Предложение: редактирование историй

Тёмная комната

В тёмную комнату попадают истории, присланные читателями сайта.
Если история хорошая, она будет отредактирована и перемещена в основную ленту.
В противном случае история будет удалена.
2
1
26 сентября 2018 г.
Автор: MariaGooli

аккаунт saints row 3 купить>>>>> bit.ly/2xCPANK


ЕСЛИ ССЫЛКА НЕАКТИВНА, СКОПИРУЙТЕ ЕЕ В ОКОШКО БРАУЗЕРА И НАЖМИТЕ ENTER.
15 сентября 2018 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Estellan

— Дед, а расскажи историю? — донесся до старика голос с кровати у стены избы, где уже какое-то время ворочался внук. Вот ведь пострел, набегался за день, а теперь заснуть не может. Да еще и ветер этот злой воет в трубе раненым зверем, стучит в окна и в двери скребется. Видать, от того, что не в силах выстудить уютный мирок, спрятавшийся от него за теплым пламенем печи и крепкими засовами.
— Какую историю?
— Страшную.

Малец выбрался с кровати и, кутаясь в одеяло, взгромоздился на соседний стул за небольшим столом. Старик отложил газету, которую читал при неярком свете керосиновой лампы и прошаркал в сторону кухни, где сообразил две кружки чая из собранных собственноручно трав.

— Страшную? А ты заснуть-то сможешь? — добавил в чай по ложке меда и поставил одну из чашек перед внуком. Тяжело опустился на свой стул. — Про что? Про огненного змея в лесу? Про белого волка? Али про русалок? Хотя для русалок ты мал еще…

Малец лишь фыркнул на беззлобную усмешку старика. Вот еще, мал? Да почти в десять лет он и не такие истории слышал.

— Про серую поляну.
— Про поляну? Где же ты услышал про нее?
— Да так, пацаны болтали.
— Ну, раз пацаны… своего ремня они еще получат. Но запомни, я тебе запрещаю даже приближаться к той поляне.
— Почему?
— А вот слушай. И сам думай, — нехорошо в такую метель рассказывать такие истории, еще беду накличешь. Старик выглянул в окно и на всякий случай плотней запахнул тонкие шторы. Ветер бесновался на улице, завывая не хуже волчьей стаи, словно почуял что-то себе по нраву. — Случилось это, когда я был немногим старше тебя. До войны еще. В то время вокруг было много деревень. Какие-то больше, какие-то меньше. Вершаны, Ольховники, Косюки… много деревень было. Жили все небогато, но дружно. Промеж собой общались, все друг друга знали. Да и как не общаться, когда почти у всех в окрестных деревнях родня была. А однажды, такой же снежной и лютой зимой, пропали Вершанцы.
— Как пропали?
— Ты не перебивай, а чай пей да слушай. Как пропали? Да вот так просто пропали. День к соседям в деревни не заглядывают, другой. Неделю. Оно и понятно: у других-то и своих забот хватает, год неурожайным был, сена для скотины тоже много не заготовили. Всем тяжело было в то время. На вторую неделю только хватились, что Вершанцы ни к кому не заглядывали. Даже к родственникам. Зима в тот год суровой была, снега намело под крышу. А в лесу — и того пуще. Собрались мужики между собой и решили навестить соседей — явно беда какая-то у них приключилась. Да не поспели в тот день. Зимой дни короткие, ночь быстро наступает, а морозы были такие, что деревья звенели.
— А разве деревья могут звенеть?
— А как же. Выхватишь полешко с поленницы — тюк его топором, а оно расколется со звоном, как стекло.

Так вот, собрались мужики на следующий день сходить. Я с ними увязался, как самый молодой и прыткий, к тому же в Вершанах у матери сестра жила, моя, стало быть, тетка, вот и решила мать со мной гостинцев той послать. Да не пригодились те гостинцы. Той же ночью метель поднялась. Да такая, какой мы век не видывали, а у нас края, сам знаешь, суровые. Ветер выл, как зверь раненый, до середки оконцев намело снега. На следующий день никуда мы не пошли.

Пошли через день. Дорогу тоже замело. Мужики хоть и крепкие, но шли мы долго, до Вершан дошли, когда уже сумерки спускались. Дошли и удивились. Ни в одной избе свет не горит, ни скотины не слышно, ни собак, ни над одной избой дымок не вьется. Ясно — что-то случилось. В полной тишине шли до середины деревни. А в середине у них там пятачок был с колодцем. Вот над тем колодцем мы и увидели диво-дивное. Дерево-не дерево, как морозный узор над колодцем вырос. Выше изб, выше деревьев, то ли изо льда, то ли из чего — непонятно. Похожее на дерево, только плоское, как листок книжный, да с раскидистыми ветвями, а на ветвях листья, что твоя тарелка. А чем темней становилось, тем более явно это «дерево» в сумерках начинало светиться. Светится себе, значит, переливается. Про северное сияние мы тогда не знали, но очень похоже, как я потом скумекал. От розового до сиреневого. И знаешь, так жутко от этого сияния, этого дерева непонятного стало. Стоим мы, значит, посреди молчащей деревни, а тут из колодца непонятно что выперло и стоит себе, значит, в абсолютной тишине да переливается.

Один из мужиков подошел к этому дереву решил, стало быть, то ли кусок отломать, то ли что, да только коснуться и успел. И тут же упал как подкошенный. Мы к нему, а он твердый, как камень, — замерз, значит. Тут уже все перепугались. Бросились по домам Вершанцев. Да меня не пустили, сказали тут остаться, возле этого дерева. Так что сам я не видел. Только потом подслушал, как отец с матерью говорили. Померзли все в той деревне. Всех жителей они нашли кого в постели, кого на стульях. Все были, как камень, словно в мгновение ока замерзли. Вся скотина, собаки, куры. Все в той деревне словно в один миг превратились в лед.

Дед замолчал, задумчиво шевеля губами, словно силясь вспомнить что-то еще да поглядывая на окно. В какой-то момент даже мальчишке показалось, что он услышал, как в стекло с той стороны что-то аккуратно поскреблось.

— А дальше? — шепотом спросил внук.
— Дальше? Сожгли ту деревню. Жителей мужики сволокли в амбар и подожгли. После оттепели лишь вернулись, чтобы похоронить косточки. А зимой и думать неча было, чтобы такую могилу выкопать. Да только не закончилось все на этом. Надо было бы колодец тот засыпать, да никто к нему приблизиться не посмел. Даже весной по кромке того колодца на пару локтей лед по земле стелился. Да и сейчас стелется. Не справился огонь с этой напастью. До сих пор ничего на том пепелище не растет, оттого и зовут его Серой поляной. А морозной зимой, я сам видел, в центре Серой поляны опять появляется диковинное дерево. И переливается над пепелищем разноцветно, как леденец.
— Дед, а что это за дерево? Откуда оно взялось?
— Не знаю я, никто не знает. Да ты, я гляжу, совсем озяб. Бегом в кровать. Я сейчас керосинку-то заправлю и другую историю тебе расскажу. Что ж этот ветер так развылся? Не ровен час окна бить начнет.
— Про то, как Санька Митяев из баб Марфиного стакана со вставной челюстью пил?
— Можно и эту.
Первоисточник: mrakopedia.org

Автор: German Shenderov

Здесь никогда не бывает достаточно темно и тихо. Звуки. Непрекращающиеся, они сверлят мой разум, и я выхожу из прострации. В мутной воде плавают какие-то ошметки, я стараюсь их огибать, но они повсюду, липнут на глазные яблоки, забиваются в ноздри. Повсюду эта грязная серая муть, через которую меня зовет наверх синеватый искусственный свет. Он слепит, выжигает сетчатку даже через почти непрозрачную толщу моей водной темницы. Какая-то слизь липнет к лицу, и я пытаюсь защитить глаза, загораживая их ладонями. В мозгу всплывает мысль, что раньше делать это было гораздо удобнее, но, как именно, я не могу вспомнить.

Поднявшись на поверхность, я вижу ту же картину, что и в прошлый раз — уходящий в тень свод грота, ставшего моим пристанищем и подвешенные на тросах люди. Одинаковые, безликие, одетые во все черное со странными масками на лицах. Похожие на диковинных четырехногих пауков. Стоило мне всплыть, как они обеспокоенно зашевелились, защелкали какими-то приборами, заскрипели карандашами по планшетам.

От моих движений по воде расходятся круги, и на этих миниатюрных волнах качаются масляные пятна, ошметки шерсти, какие-то гнилостные сгустки и прочие нечистоты. Неожиданно для себя я замечаю, что теперь могу чувствовать запахи. Где-то внутри меня проскальзывает жалость, что первые доступные мне ароматы вовсе не приятны. Пахнет дерьмом, разложением и чем-то прокисшим. Как будто мокрое белье оставили на пару дней в корзине, забыв развесить. Я поднимаю взгляд выше уровня болтающихся надо мной «пауков» и вижу сооружение в скале, которое словно сталактит торчит над поверхностью водяной глади. Из-за стекол этого бокса раздаются голоса людей в белом. Эти масок не носят, но из-за тонировки их лиц я разглядеть не мог.

— Объект на поверхности, оцените состояние.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
12 сентября 2018 г.
Автор: Влад Райбер

Каждый раз, выходя из дома, я надеюсь встретить её. Куда бы ни шёл, и где бы ни был, я хочу верить, что иду к ней. Может, она этого хочет? Здесь не нужно быть романтиком. Эта девушка может сделать так, чтобы мы встретились. Но прошёл почти год, а этого до сих пор не случилось.

Милая Арина. Ты правда забыла меня?

Она всегда говорила, что у меня от неё будут только проблемы. Она говорила, что отравит мою жизнь. Я в это не верил и не верю сейчас. Пусть рядом с этой девушкой творились невероятные вещи. Пугающие вещи. Жуткие...

Мне больше ничего не страшно, лишь бы ты вернулась.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
12 сентября 2018 г.
Первоисточник: www.yaplakal.com

Автор: Тимофей Клименко

Прощальные лучи заходящего солнца грели блестящие крылья маленького ангела, отражались от него и падали на пробившийся сквозь асфальт одуванчик. Крепкая широкая ладонь взялась за отполированную тысячами прикосновений ручку и распахнула церковную калитку вместе с выкованной на ней фигуркой ангела. Невысокий коренастый батюшка с уже наметившимся брюшком, в чёрной до земли рясе и накинутой поверх неё синей ветровке не спеша вышел за ограду. Перекрестившись на единственный купол старой бревенчатой церкви, он закрыл калитку на замок и провёл рукой по покрытым медью крыльям ангелочка.

— Привет погранвойскам! — раздался позади жизнерадостный мужской голос. Священник обернулся и увидел перед собой физически крепкого мужчину высокого роста, в джинсах и чёрной рубашке навыпуск. На глазах у него были узкие солнцезащитные очки, а на пальце красовалась золотая печатка с крупным замысловатым вензелем. Несмотря на искреннюю доброжелательную улыбку на прямоугольном, грубо слепленном лице, интуиция Отца Дионисия буквально кричала об исходящей от неожиданного собеседника опасности. Но угрозы себе священник в нём не ощущал.

— Вы ошиблись. Я служил механиком в танковой разведке, — после небольшой паузы ответил батюшка и испытующе поглядел на визави.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
8 сентября 2018 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Sorto

Хриплый смех оборвал наш весёлый диалог, и мы напряжённо вслушались в тишину ночного леса, нарушаемого лишь потрескиванием костра.

— Вы это слышали? — напряжённо спросила Кристина, испуганно всматриваясь в темноту, царящую за нашими спинами.

— Угу, прикалывается кто-то, — я лишь спокойно отмахнулся. — И охота было переться в такую даль, чтобы пошугать нас.

— Может лесник? — мой друг Данил тоже был напряжён, и это меня откровенно веселило.

— Ха, ну если это лесник, то мы можем получить люлей за разведение костра в неположенном месте, — не думаю, что мой смешок ободрил их, хотя, по-моему, шутка была не так уж и плоха. — Ладно, трусишки, пойду гляну, что там такое.

— Может, не стоит? — напряжённо сказала Женя. — Мало ли кто там…

Лишь хмыкнув в ответ, я снял фонарик с ветки огромного дерева, под сенью которого мы разбили лагерь, и отправился в темноту ночного леса, оставив у костра трёх своих друзей, напряжённо смотрящих мне вслед.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
6 сентября 2018 г.
Первоисточник: mrakopedia.net

Автор: German Shenderov

«Один из краеугольных элементов албанского культурного кода — besa (буквально «вера») — верность данному слову. За нарушение бесы провинившегося могли изгнать из общины. Характерны албанские поговорки: Shiptari kur jep fjalen therr djalin — «Албанец принесёт своего сына в жертву, но сдержит данное слово». Никакие обстоятельства, включая смерть не могли оправдать нарушение бесы. » Албанская мифология и фольклор. О. Цвитанович.

За окнами бушевала метель. В тусклом свете керосиновой лампы дряхлая старуха, близоруко щурясь, перебирала за столом высохшие растения — арнику, белладонну, вороний глаз, болиголов и волчью ягоду. Наклонившись так низко к столешнице, что почти касалась редкими седыми прядями поверхности скатерти, та лущила, отделяла, рвала на куски и перетирала в порошок летние запасы. Сидевшая рядом внучка маялась от скуки, время от времени включая и выключая телевизор. Тот показывал лишь белый шум.

— Бабуль, ну пожалуйста, я выйду, поправлю антенну и вернусь! — ныла девочка.

— Еще чего, удумала — в Тодорову ночь да на улицу. Вот придет эмпуза, вспорет тебе пузо, будешь знать, — ворчливо отозвалась бабушка, возмущенно тряся длинным сморщенным носом, — Сиди тихо и не мешай.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
6 сентября 2018 г.
Первоисточник: mrakopedia.net

Автор: German Shenderov

Дом трещал и стонал, словно умирающее чудище. Ступеньки слегка кренились под тяжелыми шагами Боцмана. Ноша его была тяжела, цеплялась за перекладины перил и непокорно волочилась по паркету, словно тяжелея с каждым шагом.

Когда-то их спальня, а позже — комната Ленор находилась на первом этаже, но со временем это перестало быть удобным. Дверь пришлось заколотить, а впоследствии и вовсе замуровать, чтобы жилище не выглядело, как бутафорский «дом с привидениями». Теперь же вход в комнату Ленор находился в надстроенной башенке на четвертом этаже — этой своей поделкой Фритц особенно гордился, потому что делал все сам.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
8 августа 2018 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: В.В. Пукин

Недавний случай.
Выбрались на днях с супругой на одну из турбаз к водоёму. Место мне знакомое, а жена в первый раз. Машину подогнали к самой воде. Рядом беседка стоит с электричеством, пирс тут же. Все условия для культурного отдыха. А главное, никого посторонних. Кроме нас на берегу — ни души.
До девяти вечера я потаскал на спиннинг окуней с судачками, а после принялись за готовку шашлыков. Всё, как обычно, казалось бы. Супружница стол в беседке накрыла, салатик нарезала.

Беседка возведена на небольших свайках прямо над водой, так что ленивому можно забрасывать удочку, не вставая из-за стола. Вокруг тишина и покой. Только волны озера слегка плещут. Вдоль кромки берега лес стоит тёмной стеной. На базе одна сторожиха ночью дежурит. А до самой сторожки от берега, где мы остановились, добрых пол-километра — территория базы весьма приличная.

Постояльцы все разъехались — вечер воскресенья. Завтра на работу. Мне, кстати, тоже, но с таким клёвом пропустить утреннюю зорьку — просто преступление. С четырёх до шести утра покидаю блесну, и к девяти спокойно на службу успеваю.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
8 августа 2018 г.
Первоисточник: mrakopedia.org

Автор: German Shenderov

Тишина и сильный запах чеснока. Ужасно хотелось есть. Эта чертова черемша забивала ноздри и заставляла желудок судорожно сжиматься. Придется добежать потом до Макдоналдса или купить себе что-нибудь на вокзале. К счастью, от одежды страшно несло бензином, немного заглушая аппетитный запах.

Круглая луна ярким прожектором освещала серые, громоздящиеся друг на друга надгробия Старого Южного Кладбища. В тени колонн колумбария никого не было. До появления контактного лица оставалось минут десять. Глупая склонность к драматизму — назначить встречу ночью, на кладбище, но ведь если рассудить трезво, отбросив предрассудки — какое другое место подойдет для столь приватного разговора?

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
2
1