — Я просто сегодня спешу домой. Ничего важного, надо бежать.

— Хорошо, — произнесла удрученная Инна, зная, что сегодня до метрополитена она дойдет одна, — Удачи.

Эти фотографии просто захватили все сознание Аллы. Ей хотелось собрать всю мозаику. Поэтому надо успеть. Вдруг кто-то подберет раньше ее.

— Да! — радостно воскликнула она, когда опять увидела белое пятно фотокарточки возле бордюра. По ней даже кто-то прошелся, был виден отпечаток обуви. Не брезгуя, она положила фото в сумочку.

На этот раз была отрезана конечность с левой стороны. Нога.

∗ ∗ ∗

Пятница, 17:27

— Почему я должна убирать за ним его же бардак? — Инна сетовала на жизнь, — Я что, служанка?

— Угу-угу, — вполуха слушала ее Алла, собираясь, — Эй, пора домой! Я побежала, — и чмокнула в щеку коллегу.

— Здорово! — увидев еще один поджидавший ее фотопазл, Алла вскрикнула, мимо проходящие люди обернулись на нее.

Дома Алле пришлось перетряхнуть весь шкаф, чтобы найти магнитик с Твери, купленный Колей в командировке. Им она прикрепила фото с отрезанной правой ногой.

∗ ∗ ∗

Суббота, 17:30

— Ни единой… — произнесла Алла вслух, сидя с чашкой кофе на балконе, который выходил во двор, и откуда просматривалось место с появляющимися фотографиями.

На темном асфальте внизу белела перевернутая карточка.

∗ ∗ ∗

Воскресенье, 17:30

— Ни души, — вздохнула Алла, сидя на скамейке во дворе и глядя на лежащее новое фото. Снимки были все страшнее и страшнее, особенно субботнее. Голый мужской торс с отрезанными ногами и руками. Алла знала, что ждет ее на этой. У торса отсутствовала голова. Может, ну все-таки, её кто-то подберет?

— Ни единой души, — спустя еще пару часов Алла со стоном встала и подобрала фотографию.

Она вернулась в свою квартиру. Поставила кофейник.

— Забавно, на этих снимках ты не выглядишь таким самодовольным, — Алла взяла магнитик, удерживающий первую найденную фотографию, и поверх нее прикрепила сегодняшнюю. Отрезанная голова этого молодого русоволосого голубоглазого красавца. — Ни на одном.

Она оперлась на кухонный уголок и рассматривала всю картину целиком, приговаривая:

— Похоже, я выиграла спор, дорогой. Я говорила тебе, что люди не такие любопытные. Я оставляла карточки по пути на работу, и они всегда лежали по пути обратно.— Она улыбнулась. Надо достать молока к кофе из холодильника. — Ни одно фото не подобрали. Ни одно.

Она взяла пакет молока и, посмотрев на верхнюю полку, щелкнула по мертвенно-холодному лбу лежащей там головы:

— Так, где моя тысяча, Коля?
♦ одобрила Инна
6 октября 2016 г.
Первоисточник: ru.wikipedia.org

Бинтование ног — обычай, практиковавшийся в Китае (особенно в аристократической среде) с начала X до начала XX века.

Бинтование ног начиналось до того, как стопа девочки была полностью сформирована. Чаще всего бинтовать ноги начинали осенью или зимой, поскольку холод уменьшал чувствительность к боли и снижал риск инфицирования. В богатых семьях в день первого бинтования ног девочке предоставлялась личная прислуга, для того чтобы ухаживать за её стопами и носить её на руках в те дни, когда боль становится слишком сильной.

Для формирования «идеальной ножки» требовалось приблизительно три года. Процесс бинтования ног состоял из четырёх этапов.

Первый этап назывался «попыткой бинтования». Прежде всего ноги девочки обмывались тёплой смесью из травяных отваров и крови животных для того, чтобы стопа стала более гибкой. Хлопковые бинты длиной 3 метра и шириной 5 сантиметров также вымачивались в травяных отварах и крови животных. Ногти на ногах подрезались как можно более коротко для профилактики врастания ногтя и, как следствие, инфицирования. После этого стопа сгибалась с такой силой, что пальцы вдавливались в подошву ноги и ломались. Повязка накладывалась в форме «восьмёрки», начиная со свода стопы, затем вокруг пальцев и наконец вокруг пятки. После каждого оборота бинта повязка туго затягивалась. Концы повязки сшивали для того, чтобы повязка не ослабла, а затем на ногу девочки надевали специальные носки и туфельки с острыми носами. После этой процедуры девочку заставляли ходить, для того чтобы под весом тела стопа постепенно приобрела желаемую форму. Кроме того, ходьба была необходима для восстановления кровообращения в туго забинтованных ногах. Каждый день девочка должна была проходить не менее 5 километров (однако девочки с особенно маленькими ногами ходить не могли и до конца жизни их носили слуги).

Второй этап (длительностью более полугода) назывался «попыткой затягивания». На этом этапе бинты затягивались всё туже, что усиливало боль. Сломанные пальцы требовали постоянного ухода, поэтому повязки периодически снимались, стопы омывались для того, чтобы удалить ткани, поражённые некрозом. Ногти аккуратно подстригались. Стопы также массировали, чтобы они легче сгибались, иногда их подвергали ударам для того, чтобы суставы и сломанные кости стали более гибкими.

После омовения ногу обрабатывали квасцами и благовониями с различными ароматами. Сразу после этой процедуры повязка накладывалась снова, причём бинт затягивался ещё туже. Этот процесс повторялся как можно чаще (в состоятельных семьях как минимум раз в день, а в бедных крестьянских семьях два или три раза в неделю). Этим обычно занимались старшие женщины из семьи девочки или профессиональные бинтовальщики ног. Считалось, что матерям не следует проводить эту процедуру, поскольку мать будет испытывать жалость к дочери и не сможет затянуть повязку достаточно туго. Существовала китайская пословица: «Мать не может любить одновременно свою дочь и её ногу».

Третий этап назывался «периодом тугого бинтования». На этом этапе носок ноги постепенно притягивался к пятке, кости при этом изгибались и иногда ломались снова.

Четвёртый этап носил название «бинтование дуги»: его целью было сформировать подъём стопы настолько высоким, что под аркой стопы могло поместиться куриное яйцо. В результате форма стопы начинала напоминать натянутый лук — это считалось очень красивым.

Через 4-5 лет после начала бинтования стопы боль становилась менее мучительной. Однако страдания, причиняемые деформацией ноги, были такими сильными, что в Китае появилась пословица «Пара бинтованных ног стоит ванну слёз».

В более взрослом возрасте женщины сами бинтовали себе ноги. Это приходилось делать в течение всей жизни.

Самой распространённой проблемой было возникновение инфекций ног. Несмотря на то что ногти регулярно подстригали, они часто врастали в палец, вызывая воспаление и повреждая ткани пальца. По этой причине иногда ногти удалялись. Также несколько слоёв плотной ткани не пропускали воздух к стопе, и из-за слишком тугой повязки кровообращение в стопе нарушалось, а кровообращение в пальцах ног вообще исчезало. В результате инфекционные процессы в пальцах не прекращались; начинался некроз тканей. Если инфекция переходила на кости, то пальцы могли отпасть, это считалось благоприятным, поскольку теперь ногу можно было перебинтовать ещё туже.

Если у девочки были более широкие стопы, в них иногда втыкали осколки стекла или черепицы, для того чтобы спровоцировать инфекцию и, как следствие, некроз тканей. Инфекция ноги могла привести к смерти от заражения крови, если же девочка выживала, то во взрослом возрасте у неё чаще возникали различные заболевания. В начале процесса значительная часть костей стопы оставалась сломанной часто на несколько лет. Когда девочка становилась старше, кости начинали срастаться. Однако даже после того, как кости срастались, они оставались хрупкими и часто снова ломались, особенно в подростковом возрасте, когда были ещё недостаточно крепкими.

Обычай бинтования ног воспринимался женщинами как необходимость, поскольку к женщинам с нормальными, недеформированными ногами относились с презрением, называя их «босоногими». Во время сватовства семья жениха сначала интересовалась размером стопы невесты. Если её длина превышала четыре цуня (приблизительно 13 см — чуть длиннее среднего пальца руки), то свекровь презрительным жестом срывала юбку с девушки, а гости высказывали оскорбительные замечания в её адрес. Мужчина имел право расторгнуть помолвку, если обнаруживалось, что ступни у невесты недостаточно маленькие.

Женщины с недеформированными ногами не только не могли рассчитывать на удачное замужество; в богатых домах прислуживать хозяйке могли лишь девушки с забинтованными ногами, а те, у кого стопа была слишком большой, вынуждены были заниматься более тяжёлой и грязной работой, например, на кухне. К тому же, по китайскому поверью, если женщина не имела мужа, умирала бездетной и некому было ухаживать за её могилой, то в своём посмертном существовании она превращалась в «голодное привидение» и обречена была вечно скитаться без приюта. По этой причине ради возможности выйти замуж женщины были согласны терпеть боль и прочие последствия бинтования ног. Если мать из жалости недостаточно туго бинтовала ноги дочери, то во взрослом возрасте девушка осуждала мать за слабость.
♦ одобрила Инна
22 сентября 2016 г.
Первоисточник: mrakopedia.org

Друг рассказывал. Некий мальчик в их городе решил произвести впечатление на друзей и провёл их в парк аттракционов после закрытия. С его стороны всё было спланировано, поэтому, погрузив остальных в беседку колеса обозрения, включил его. Уж не знаю, о чём он думал, но он схватился руками за перекладину снизу беседки, так и поехали. На шум сбежались взрослые, и какой-то мужик не пойми зачем остановил колесо, когда дети были в высшей точке. Пацан сорвался и рухнул с высоты 45-50 метров на бетонную плиту. Когда к нему подбежали, увидели картину: голова на перекорёженном, переломанном где только можно теле, повёрнутая под неестественным углом, с полуулыбкой заявляет что-то вроде: «Фух, пронесло, я думал, всё», — и умер.
♦ одобрил friday13
22 сентября 2016 г.
Было это в начале нулевых, я тогда был школьником, и на лето меня сбагрили к бабушке в деревню. Деревня как деревня, рядом сады и наполовину разрушенное фермерское хозяйство. Ничего примечательного. Мне выделили спальню, а дед с бабкой переместились временно в зал на раскладной диван.

В одну из ночей (я сплю довольно чутко) проснулся оттого, что кто-то вошёл в дом, хлопнув дверью. Сделаю ремарку: двери у нас что в ограде, что в дом не запирались, поскольку нужды в этом не было. Во всей деревне единственными криминальными элементами были пара тихих алкоголиков, так что, несмотря на существование всяких запоров, ими не пользовались. Люди чужие позвонили бы в дверь, а свои, родственники, всегда сами заходили. Тут я начинаю прикидывать, кто из родственников мог завалится среди ночи. Гость меж тем начинает топать сначала на кухню, потом по прихожей в сторону спальни и зала. Я начинаю бояться, поскольку родственник включил бы свет, а не стал бы на ощупь шарахаться, рискуя запнуться о порог и сломать себе шею. Гость доходит до середины коридора, останавливаясь на полпути к залу и спальне, а потом начинает выть. Утробно так завывать, во весь голос. От страха я просто впал в ступор. Мне хотелось заорать и вскочить, но я вообще пошевелиться не мог. Ощущение было как в кошмаре, когда за тобой гонится чудище, а ноги перестают тебя слушать.

Тут и дед с бабкой проснулись. По звукам я понимаю, что там что-то происходит. Наконец, пересиливаю себя, поднимаюсь, выхожу в коридор. Место действия переместилось ко входу, там дед печной кочергой дубасит кого-то, бабка выглядывает из-за его спины, а инфернальная тварь визжит нечеловеческим голосом. В итоге им удаётся её вытолкнуть за дверь, но она ломится обратно. Я наконец подбегаю и включаю свет. В полуоткрытый проём двери заглядывает и упирается какое-то абсолютно дикого вида женщина с сумасшедшим взглядом, словно из фильма про экзорцизм. Дед пытается закрыть дверь, та с невероятной силой пытается влезть. Всё это сопровождается безумным рёвом гостьи. В конце концов бабка не придумала ничего лучше, чем зачерпнуть воды из ведра и плеснуть ей в лицо. Та ретировалась наконец — как-то выскочила на улицу и ушла.

Оказалось, садовики привезли с собой в сад из города сумасшедшую дочь, а та у них сбежала ночью и шаталась по деревне, ломясь ко всем подряд. Вот такие дела. Я заработал себе фобию, а двери с тех пор стали запирать.
♦ одобрил friday13
Первоисточник: samlib.ru

Автор: Василий Жабник

Бонишон-младший был страстным чревоугодником. Ему не исполнилось и тридцати, а он уже объездил едва ли не весь свет, пробуя самые изысканные яства, какие только мог позволить себе единственный наследник популярнейшего шансонье, — и поскольку записи Бонишона-старшего, более известного как Жан Бонбон, даже спустя десять лет после его смерти, вызванной чрезмерным употреблением кокаина, продолжали прекрасно раскупаться не только во Франции, но и за её пределами, принося немалый доход их правообладателю, месье Бонишон мог позволить себе очень многое — нередко даже то, что запрещалось законом страны, куда он прибывал в поисках новых и необычных вкусовых ощущений.

В одной из гастрономических поездок он и познакомился с мистером Норбертом. Случилось это на рынке в Нуоро, где месье Бонишон при помощи скверно составленного французско-итальянского разговорника безуспешно пытался отыскать печально знаменитый сыр касу марцу.

Мистер Норберт говорил без акцента на десяти языках, и ещё на стольких же — с едва заметным американским выговором. Его изящный французский был из числа вторых.

— Здесь вам ничего не добиться, — прокомментировал мистер Норберт отрицательные жестикуляции торговцев, — ибо за продажу formaggio marcio полагается огромный штраф. — Он подмигнул обернувшемуся на звук родной речи месье Бонишону и продолжил сутенёрским шёпотом: — Я помогу вам отведать искомое лакомство — но с условием, что вы разделите трапезу со мной.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
22 сентября 2016 г.
ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна целостность текста. В результате история содержит сленг, жаргонизмы, ненормативную лексику и многочисленные грамматические ошибки. Вы предупреждены.

------

Рассказы разных людей из первых уст. Стилистика, орфография и пунктуация сохранены.

* * *

Как проснулся началась мания преследования. Казалось что все против меня, хотят убить, ломятся в двери слышал голоса было жуткое ощущение вины и тяжести на душе пошел в ванную и бритвой от станка перерезал себе вены. Хорошо артерию не задел)) крови потерял до хрена запах до сих пор помню хотя 2 года прошло.

Выполз из ванны захотелось свежего воздуха глотнуть стоять толком не мог слабость ужасная слышу голос тихий за входной дверью не надо я люблю тебя Димочка не надо и так раз десять пока этот голос не перешел в тиканье часов.

На стене были три тени силуэт женщины с сумочкой и 2ух мужчин один в шляпе другой в капюшоне. Люстра у меня зеркальная и в ней отражалась толпа народу они все смотрели на меня. Потом уснул не надолго. Кровь свернулась потому не отъехал).

Проснулся вышел на площадку соседи вызвали скорую меня отвезли в местное отделение перебинтовали и отправили своим пешком домой. Через каждые 20 метров ходьбы мне надо было присесть чувствовал себя старой бабкой) пошел до друга дошел часа за 3. Идти 20 минут. У него ближе к вечеру начал снова слышать голоса при чем у него на балконе 4 этаж реальные такие! Два голоса парня и девушки обзывали нас я схватил гирю вышел на балкон но там как и следовало ожидать никого.

Друг говорит у тебя глюк с трудом ему поверил.

Они еще смеялись надо мной говорят нас только ты видишь. Ночью глюки усилились я их уже видел парень в очках у них за главного был чертом с ним бесы его друзья маленькие уродцы показывали мне языки кривлялись. Главный говорил что они пришли потому что я бухал и из за попытку суицида страшный грех сам сказал! Предлагали душу продать. Черт говорил сам раньше был человеком ему его так называемое ремесло нравится но они горят постоянно за это.

Общаются они постоянно на матах послать его как нам комплимент сделать.

Еще были чертовки когда включал свет у них с лица кожа слазила они визжали и просили выключить. Бесы подталкивали ударить друга гирей по голове слава богу капля здравого смысла осталась! Часов в 6 они пропали но голос погнал срочно домой. только зашел домой ко мне стучится опер говорит поехали в отделение туда оказывается всех суицидов тянут. Голос в голове твердил что он убийца или он или я. Зашел в туалет взял освежитель больше ничего не нашлось)) напал на него в подъезде опер конечно опешил явно не ожидал!) Мы вылетели на улицу он достал пистолет положил меня на землю хорошо шмалять не стал а хотел сам потом сказал)) Че в ментовке вытворял рассказывать не буду стыдно. Отвезли в дурку 2 недели там отвалялся было время подумать сейчас вообще не пью.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
21 сентября 2016 г.
Специфика профессии такая, что мы работаем в отдаленных местах, до которых 10 часов на вездеходе, вертолете, на лодке или рафте, приключения, романтика, но это ещё и работа. Север, тайга и леса. У нас есть небольшие станции-избушки, где хранится оборудование, особенно, если ведутся длительные исследования, за ними приглядывают лесники, но там есть дрова, иногда какая-то еда, но основное всё с собой приносим или на лодках. Стоят такие избушки глубоко в лесу, на реках и так далее, народу нет совсем. Ружей у нас нет почти никогда, а если есть, то не у всех, обычно у зоологов.

Представьте, девочки-ботаники и один мальчик-орнитолог заходят в такую избушку, а она открыта и теплая, что само по себе удивительно. Думают, ну охотники забрели, бывает, радостно располагают вещи, компания будет, а на печке кастрюлька. Девочки радостно бегут к ней, а что, уже и поесть приготовлено, здорово, с дороги-то хорошо. Открывают эту кастрюльку, а в ней человеческая рука отрубленная варится. И теплая.

Понимаете весь страх? Во-первых, значит, тот, кто это сделал ещё где-то рядом. И где он? Все ещё тут? Идти обратно? Ночь скоро. Сколько их? Вооружены ли они? Хорошо, у них был спутниковый телефон, но им пришлось ночевать в этой избушке без ружья и без какой-либо защиты, дверь заперли, а с собой у них был только походный нож да и все. И с этой рукой в кастрюльке.

Потом оказалось, что сбежали заключенные с зоны, видимо, один у них был «консервой», на Севере такое часто бывает, еду трудно добывать в лесу.
♦ одобрила Инна
20 сентября 2016 г.
Автор: Клайв Баркер

Страх — вот та тема, в которой большинство из нас находит истинное удовольствие, прямо-таки какое-то болезненное наслаждение. Прислушайтесь к разговорам двух совершенно незнакомых людей в купе поезда, в приемной учреждения или в другом подобном месте: о чем бы ни велась беседа — о положении в стране, растущем числе жертв автомобильных катастроф или дороговизне лечения зубов, собеседники то и дело касаются этой наболевшей темы, а если убрать из разговора иносказания, намеки и метафоры, окажется, что в центре внимания неизменно находится страх. И даже рассуждая о природе божественного начала или о бессмертии души, мы с готовностью перескакиваем на проблему человеческих страданий, смакуя их, набрасываясь на них так, как изголодавшийся набрасывается на полное до краев, дымящееся блюдо. Страдания, страх — вот о чем так и тянет поговорить собравшихся, неважно где: в пивной или на научном семинаре; точно так же язык во рту так и тянется к больному зубу.

Еще в университете Стивен Грейс напрактиковался в этом предмете — страхе человеческом, причем не ограничиваясь рассуждениями, а тщательнейшим образом анализируя природу явления, препарируя каждую нервную клетку собственного тела, докапываясь до глубинной сути самых затаенных страхов.

Преуспел он в этом благодаря весьма достойному наставнику по имени Куэйд.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
10 сентября 2016 г.
Автор: Майк Гелприн

За пару километров до цели штабной УАЗ, вот уже третий час трясшийся на колдобинах и ухабах, затормозил в метре от завалившейся поперёк дороги могучей сосны.

— Не проедем, товарищ прапорщик, — растерянно сказал водитель.

Литовченко матюгнулся сквозь зубы и полез из машины наружу. Стерегущие узкую лесную просеку лиственницы уже щекотали верхушками нижний край солнечного диска. Азартно гудело, прицеливаясь к прапорщицкой шее, нахальное предвечернее комарьё. Где-то неподалёку монотонно выстукивал бесконечную морзянку дятел.

— Давай, Хакимов, вылезай, — скомандовал Литовченко сгорбившемуся за рулём водителю. — Пешком дойдём, ноги, авось, не собьём. Там и переночуем.

— Где «там», товарищ прапорщик?

Литовченко не ответил. Перелез через разрезавший просеку напополам сосновый ствол и широким шагом двинулся по заросшей травой обочине. Где «там», он и сам толком не знал. В месте, которое майор Немоляев называл «сучьим объектом», прапорщик за десять лет службы бывал лишь однажды, год с небольшим назад. Подвозил туда продовольствие — что-то у них там стряслось со штатной полуторкой. Впрочем, на объект как таковой Литовченко не пустили — съестное разгрузили снаружи, у распашных ворот, врезанных в забор из стальных щитов в два с половиной человеческих роста. Литовченко сдал продовольствие под расписку очкастому задохлику в штатском и под доносящийся из-за забора заливистый собачий брех отбыл. Что происходит за оградой, и кто там, помимо псов, обитает, прапорщик понятия не имел. Походило на то, что майор Немоляев не имел также, хотя в подпитии, бывало, плёл про «сучий объект» разные небылицы, сводившиеся в основном к скабрезностям насчёт противоестественных отношений между собачьим и человеческим персоналом.

«Делать людям нечего, — сердито думал Литовченко, с остервенением отмахиваясь от комаров. — На связь, видите ли, они не выходят, большое дело. Перепились, небось, а тут тащись к ним за сотню вёрст».

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна