Предложение: редактирование историй
#81
2 октября 2011 г.
Один молодой человек проснулся от громкого лая своры собак на соседском дворе. Подобное случалось и раньше, но в этот раз лай был громче и настойчивее, чем обычно. В течение нескольких часов он пытался снова уснуть, не обращая внимания на становившийся всё более громким лай. Наконец, в приступе ярости человек выбежал из своего дома во двор, подобрал увесистый камень и кинул во двор соседей, где исходили лаем собаки. К его удивлению, это вызвало моментальное прекращение лая.

Довольный собой, молодой человек вернулся в кровать и наконец-то забылся беспокойным сном, в котором ему снился лай сотен собак, их рычание и звук когтей, царапающих дверь. Только звуки — никаких (даже смутных) картинок, как обычно бывает во снах. Лишь чёрная пустота и беспрестанный лай этих чёртовых собак...

На следующее утро милиционеры пригласили молодого человека в качестве понятого. Во дворе его соседей были обнаружены сотни чудовищных, деформированных следов, отдалённо напоминавших собачьи, и окровавленные полусъеденные трупы хозяев.
♦ одобрил friday13
#80
2 октября 2011 г.
Когда мне было десять лет, мы с родителями переехали жить в большой двухэтажный дом. Папа и мама работали, поэтому часто случалось так, что я, приходя из школы, оказывался дома один. Однажды вечером я возвращался домой. Издалека я увидел, что свет нигде не горит — значит, никого нет. Я зашёл, включил в прихожей свет, и тут услышал шорох на втором этаже. Я немного испугался, но спросил: «Мама, это ты?». «Да-а-а», — услышал я мамин голос сверху и успокоился.

Поднимаясь по лестнице, я позвал маму ещё раз, чтобы понять, в какой она комнате. «Да-а-а», — снова ответила мне мама; голос донёсся из одной из дальних комнат. Мне стало как-то не по себе, но я подумал, что нужно просто скорее найти маму, и тогда мне станет спокойнее. Я подошёл к комнате и уже потянулся к ручке двери, когда услышал звук открывающейся входной двери снизу и голос мамы: «Милый, ты уже дома?». Я растерялся. В этот момент дверь, около которой я стоял, заскрипела и начала открываться. В ужасе я сбежал вниз по лестнице к маме.

Сейчас мне 24 года, но я до сих пор с дрожью вспоминаю этот случай. Что было в той комнате, что звало меня маминым голосом?
♦ одобрил friday13
#79
2 октября 2011 г.
В детстве у меня умерла бабушка в глухой деревне. Меня, тогда еще пятилетнего, родители взяли с собой на похороны, так как оставить не с кем было. Сами похороны я помню плохо — только что все плакали и тихо переговаривались.

Нам нужно было переночевать в доме бабушки одну ночь после похорон, и на следующий день ехать в город за несколько сотен километров, и оттуда на самолете домой. Была зима. Меня, как самого маленького, положили спать на печке. И вот я вдруг просыпаюсь оттого, что кто-то стягивает с меня одеяло. Я открываю глаза и вижу бабушку — вернее, ее верхнюю часть, все что выше пояса. Особенно мне запомнилось ее желтое, как будто из воска, лицо. Я пулей соскочил с печки и, визжа, побежал в чем был на улицу. Пробегая через веранду, я оглянулся. Бабушка какими-то скачками, что ли, приближалась ко мне все ближе и ближе. Что было потом — не помню. Родители от моего визга проснулись, отец выбежал за мной. По моим следам добежал до сарая и там нашел меня.

Говорят, наутро по всему моему телу нашли следы от зубов. Мать говорила, что насчитала несколько десятков укусов.
♦ одобрил friday13
#78
1 октября 2011 г.
Снимали квартиру в Токио с другом напополам в семиэтажном доме. Рядом с домом была стройка, и от старого дома на месте стройки остался только подвал со входом с улицы. Вход в этот подвал был заколочен досками и висела табличка «Идут работы». За домом кладбище — только с пеплом, а не с гробами. Вообще, развлекательный район Роппонги в Токио полностью построен на месте старого огромного кладбища.

Возвращались мы с другом из клуба, подвыпившие существенно, часов в 7 утра. Уже было светло. Остановились возле подъезда, и взгляд как–то упал на этот вход в подвал. Не знаю, с чего мы решили посмотреть, что там внутри, но пару минут спустя, отогнув доски, мы уже были на верхней площадке лестницы, ведущей в подвал. Лестница на вид была совершенно обычной, похожей на лестницу в подъездах домов. Мы видели, как пролет заканчивается площадкой, которая расширялась до помещения непонятных размеров. Очень темно там было — свет с улицы не проникал на этот этаж, и еще один пролет уходил ниже.

Мы спустились до первой площадки, и внезапно с улицы перестал доноситься какой–либо шум. Мы перекинулись парой слов и тут услышали звук, который я до сих пор отчетливо помню. Плач ребенка. Не грудного, а лет пяти по ощущениям. С всхлипами и вздохами. Мы замерли от неожиданности и начали инстинктивно пятиться назад, к выходу, вверх по лестнице. Плач приближался. Было стойкое ощущение чьего-то присутствия. Тут уже нервы сдали и мы ломанулись вверх, благо проем широкий для двоих. На верхней площадке мы остановились, почувствовав себя в относительной безопасности, и посмотрели назад. Ничего особенного не было, плач пропал.

Выбравшись наружу и мгновенно протрезвев, мы обсудили произошедшее, и спустя минут десять, когда страхи показались нам глупыми, решили проверить — может, это действительно ребенок заблудившийся, или что–то еще материального мира. Спустились снова. История повторилась, только на это раз мы не убежали до самого верха, а ждали, пока источник звука не выйдет на свет. И вот, представьте: плач приближается, ощущение, что кто–то идет, растёт. Вот уже звук на границе света и темноты… Мы в ожидании — и никого! А звук приближается, и есть такое почти физическое чувство, что кто–то совсем рядом. Тут уж мы бежали без оглядки до ближайшего магазина.

Вечером того же дня, приходя на работу, рассказали японцам о случившемся. Они ничуть не удивились: к призракам и всему прочему в Японии относятся так же, как мы на Дальнем Востоке к энцефалитным клещам — они есть, их не нужно чрезмерно бояться, но стоит опасаться, так как могут принести вред. Один из японцев сказал, что хорошо чувствует подобные вещи и может сходить с нами, глянуть, что там. Надо сказать, что за день любопытство пересилило страх, и мы решили отправиться туда на следующий день с фонариками вчетвером (еще один японец увязался с нами).

И вот мы, вооруженные японцами и фонариками, опять стоим на верхней площадке этой лестницы. Японец, который «чувствует», пошел впереди нас на пару шагов, мы все идем следом и светим фонариками в темноту, но ни один луч света от мощных фонариков не достиг стен помещения, кроме ближайших к нам. Темнота там какая–то совсем непроглядная, липкая и осязаемая. И тут японец, шедший впереди, вскидывает руку вверх и говорит тихо: «Стойте!». Потом: «Смотрите!» — и показывает на свою руку в свете фонаря. Каждый волосок на ней торчал, как из ершика, а на коже отчетливо видны проступающие красные пятна. Волосы тогда зашевелились и у меня на голове, и у остальных, а тот японец говорит: «Это предупреждение, что дальше ходить не надо. Давайте вернемся». Два раза просить никого не пришлось…

Надо ли говорить, что подвал мы потом обходили стороной? Спустя пару дней выяснилась любопытная деталь, которую поведали «старожилы» этого района (старожилом там можно считать любого, кто проработал там более 5 лет, ведь там в основном только увеселительные заведения). Оказалось, что раньше в этом помещении был клуб, который сгорел в 1996 году. В пожаре погибло 3 человека, в том числе молодая мать-одиночка, которая перед выходом в клуб оставила дома мальчика четырех лет одного, и тот умер от голода.
♦ одобрил friday13
#77
1 октября 2011 г.
Это было в России, в каком-то скверном лесу. Поговаривали, что люди, ходившие в это место в поход, иногда пропадали. Но пропавших позже всегда находили — точнее, их трупы. Но что самое страшное, это то, что лицо каждого «туриста» было обезображено ужасной гримасой: рот был чуть ли не разорван, так сильно он был открыт, глаза всегда панически выпучены, на шее сильно выступали вены. Многих эта история очень заинтересовала, люди стали сами ходить на то место, чтобы узнать, что же это такое происходит. В итоге часть этих искателей приключений находили в том же состоянии, что и их предшественников. Выяснялось, что те, кто там был днём, а вечером уходил с того места, не пострадали, но и ничего подозрительного не находили — лес как лес. А те, кто оставались там на ночь, до утра не доживали...

Двое молодых ребят решили сделать по-хитрому: они взяли с собой камеру, чтобы заснять ночное время и всё-таки выяснить, что пугает людей до смерти и заставляет их лица воспроизводить немыслимые гримасы.

Они пришли на место. День прошёл без приключений. Дело шло к ночи. Ребята поставили палатку и закрылись там, а камеру поставили на улицу, на высокий камень. Она была выключена, её планировали включить в полночь, чтобы не тратить питание зазря. Время близилось к двенадцати часам ночи, и один из парней решил вылезти из палатки и включить камеру. Он вылез из палатки наполовину — ему нужно было всего лишь протянуть руку и нажать на кнопку. Но тут второй парень, который оставался в палатке, услышал какой-то шорох, раздался душераздирающий крик его напарника, и тело его друга безвольно упало. Второй быстро втащил его тело в палатку, и увидел ужасную гримасу на лице напарника. Пульс не прощупывался.

Выжившему пришлось провести всю ночь с трупом в одной палатке. Естественно, он не высовывался наружу. Утром, даже не собрав вещи, он убежал с этого места и позвонил во все службы, чтобы забрали тело друга.

Больше люди на то место не ходили с ночёвкой. До сих пор неизвестно, что же такого видели люди, что вызывало у них такую страшную смерть.
♦ одобрил friday13
#76
1 октября 2011 г.
Расскажу со слов знакомой девушки случай, произошедший несколько лет назад в Краснодарском крае.

Моя знакомая (назовем ее Натальей) ехала в поезде в купейном вагоне. Сидит, скучает, тут к ней в купе просится парень двадцати семи лет, здоровенный, накачанный. Разговорились — оказалось, он не то контрактник, не то бывший морпех (девушка говорила, но я не запомнил). Парень ехал в тот же город, что и моя знакомая, с целью отдохнуть и мир повидать. Наталье сразу приглянулись его татуировки, особенно синий якорь на крепком мужском предплечье.

Далее оказалось, что они забронировали комнаты в одной и той же ночлежке подешевле (Наталья ведь туда не отдыхать поехала, а зарабатывать). В-общем, приехали и вместе добрались до этого дома. Дверь им открыла женщина лет этак 40 — 45. Приятная женщина, и язык подвешен — сдает дешевые комнаты. Также с ней жили два ее взрослых сына примерно двадцати лет. Помимо вышеупомянутого бизнеса, они занимались продажей мяса: забивали скотинку, продавали на рынке, причём второй их бизнес шёл намного лучше сдачи жилых помещений.

Проходит неделя. Наталья живет по соседству с тем самым крепким парнем. В это время жильцы дома начинают потихоньку съезжать. Кстати, из всех жильцов этого дома представителями женской части населения являлись только Наталья и сама хозяйка. С бравым пехотинцем Наталья была в хороших отношениях — не знаю, насколько близких, но по меньшей мере в дружеских. Но однажды, приходя с работы, она обнаружила его комнату пустой: вещей нет, все прибрано. Наталья подошла к хозяйке, спросила о соседе, а та отвечает, мол, вот, сегодня съехал. Вроде как родственники позвонили и просили явиться в срочном порядке.

«Странно, — подумала Наталья. — Он говорил, что его родственники где-то там на Сахалине рыбу ловят, да и он с ними не в лучших отношениях». Но что поделаешь? Тоску добавляет и то, что из жильцов осталась почти она одна. А вскоре наступил день, когда оставшиеся жильцы тоже посъезжали. Хозяйка же негодует — нашли, мол, жилье подешевле.

Как-то вечером после слезной чистки лука Наталья взяла мусорное ведро, сложила туда всю шелуху и пищевой мусор и двинулась к выгребной яме, которая располагалась за домом. Вылила в отстойник содержимое ведра — хочешь не хочешь, пришлось немного посозерцать с близкого расстояния эту яму. Тут-то и обнаружился полный ужас.

В выгребной яме мелькнули знакомые детали. Присмотревшись, Наталья увидела в отходах ТОТ САМЫЙ СИНИЙ ЯКОРЬ НА РУКЕ. В отстойнике валялась жилистая и мускулистая рука её соседа. Наталью охватил животный страх. Она стояла у ямы, полной останков бывших жильцов, а по дому гуляли два мясоруба с топорами наперевес и коварная хозяйка. Решила тут же, не заходя в дом, убежать и пойти прямиком в милицию. К счастью, милиционеры оказались расторопными и немедленно выехали по указанному Натальей адресу.

Жильцов нашли в самых неожиданных местах. Кастрюли, сковородки, морозилки, подвалы, чердаки и, конечно же, выгребная яма. Хозяйку и ее сынков задержали. Оказывается, хозяйка выбирала из своих жильцов самых «мясных» и крупных. Наташа таковой не являлась, но и её бы постигла участь бывших жильцов, если бы никто еще не приехал погостить. Хозяйку в дальнейшем ждала дурка, а сыновей — камеры строго режима. А Наталья тут же уехала из города обратно, не в силах больше там жить.
♦ одобрил friday13
#75
1 октября 2011 г.
Началось все с того, что мне захотелось покурить. Был прохладный осенний вечер, и я решил немного пройтись. Накинув куртку, я вышел на улицу. Собирался просто пройтись вдоль квартала и вернуться домой, но, отойдя на некоторое расстояние от дома и достав сигарету, я обнаружил, что в коробке осталась всего одна спичка. По закону подлости, как только я зажег ее, подул ветерок. Я решил не возвращаться домой, а просто купить зажигалку (в кармане завалялась кое-какая мелочь). Ближайший магазин был на другой стороне квартала, и я решил срезать, пройдя через дворы.

Идя в ларек к заветной зажигалке, я о чем-то задумался и, повернув голову вправо, смотрел в окна первых этажей. Есть у меня такая не очень хорошая привычка. За окнами, в общем-то, ничего интересного не было. Обычные старые рамы, для надежности прикрытые решетками. Я просто шел... и тут увидел кое-что действительно жуткое.

В окно было видно обычную залитую светом комнату, обычные обои и совершенно обычный шкаф, но то создание, что было в этой комнате!.. Через окно на меня смотрело лицо, поражающее своей неестественностью. Кожа у него была желтоватая и лоснящаяся. Широко посаженные глаза с огромными зрачками, которые сливались с красноватыми белками, высокий лоб, покрытый странными шрамами, на щеках и под глазами у него были огромные гнойники, нос словно провалился, с головы свисали сальные волосы, а правое ухо было будто разорвано. Представьте себе труп больного сифилисом, и вы получите примерное представление того, что я увидел. Лишь по движению глаз, направленных на меня, я понял, что это был живой человек. Он приоткрыл рот то ли в усмешке, то ли в оскале, и из-за обветренных, покрытых коркой губ появились даже не желтые, а почти оранжевые зубы. По моей спине прошла дрожь, сердце словно упало куда-то вниз, и я поспешил отвернуться и ускорил шаг. Думаю, вид у меня был неважный, потому что продавщица в магазине смотрела на меня с удивлением. Назад я решил пойти по освещенной улице, по пути выкурив три или даже четыре сигареты, точно не помню. Пришел в себя я лишь дома.

Весь вечер я боялся увидеть это существо у себя в окне, и всю ночь мне снились кошмары, от которых я просыпался в холодном поту. Вообще я не из трусливых, но одно дело, когда ты начитался на ночь Стивена Кинга, и совсем другое, когда ты сам увидел в окне обычного дома какой-то живой труп!

Восстанавливая утром события, я вспомнил, что меня поразило больше всего. Оно появилось, скажем так, абсолютно внезапно. Обычные квартиры, кухни, и тут на тебе! Хотя не думаю, что было бы лучше, если бы я увидел это в каком-нибудь темном переулке…
♦ одобрил friday13
#74
1 октября 2011 г.
Недалеко от Тамбова есть маленькая, ничем не примечательная деревушка. Есть там один дом, события, произошедшие в котором, самые старые жители деревни до сих пор вспоминают со слезами на глазах.

Это было где-то в 1930-х годах. В доме жила молодая семья — муж, жена и двое детишек. Все бы ничего, но каждый вечер соседи слышали крики и ругань. Муж избивал своих домочадцев за малейшие проступки. Жена ходила вся в синяках и ссадинах с вечно рваной одеждой, у сына были выбиты почти все зубки, а девочка была с покромсанными ножницами волосами. Все жители давно говорили им уйти от этого человека, всей деревней обещали поддержку.

И вот, наконец, не выдержав очередных побоев и издевательств, женщина собрала пожитки, одела детей и решила уйти. Но не тут-то было: муж, увидев это, схватил женщину и запер на чердаке. Долгие дни она стучала в окно, долгие дни дети плакали не переставая. Местные мужчины пытались подойти к дому, но муж им грозил выстрелами из ружья. Потом все прекратилось — в доме повисла мертвая тишина. Один старик, собравшись с духом, решился пойти внутрь дома, но тут же вылетел оттуда с криками...

Жители рассказывают, что женщина умерла от голода — ее тело так и нашли у чердачного окна. А детей муж утопил в бочке, которую притащил со двора. Наверное, что плач детей «довел» его, а потом, осознав, что натворил, он повесился в доме.

Говорят, и поныне все, кто ночью проходят мимо этого дома, слышат тихий стук в окно на чердаке. Ночью из соседних домов слышен горький плач малышей. Но самое жуткое, что когда стоишь в этом доме (даже днем), слышен скрип висящего на веревке тела...
♦ одобрил friday13
#73
30 сентября 2011 г.
Когда мне было лет восемь, родители отправили меня на дачу к бабке под Брянск. Деревня была небольшая и скучная. Я слонялся по округе, но мне было почти не с кем играть. Я тогда развлекался тем, что поджигал все, что попадалось. Так я как-то набрел на колодец неподалеку от деревни, на холме, заросшем чертополохом, и стал кидать в него зажженные бумажки. Мимо проходила одна из бабкиных соседок. Она в ужасе оттащила меня от колодца и сказала, чтобы я больше ничего туда не кидал, если мне жить не надоело. Вечером я бабке рассказал об этом, и она тоже на меня набросилась, но ничего не объяснила, кроме того, что это, мол, «нехороший колодец».

Через пару дней мне начали сниться странные сны. Мне снилось, что я иду через большое пепелище и оглядываюсь по сторонам, а вокруг — никого. Из тумана передо мной выплывает тот самый колодец, и в нем слышно бурление воды. Я останавливаюсь и смотрю на него, и вдруг из него появляются руки. Я думаю, что кто-то упал туда и пытается выбраться, но руки всё тянутся из колодца дальше, в мою сторону, растягиваясь все больше, а из колодца никто так и не появляется. В ужасе я пытаюсь убежать от этих цепких рук с громадными длинными пальцами, но, как это бывает в кошмарах, словно вязну в воздухе. Я в ужасе чувствую, как эти пальцы железной хваткой хватают меня за голые лодыжки...

В этот момент я проснулся в холодном поту. На улице шел дождь, капли стучали по стеклу, но в момент пробуждения я отчетливо ощущал чью-то хватку на ногах. В ужасе и оцепенении я пролежал несколько минут, пока меня не отвлек скрип. От исходил от окна; я поднял глаза на окно и обомлел — на мокром стекле виднелись смутные длинные отпечатки, словно от огромных пальцев.

Следующие несколько дней я боялся отходить от дома, но прошла неделя и я вновь осмелел. Я даже снова подобрался к колодцу и заглянул в него. Далеко внизу в почти полном мраке была черная вода. Я долго смотрел в колодец, и внезапно в ней что-то задвигалось, пошли круги по воде. Я испугался и отпрянул. Через пару секунд в колодце послышалось тихое журчание воды, которое быстро прекратилось. Я испугался и побежал домой и рассказал бабке, что в колодце вода бурлит неясно почему. Тем же вечером вся деревня в панике сидела с зажженным светом, вооружившись вилами, кольями и топорами. Меня все кляли за то, что я играл у колодца. Люд, понятно, был суеверный и прямолинейный, но и то такая бурная реакция меня очень удивила.

Ночью пошел ливень. На беду в тот вечер должен был приехать дед из города, а предупредить его не было возможности (мобильных в те годы там ни у кого не было, да и сейчас, вероятно, нет). Когда настала ночь, а его все не было, бабка и соседи заволновались. Пошли во всеоружии по дороге, которая шла как раз мимо колодца в некотором отдалении. Сквозь стену дождя по ужасной грязи люди добрались по дороге до того места, где неподалеку был тот колодец. В грязи виднелись глубокие тонкие борозды, ведущие в сторону колодца. Это вызвало животный ужас у всех, кто там был, и люди кинулись по домам. Наутро бабка повезла меня в город, а потом передала родителям.

Только много времени спустя я узнал, что бабка поведала родителям. На том холме было раньше село, где одна мать из ревности к мужу убила сначала всех своих детей (чтобы таким образом наказать его), а потом и его, и пошла с его отрубленной головой по деревне. Ее хотели линчевать и погнали по деревне, но не поймали — на их глазах она прыгнула в тот узкий старый колодец. Той же ночь все село сгорело. Кто-то погиб в огне, люди лишились крова и ушли. А в соседней деревне никто не решался с тех пор подходить к колодцу. Около него пропало несколько человек, последним из которых был мой дед. Многим снились страшные тянущиеся к ним руки. Мне они до сих пор иногда снятся. Я боюсь ставить босые ноги на пол ночью — боюсь, что холодные пальцы схватят меня за лодыжки. Я чувствую себя виноватым в гибели своего дедушки, и это причиняет мне невыносимые мучения. И еще я боюсь дождя — в каплях на стекле мне все время мерещатся отпечатки огромных ладоней...
♦ одобрил friday13
#72
30 сентября 2011 г.
Я всегда думал, что всё сверхъестественное обходит меня и мою семью стороной. Даже думал, что все страшилки — всего лишь плод фантазий. А недавно приезжал к отцу в гости (он в Кирове живёт, я в Москве). Засиделись допоздна, разговорились (полтора года не виделись всё-таки). Начали вспоминать 90-е, когда ещё всей семьёй в Перми жили (мы с матерью в Москву в 98-м переехали, а он в 99-м уехал в Киров). Я ещё удивлён был, чего он в Перми не остался, ведь там у него и связи были, и квартира четырехкомнатная. Столько лет об этом думал — а спросить не решался. Мало ли, какие там могут быть личные мотивы. А в этот раз решил, что в вопросе, в принципе, нет ничего страшного, да и мы теперь два взрослых человека, я всё пойму. Но ответа, который я услышал, я не ожидал.

Вот то, что он мне рассказал. Он тогда работал дальнобойщиком и возил товары в основном по Уралу. А в тот раз принял заказ на доставку в Омск, тем более и оплата была неплохой. Стояла зима. Отец ехал, как обычно, довёз спокойно, разгрузил, поехал обратно. Правда, назад он другой дорогой поехал (та, по которой он приехал, была завалена снегом, и там неплохой затор образовался). Едет, деревёнки какие-то проезжает, начинается лесополоса. Едет он по ней, говорит, километров 20-30 проехал, а ни навстречу, ни сзади ни одной машины. Вглядывается в дорогу и видит — стоит на обочине человек (сначала не разглядел, думал, что пень большой такой). Думает, человек заблудился в лесу (хотя с чего бы кому-то по лесам зимой ходить?). Останавливается, но фуру по скользкой дороге дальше тащит, и он проехал человека этого метров на 50. Смотрит в зеркало заднего вида — стоит, не шелохнётся. Он из окна высунулся и кричит: «Эй, парень! Садись, подвезу!». А тот поворачивается медленно, смотрит пару секунд и не спеша подходит. Отец говорит, что сначала скорее почувствовал, чем увидел, что с парнем что-то не так. С виду обычный паренёк, вот только одет не по-зимнему: кофта серая, кепка, джинсы (и это в 90-е!) и кроссовки. Когда он подошёл, отец видит: глаза у него — нечеловеческие, крупные, раза в три больше обычных, а зубы верхние острые и выпирают над губой. Отец окно закрыл, и дал по газам, насколько возможно. Смотрит, парень (хотя, какой это парень!) за ним бежит. Он быстрее, но тот не отстаёт. Ехал, говорит, со скоростью километров 60-70 в час. Чуть позже из леса ещё один выбежал и тоже погнался за отцом. А потом к ним прибавились ещё трое. Отец не на шутку струхнул. Слёзы, говорит, из глаз полились... В общем, сам не помнит, как до конца лесополосы добрался. Там они от него и отстали. Отец до ближайшей заправки доехал, сразу выпил водки и хозяину рассказал всё. А, тот только посмеивается и говорит, чтобы отец, мол, больше не пил за рулём, а то и не такое привидится. Отец заплатил ему за стоянку и спать в машину пошёл.

Просыпается оттого, что в туалет нужно. Вокруг темно, ничего не видно. Он решил фары включить, чтобы хоть как-то до сортира добраться. Включает, дворниками стекло чистит и видит: стоят у машины те существа, что за ним всю лесополосу бежали. Было их не менее десяти. Все полукругом перед кабиной выстроились и смотрят на него своими глазищами. Отцу показалось, что у одного с уголка губ даже кровь стекала. Он со всей дури по сигнальнику ударил, фура заревела, и эти твари хаотично разбежались, а отец так быстро, насколько это возможно, выехал со двора этой заправки-забегаловки и опять погнал фуру. Самое страшное, говорит, было то, что вокруг темно и в зеркала ничего не видно — непонятно, где эти твари, и бегут ли они за ним вообще. Дальше он нигде не останавливался и ехал до Перми, не сомкнув глаз.

После этого случая отец начал частенько вставать по ночам и выглядывать в окно. Говорит, боялся до жути, что эти твари его до города сопровождали и вычислили, где он живёт.

А под Новый год в 99-м он вышел на балкон покурить ближе к вечеру... и увидел их. Они стояли в свете фонаря. Втроём. И смотрели. Опять смотрели своими ужасающими глазами. Отец заперся в квартире, закрыл все окна шторами и всю ночь проговорил по телефону с другом (тоже полуночником), чтобы создавалось ощущение того, что он не один. На следующий день бросил всё, купил билет на поезд и поехал в Киров к родственникам. Уже оттуда продал свою квартиру в Перми, купил двухкомнатную квартиру в центре Кирова и живёт теперь там. Зато, говорит, он никого из тех тварей больше не видел.
♦ одобрил friday13