Предложение: редактирование историй
Автор: yootooev

Я считаю себя человеком достаточно вменяемым. Но не так давно я сильно усомнился в этом, ибо мне... страшно захотелось откусить себе палец.

Нет, правда!

Не знаю, с чем связано. Я просто сидел и смотрел телевизор. Сидел один, в задумчивости покусывая нокоть. И тут в голову приходит сумасшедшая мысль: «А что, если я отгрызу себе мизинец?». Усмехнувшись сам над собой, я продолжил пялиться на экран. Но в голове продолжали проскакивать разные «что» да «почему». Возможно ли это? Если нет, то почему? Перегрызу ли я кость? Или кусать надо в стыке с ладонью? А инстинкт самосохранения? Помешает ли он?..

И тут мне захотелось этого. Понимаете, захотелось. Очень, очень сильно. До такой степени, что я не мог ни о чем думать, ни на чем сосредоточиться. Я четко осознавал безумство своего желания, но не мог ничего поделать. Не удержавшись, я сунул мизинец в рот и слегка прикусил. Было больно. Страх боли немного притупил сумасшедшую тягу и протрезвил меня, но желание скоро вернулось с удвоенной силой.

Я крепко на себя выругался и отправился в холодный душ, чтобы освежить явно уставшую голову. Но и там желание не покидало меня. Я снова взял в зубы собственный мизинец и прикусил сильнее. И снова больно, но боль уже не причиняла мне таких страданий, как мизинец, продолжавший жить своей жизнью на правой руке и казавшийся сейчас лишним. Он стал мешать и раздражать. Как ресница в глазу, или короста на вчерашней ссадине, или сухие корочки в ноздрях. Хотелось не просто избавиться от него — почему-то хотелось его именно ОТКУСИТЬ.

Я несколько раз выдохнул и со всей силы сжал зубы. Острая боль, не под стать прежней, тут же пронзила все тело. Хлынули слезы, я сдавленно застонал и выронил душ в чугунную ванну, при этом не выпуская палец из зубов. И сжал челюсти сильнее. Хрустнул хрящ, палец теперь держался на коже и каких-то жилках. Он задергался у меня во рту, будто умирающий червяк. Маленькая агония.

Человеческая кожа удивительно крепкая материя, способная порой растягиваться в восемь и более раз. Это я понял в тот момент. Дольше всего я возился с кожей. Изнывая от боли, еле сдерживаясь от крика, я терзал и рвал собственную руку, подобно бойцовскому пит-булю. В какой-то момент боль стала нестерпимой, я машинально сжал челюсти и рванул руку, и тем самым, наконец, одолел проклятый мизинец. Рука затряслась крупной дрожью, а мизинец остался у меня во рту.

Только в этот момент я понял, что сотворил. С отвращением я выплюнул палец в ванную и в ужасе отшатнулся от куска собственной плоти. Я уставился на него, не веря, что это произошло. Отвлекла меня ужасная, ноющая боль в правой кисти. Я перевел взгляд на нее. Удивительно и страшно было видеть новый облик собственной руки. Голова в миг опустела, потому что, если бы я начал в тот момент анализировать собственный поступок, то, наверное, бы окончательно сошел с ума.

Я выскочил из душа, не вытираясь. Выпил стакан водки и наскоро перемотал бинтом окровавленную руку. Кстати, удивительно, но крови было не так уж и много. Потом взял первую же попавшуюся тряпку и с содроганием сердца вернулся в ванную за откушенным пальцем. Я завернул его в эту тряпку и выбросил в мусорное ведро. Потом выпил еще водки и вернулся к телевизору. Идти в больницу не хотелось — мне было страшно, что врач поймёт, в чём тут дело, и меня просто запрут в психушке.

Стало страшно. Стало одиноко. Больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и поговорил со мной. Чтобы сказал, что я не сумасшедший, что иногда у всех людей возникает желание отгрызть от себя что-нибудь… Но была ночь, и никто не пришел.

Рука моя все еще перебинтована. Мне страшно, потому что я не знаю, чего мне может захотеться завтра.
♦ одобрил friday13
#85
3 октября 2011 г.
У нас вечная беда с мышами. Хуже того, они ещё и тупые. Обычной домашней мыши хватает смекалки прятаться большую часть времени, и ты просто видишь погрызенные вещи и мышиный помёт. А наши мыши, похоже, бегают как попало. Стоит зайти на кухню — и вот, ломится тварь за плиту, словно не знала, что в доме кто-то есть. Зайди в ванную — там сидит другая. Мышеловок у меня пять, и за ночь стабильно хоть одна да попадается. Бывало, что и все пять срабатывали.

Время было позднее, я поднялся уложить спать свою дочурку, которая опять проснулась и заплакала младенческим плачем. Возвращался я, руководствуясь в основном памятью и сонной интуицией, которая появляется, когда выключаешь свет. И тут я услышал ритмичное клацанье. Если вам доводилось ставить клеевую мышеловку, звук вы узнаете. С обычными мышеловками на пружинах такое нечасто происходит. Подобный звук издаёт застрявшая или раненая мышь, которая хочет выбраться. Секунд десять я размышлял, а не пойти ли спать, но всё же полусонный пошёл на шум в сторону кухни и включил свет.

Господи, это была не мышь.

Накрыло эту тварь как раз у плиты. Похоже, она даже за арахисовым маслом не лезла, просто ползла себе мимо мышеловки, а та сработала. Проползла она метра четыре с половиной в сторону кладовки. Я там так и стоял, в сонном оцепенении наблюдая, как она ползёт. Передние лапки тоненькие, как зубочистки, а вместо кистей — какая-то шевелящаяся масса навроде червя-трубочника. Позади лапок — те же крохотные щупальца, а в ногах словно бы и не было костей, но их могло и мышеловкой перебить. Ловушка захлопнулась как раз поперёк хребта этой твари, металл вошёл довольно глубоко. Из-под него сочилась прозрачная жидкость, оставляя тонкий след на пути твари. Хвост у неё, кажется, был, или, может, это была третья задняя лапа. Нижняя часть тела была разворочена и напоминала рваную юбку из мяса. А голова… она была в форме диска, тут и там усеянного крохотными чёрными точками. Они показались мне похожими на паучьи глаза. Под ними был рот, похожий на перевёрнутую букву «Y». Вся тварь была покрыта каким-то жирным мехом, только голова была лысая. Клацанье доносилось, когда она ползла. Она вытягивала лапки и тянула, а мышеловка цеплялась за что-то на её спине, поднималась и падала. Тварь была не крупней котёнка.

Я не знал, что делать. Просто как-то застыл. Кому-то не составляет труда растоптать мышь — не труднее, чем муху прихлопнуть. Мой отец так может. А я не могу. Вот и в тот раз не смог. Я просто смотрел и думал, не снится ли мне всё это. Думал, может стоит поднять это и выкинуть, но если бы оно меня укусило или хотя бы притронулось, мои нервы бы не выдержали. Наконец, я взял метлу и смёл эту тварь в грязный угол.

Она там лежала на боку и вяло шевелилась. Я поставил перед ней мусорное ведро и пошёл досыпать. Сейчас это кажется идиотизмом, но в тот момент мне показалось, что так надо. Я подумал, что утром разберусь. Думал, что я просто полусонный, а это просто какая-то необычная мышь, которую я спросонья не разглядел. Полежал примерно час, уснуть не смог и снова отправился поглядеть на эту штуку.

Она исчезла, а дверь в подвал была приоткрыта. Я сначала даже обрадовался, что не придётся с ней сейчас возиться, но потом подумал, что могу наступить на неё на лестнице и поскользнуться. Пришлось открыть дверь и включить освещение на лестнице. Свет у нас там паршивый, а чтобы включить свет во всём подвале, надо сначала спуститься — выключатель-то там, так что я видел только ступеньки и примерно полметра подвала. По ступенькам тянулся тонкий след той прозрачной жижи.

На стене у самой нижней ступеньки есть вентиляционная решётка. Старая и чугунная — она стояла там, наверное, с самой постройки дома. Щели между прутьями здоровенные. Мышеловка стояла как раз возле решётки. А тварь болталась над мышеловкой. Её держала пасть твари покрупнее. Я видел только голову, но размером она должна была быть примерно с кошку. Голова — таблетка размером с мой кулак, глаза-пятнышки гораздо больше и чернее. Она держала мелкую мертвую тварь за шкирку, как мама-кошка. То ли она на меня посмотрела секунду, то ли это неверное освещение, но потом голова просто… сузилась, что ли, и она ушла за решётку, унося мёртвую тварь с собой.

Спать я не ложился — всё бродил по дому. Включился морозильник, а я заорал как подстреленный. От крика проснулась жена. Я ей сказал, что мне приснился кошмар, у меня иногда такое бывает. На следующий день я снял номер в отеле на пару суток, взял несколько дней отпуска за свой счёт и открыл как минимум по два баллончика с инсектицидом в каждой комнате. В подвале открыл шесть, а ещё два запустил в вентиляцию. В доме ещё несколько дней воняло химикатами, но мыши передохли. Жене я так и не рассказал.

А недавно вот кошка поранилась. Мы её купили вскоре после той ночи — то-то радости было жене. Она вчера принесла ко мне кошку — лапы в крови, вся в порезах была. И нашла жена её всю пыльную. Доктор говорит, может, кошка забралась в чулан или вентиляцию, и поранилась там. Я осмотрел кошку, пока ветеринар её латал. Порезы были в форме маленьких букв «Y».

Последнее время я нахожу в доме погрызенные вещи. Жена говорит, что опять слышит мышей на чердаке. А мне не хватает духу поставить мышеловку.
♦ одобрил friday13
#84
3 октября 2011 г.
Началось это обычным вечером, можно даже сказать, ночью. Было поздно (где-то первый час), я возвращалась с работы. Мне надо было проходить через дворы, так как дом мой был чуть ли не в глуши. Теперь я понимаю, что не стоило покупать квартиру в таком отдалении от центра города, но средств было мало.

Проходя через один из дворов, я увидела неподалёку чей-то силуэт. Нужно было тогда просто пройти мимо и не вглядываться, но я стала пытаться разглядеть, кто это стоит, и замедлилась. Казалось, этот человек отдалялся от меня: я шла и шла, но не могла приблизиться к нему. Внезапно я услышала низкий гул, но не смогла определить, откуда он шел. Было такое чувство, что он накрыл разом всё вокруг. Тут этот силуэт стал угрожающе быстро двигаться в мою сторону. Только тогда я почувствовала дикий страх — меня буквально пригвоздило к месту. Вокруг никого не было, а силуэт всё приближался…

Я тогда была на грани обморока. Хотела, чтобы мой мозг отключился, чтобы я перестала видеть этот силуэт и слышать этот гул. Когда я смогла, наконец, различить черты его лица, у меня началась дикая дрожь по всему телу. У него были большие миндалевидные глаза, радужки не было — были только огромные зрачки, которые будто бы пульсировали. Лицо с одной стороны было неестественно вытянуто, кожа темно-серая, вместо рта огромная дыра, носа, похоже, вообще не было… Тело этого существа было скрыто под какой-то накидкой. Гул усилился; казалось, он звучал у меня в голове.

Когда существо было совсем близко от меня, я, наконец, поняла, почему половина его лица была вытянута. Кожа на этой стороне была покрыта волдырями — очевидно, что кто-то плеснул кислотой прямо ему в лицо. Вдруг всё кругом исчезло, и остались только его глаза (один из которых, кстати, был деформирован из-за кислоты, что ещё больше пугало). Я потеряла сознание…

Очнулась я утром около своего подъезда (что было очень странно). Вокруг было много людей, около меня суетились врачи. Оказалась, что меня нашли здесь без сознания и вызвали скорую. Не буду вдаваться в подробности, что было потом — кончилось тем, что меня отпустили домой, прописав сильное успокоительное и побольше отдыха.

Но это было ещё не всё. Около недели было тихо, ничего из ряда вон не происходило, но потом начался настоящий ад. Я сидела, пила чай и смотрела телевизор. Вдруг в окно с той стороны кто-то постучал. Я покрылась мелкой дрожью, ведь моя квартира на 8-м этаже! Я сидела и тупо смотрела на зашторенное окно. Стук повторился, но уже громче. Я встала, подбежала к окну и отдернула шторку. Лучше бы я этого не делала…

За окном находилось большое морщинистое лицо. Маленькие красные глаза контрастировали с его бледной кожей. Огромный беззубый рот, которым оно присосалось к окну, ввел меня в ужас. Я закричала не своим голосом и выбежала из квартиры.

С тех пор я не могу спокойно находиться одна дома. Я чувствую, что кто-то за мной следит, ходит по пятам, готовый наброситься в любой момент. Это ощущение обычно усиливается в промежутке с двенадцати до часу ночи. Хочется верить, что это всё плод моего воображения, но это не так. Я знаю. Нервы сдают. Каждый день у меня срывы и истерики. На работе по этой причине взяла отгул, грозятся уволить. У соседей узнала, что когда-то в этом районе орудовал серийный убийца, жертвами были молодые девушки. Его убили; говорят, что парень одной из убитых девушек в отместку облил его труп серной кислотой. Наверное, именно он и терроризирует меня. Квартиру я продать не могу, и не имею ни друзей, ни родных, к которым я могу поехать. Мне страшно... очень страшно.
♦ одобрил friday13
#83
2 октября 2011 г.
Произошла эта история в 70-х годах. В жаркий день на одной из улиц Москвы выстроилась очередь за квасом (три копейки — маленькая бутылка, шесть копеек — большая). Вдруг квас перестал течь, хотя в цистерне её оставалось ещё много. Открыть цистерну продавец не мог — она была запломбирована. Вызвали обслуживающего работника, и тот открыл цистерну. В ней плавал мёртвый человек, его рука застряла в отверстии слива.
♦ одобрил friday13
#82
2 октября 2011 г.
Не так давно я гостил у бабки в Приднестровье (это маленькая непризнанная республика под боком у Молдавии). Республика разваливается, нищета, молодежь уезжает из страны. Гостил я в селе Карагаш, при СССР некогда бывшем мощным агроцентром. Сейчас это маленькое село, которое населяют старики.

Есть в Карагаше заброшенная школа. Названия не помню, но заброшена она лет 30-40 назад. И вот я как-то решил разнообразить отдых: выпил самогону, взял с собой двоюродную сестру и пошел в сию школу. Попасть в неё было делом нетривиальным. Сначала через окно очутились на первом этаже. Темно, мокро, стоит тишина неестественная. Я нашел старые тренировочные аппараты для будущих трактористов, запустил, и, что странно, электричество было! Запыленный аппарат, похожий на детскую машину из парка развлечений, дал искру, мигнул лампочками и навсегда затих.

Мы погуляли еще немножко, но стало скучно. К сожалению, выхода наверх либо перехода во второй корпус школы не нашли. Все, что можно было взять, из школы вынесли еще в годы перестройки. В конце концов, мы увидели лестницу в подвал. Я спустился туда один, ибо сестра побоялась (и правильно сделала).

Весь подвал был в перьях, куче тряпок и крови. Да, крови. Свежей, мерцающей в свете экрана телефона, которым я себе светил. Я аккуратно, медленно начал пятиться к лестнице и вышел из подвала. Сказал сестре, что пора домой.

В следующие ночи в бинокль я видел, как что-то ходит около этой школы, потом заходит внутрь. И это явно был не человек. Это существо было похоже на вытянутую палку высотой в 3-5 метров. Высота его постоянно менялась. Бабка с сестрой клялись, но в селе школа никакой дурной славой не пользуется. Вскоре я уехал из Карагаша, так и не разгадав эту странную тайну.
♦ одобрил friday13
#81
2 октября 2011 г.
Один молодой человек проснулся от громкого лая своры собак на соседском дворе. Подобное случалось и раньше, но в этот раз лай был громче и настойчивее, чем обычно. В течение нескольких часов он пытался снова уснуть, не обращая внимания на становившийся всё более громким лай. Наконец, в приступе ярости человек выбежал из своего дома во двор, подобрал увесистый камень и кинул во двор соседей, где исходили лаем собаки. К его удивлению, это вызвало моментальное прекращение лая.

Довольный собой, молодой человек вернулся в кровать и наконец-то забылся беспокойным сном, в котором ему снился лай сотен собак, их рычание и звук когтей, царапающих дверь. Только звуки — никаких (даже смутных) картинок, как обычно бывает во снах. Лишь чёрная пустота и беспрестанный лай этих чёртовых собак...

На следующее утро милиционеры пригласили молодого человека в качестве понятого. Во дворе его соседей были обнаружены сотни чудовищных, деформированных следов, отдалённо напоминавших собачьи, и окровавленные полусъеденные трупы хозяев.
♦ одобрил friday13
#80
2 октября 2011 г.
Когда мне было десять лет, мы с родителями переехали жить в большой двухэтажный дом. Папа и мама работали, поэтому часто случалось так, что я, приходя из школы, оказывался дома один. Однажды вечером я возвращался домой. Издалека я увидел, что свет нигде не горит — значит, никого нет. Я зашёл, включил в прихожей свет, и тут услышал шорох на втором этаже. Я немного испугался, но спросил: «Мама, это ты?». «Да-а-а», — услышал я мамин голос сверху и успокоился.

Поднимаясь по лестнице, я позвал маму ещё раз, чтобы понять, в какой она комнате. «Да-а-а», — снова ответила мне мама; голос донёсся из одной из дальних комнат. Мне стало как-то не по себе, но я подумал, что нужно просто скорее найти маму, и тогда мне станет спокойнее. Я подошёл к комнате и уже потянулся к ручке двери, когда услышал звук открывающейся входной двери снизу и голос мамы: «Милый, ты уже дома?». Я растерялся. В этот момент дверь, около которой я стоял, заскрипела и начала открываться. В ужасе я сбежал вниз по лестнице к маме.

Сейчас мне 24 года, но я до сих пор с дрожью вспоминаю этот случай. Что было в той комнате, что звало меня маминым голосом?
♦ одобрил friday13
#79
2 октября 2011 г.
В детстве у меня умерла бабушка в глухой деревне. Меня, тогда еще пятилетнего, родители взяли с собой на похороны, так как оставить не с кем было. Сами похороны я помню плохо — только что все плакали и тихо переговаривались.

Нам нужно было переночевать в доме бабушки одну ночь после похорон, и на следующий день ехать в город за несколько сотен километров, и оттуда на самолете домой. Была зима. Меня, как самого маленького, положили спать на печке. И вот я вдруг просыпаюсь оттого, что кто-то стягивает с меня одеяло. Я открываю глаза и вижу бабушку — вернее, ее верхнюю часть, все что выше пояса. Особенно мне запомнилось ее желтое, как будто из воска, лицо. Я пулей соскочил с печки и, визжа, побежал в чем был на улицу. Пробегая через веранду, я оглянулся. Бабушка какими-то скачками, что ли, приближалась ко мне все ближе и ближе. Что было потом — не помню. Родители от моего визга проснулись, отец выбежал за мной. По моим следам добежал до сарая и там нашел меня.

Говорят, наутро по всему моему телу нашли следы от зубов. Мать говорила, что насчитала несколько десятков укусов.
♦ одобрил friday13
#78
1 октября 2011 г.
Снимали квартиру в Токио с другом напополам в семиэтажном доме. Рядом с домом была стройка, и от старого дома на месте стройки остался только подвал со входом с улицы. Вход в этот подвал был заколочен досками и висела табличка «Идут работы». За домом кладбище — только с пеплом, а не с гробами. Вообще, развлекательный район Роппонги в Токио полностью построен на месте старого огромного кладбища.

Возвращались мы с другом из клуба, подвыпившие существенно, часов в 7 утра. Уже было светло. Остановились возле подъезда, и взгляд как–то упал на этот вход в подвал. Не знаю, с чего мы решили посмотреть, что там внутри, но пару минут спустя, отогнув доски, мы уже были на верхней площадке лестницы, ведущей в подвал. Лестница на вид была совершенно обычной, похожей на лестницу в подъездах домов. Мы видели, как пролет заканчивается площадкой, которая расширялась до помещения непонятных размеров. Очень темно там было — свет с улицы не проникал на этот этаж, и еще один пролет уходил ниже.

Мы спустились до первой площадки, и внезапно с улицы перестал доноситься какой–либо шум. Мы перекинулись парой слов и тут услышали звук, который я до сих пор отчетливо помню. Плач ребенка. Не грудного, а лет пяти по ощущениям. С всхлипами и вздохами. Мы замерли от неожиданности и начали инстинктивно пятиться назад, к выходу, вверх по лестнице. Плач приближался. Было стойкое ощущение чьего-то присутствия. Тут уже нервы сдали и мы ломанулись вверх, благо проем широкий для двоих. На верхней площадке мы остановились, почувствовав себя в относительной безопасности, и посмотрели назад. Ничего особенного не было, плач пропал.

Выбравшись наружу и мгновенно протрезвев, мы обсудили произошедшее, и спустя минут десять, когда страхи показались нам глупыми, решили проверить — может, это действительно ребенок заблудившийся, или что–то еще материального мира. Спустились снова. История повторилась, только на это раз мы не убежали до самого верха, а ждали, пока источник звука не выйдет на свет. И вот, представьте: плач приближается, ощущение, что кто–то идет, растёт. Вот уже звук на границе света и темноты… Мы в ожидании — и никого! А звук приближается, и есть такое почти физическое чувство, что кто–то совсем рядом. Тут уж мы бежали без оглядки до ближайшего магазина.

Вечером того же дня, приходя на работу, рассказали японцам о случившемся. Они ничуть не удивились: к призракам и всему прочему в Японии относятся так же, как мы на Дальнем Востоке к энцефалитным клещам — они есть, их не нужно чрезмерно бояться, но стоит опасаться, так как могут принести вред. Один из японцев сказал, что хорошо чувствует подобные вещи и может сходить с нами, глянуть, что там. Надо сказать, что за день любопытство пересилило страх, и мы решили отправиться туда на следующий день с фонариками вчетвером (еще один японец увязался с нами).

И вот мы, вооруженные японцами и фонариками, опять стоим на верхней площадке этой лестницы. Японец, который «чувствует», пошел впереди нас на пару шагов, мы все идем следом и светим фонариками в темноту, но ни один луч света от мощных фонариков не достиг стен помещения, кроме ближайших к нам. Темнота там какая–то совсем непроглядная, липкая и осязаемая. И тут японец, шедший впереди, вскидывает руку вверх и говорит тихо: «Стойте!». Потом: «Смотрите!» — и показывает на свою руку в свете фонаря. Каждый волосок на ней торчал, как из ершика, а на коже отчетливо видны проступающие красные пятна. Волосы тогда зашевелились и у меня на голове, и у остальных, а тот японец говорит: «Это предупреждение, что дальше ходить не надо. Давайте вернемся». Два раза просить никого не пришлось…

Надо ли говорить, что подвал мы потом обходили стороной? Спустя пару дней выяснилась любопытная деталь, которую поведали «старожилы» этого района (старожилом там можно считать любого, кто проработал там более 5 лет, ведь там в основном только увеселительные заведения). Оказалось, что раньше в этом помещении был клуб, который сгорел в 1996 году. В пожаре погибло 3 человека, в том числе молодая мать-одиночка, которая перед выходом в клуб оставила дома мальчика четырех лет одного, и тот умер от голода.
♦ одобрил friday13
#77
1 октября 2011 г.
Это было в России, в каком-то скверном лесу. Поговаривали, что люди, ходившие в это место в поход, иногда пропадали. Но пропавших позже всегда находили — точнее, их трупы. Но что самое страшное, это то, что лицо каждого «туриста» было обезображено ужасной гримасой: рот был чуть ли не разорван, так сильно он был открыт, глаза всегда панически выпучены, на шее сильно выступали вены. Многих эта история очень заинтересовала, люди стали сами ходить на то место, чтобы узнать, что же это такое происходит. В итоге часть этих искателей приключений находили в том же состоянии, что и их предшественников. Выяснялось, что те, кто там был днём, а вечером уходил с того места, не пострадали, но и ничего подозрительного не находили — лес как лес. А те, кто оставались там на ночь, до утра не доживали...

Двое молодых ребят решили сделать по-хитрому: они взяли с собой камеру, чтобы заснять ночное время и всё-таки выяснить, что пугает людей до смерти и заставляет их лица воспроизводить немыслимые гримасы.

Они пришли на место. День прошёл без приключений. Дело шло к ночи. Ребята поставили палатку и закрылись там, а камеру поставили на улицу, на высокий камень. Она была выключена, её планировали включить в полночь, чтобы не тратить питание зазря. Время близилось к двенадцати часам ночи, и один из парней решил вылезти из палатки и включить камеру. Он вылез из палатки наполовину — ему нужно было всего лишь протянуть руку и нажать на кнопку. Но тут второй парень, который оставался в палатке, услышал какой-то шорох, раздался душераздирающий крик его напарника, и тело его друга безвольно упало. Второй быстро втащил его тело в палатку, и увидел ужасную гримасу на лице напарника. Пульс не прощупывался.

Выжившему пришлось провести всю ночь с трупом в одной палатке. Естественно, он не высовывался наружу. Утром, даже не собрав вещи, он убежал с этого места и позвонил во все службы, чтобы забрали тело друга.

Больше люди на то место не ходили с ночёвкой. До сих пор неизвестно, что же такого видели люди, что вызывало у них такую страшную смерть.
♦ одобрил friday13