Предложение: редактирование историй
#57
27 сентября 2011 г.
В мае я уволился с работы, прихватил причитавшуюся сумму, свою девушку и поехал в деревню отдохнуть (недалеко от Пензы). Деревня небольшая, но вполне себе живая: там фермы какие-то рядом, реки, леса — в общем, люди как-то выкручиваются. Ну и родня у меня там кой-какая.

У родни я жить не хотел, ибо там хоть и родное, но многовато их в доме. Снял домик рядом с нашим, у бабки Дарьи: обычная старушка, муж помер давно, сын спился, внуки разъехались, живет себе, козу доит. В комнатах занавесочки, рюшечки, старый тюль. Въехали, отдыхаем с девушкой. Как водится, время от времени родня пьянку устраивает — короче, наслаждаемся русским отдыхом.

Но баба Даша оказалась немножко, мягко говоря, странной. Сначала все хорошо было, но прошла пара недель, познакомились как-то... и вот, к примеру, выхожу я утром на кухню, а она стоит посуду свою моет, над раковиной нагнулась. Только юбка у нее задрана. Ну я ушёл и сделал вид, что не заметил ничего. Мало ли, думаю, старая, привыкла одна жить, может, Альцгеймер какой-то. Потом, однажды, после того как мы с девушкой всю ночь бурно предавались любовным утехам, сижу себе утром, чай пью. Девушка ушла к родственникам помогать еду на день рождения готовить, а бабка подсела к столу, налила себе чай — сидит, на блюдечко дует, руки трясутся, чай разливается. Вдруг она смотрит мне в глаза, подмигнула и говорит: «Что, насадил ж... молодую на х...ц? В ротик малафьи напускал, накончал, молодец?».

Я в ответ: «Извините, если мы шумели», хотя она вообще-то в дальнем конце дома спит, через двери и коридор не слышно было бы, да и девушка у меня не любительница вопить. В общем, сделал вид, что это как бы наши деревенские шуточки.

И вот в середине июня где-то (на самом деле, думаю, это было 23-е число, Иванов день) вечером валяемся в кровати, болтаем о том о сем, куда я дальше работать пойду и т. д. Вдруг девушка меня хватает за руку и показывает на тополя, которые через дорогу растут. И тут я вижу — мама родная, там лицо человеческое на высоте (не знаю, на сколько метров эти тополя растут, но выше третьего этажа) выглядывает из-за ствола. Я в рюкзаке порылся, достал бинокль, присмотрелись — а это баба Даша. Обняла дерево, смотрит туда-сюда, месяц светит — глаза белые, как закатившиеся, жуть...

Я думаю: «Быть такого не может!». Прошел через коридор, заглянул в бабкину комнату — лежит она себе, храпит. Вернулся к себе, и девушка говорит, что, наверное, это сова была просто, улетела уже, а лицо примерещилось.

Утром в деревне беда: у какой-то Таньки на другом конце улицы ребенок «задохнулся в кроватке». Но я тогда не связал это все — и правда ведь, всего лишь сова примерещилась.

Все снова было нормально до начала июля, пока бабка не сказала моей девушке очередную фразу в своем духе: «Что, набесилась матка, нае...сь п...дюшка? Смотри мне, малафьей-молочком да кровушкой простыньки не залей». Девушка на нее наорала, и весь день все ходили надутые. Я ее успокаивал, мол, бабка двинулась совсем, на днях уже соберемся и поедем в Москву.

Ночью проснулся, не спится. Девушка сопит во сне. Я вышел, сел на крыльцо покурить. Вдруг слышу, дверь скрипит в нашей комнате. Иду обратно, смотрю — девушки нет. Выглянул через дверь в сад — вижу, за садом уже в поле идет она в одних трусиках, и бабка в ночнушке перед ней.

Я шорты натянул и пошел за ними. Пока в комнату бегал — смотрю, нет их уже. Выхожу через заднюю калитку, а дальше поле на холм поднимается. Там какая-то пшеница или просто трава — точно не знаю, что это такое. А за полем и по бокам растёт лес. Луна светит, и я вдруг вижу — метрах в пятидесяти от меня бабкино лицо в траве. Она будто на четвереньках там стояла или лежала. Я шагнул вперед на поле — и она меня заметила сразу, смотрит на меня, потом затряслась как-то и поползла ко мне. Только она не ползла, а как змея, извиваясь, двигалась. И все быстрее и быстрее. Когда близко была, вдруг прыгнула как-то, и уже стоит рядом.

Тут я понимаю, что она голая, но в платочке — и улыбается, растянув губы. В руке у нее длинный кустик крапивы. И вот она стоит и смотрит мне в глаза и делает движения, будто пытается вперед шагнуть, но не может, потом зарычала как-то горлом — и смотрит мне на грудь. А я-то вышел — шорты да сандалии, без рубашки, а на груди крестик висит. Сам я атеист, но девушка в молодости была верующая (а до того буддистка — ну, в поисках), поэтому я ношу крестик как подарок от нее. Туда старуха и смотрела. Она подергалась-подергалась, порычала, потом плюнула в грудь мне и ударила крапивой. Было очень больно. Потом поёт: «Козлу молилась и медведю молилась, ночки не спала, кровушки пила», «С рогатым е...сь, с косолапым е...сь, во поле бежала, плакала-кричала». Это просто страшно — стоит перед тобой голая старуха восьмидесяти лет, груди отвисшие, живот висит дряблый, лицо злобное, и декламирует стрёмные частушки.

Тут во мне злость закипела, я ударил её по лицу и схватил за волосы — говорю, ведьма ты такая, где моя девушка? Она вдруг как зарычит, и опять выдает что-то в духе: «Сдохнешь, выбл...ок, скоро сдохнешь, выс...ок гнилой, только тебя мишка раньше покушает, да выср...т на лугу, а сучку твою я уже выжрала, матку выжрала, г...а насосала, в рот нас..ла и задушила. Так я сына убила, так я внуков убила, в лесу посадила... Сидит семейка за пеньком, а твоя сука дохлая будет нам соседкой». Потом шею вытянула, как червяк какой-то, и укусила меня за руку. Я кричу, она вырвалась, легла лицом вниз на траву и опять, как змея, (только задом наперед) унеслась в лес, не отводя от меня взгляда, на дикой скорости. У меня в руке остался платок и выдранные седые волосы.

Я думал, прямо на месте сойду с ума. Стою и трясусь, думаю — то ли убегать, то ли в лес идти, девушку искать, но страшно.

Через минут пять слышу — девушка меня зовет со стороны дома. Она вообще, оказывается, из дома не выходила. Кто знает, что было бы, если бы я таки в лес пошел.

Я сказал ей, что только что мне звонил лучший друг, которого она знает, у него беда, срочно нужно в Москву. Собрались, я зашел к нашим, разбудил дядю, попросил на станцию отвезти, и уехали. Пока мы в поезде ехали, я в окно глядел — мне все время казалось, что лицо этой бабки среди деревьев или травы мелькает.

Девушка мне вскоре после этого сказала, что нам надо пожить раздельно — вроде бы я слишком нервный и злой стал. А я, вообще-то, боюсь: иногда мне кажется, что эта бабка выслеживает меня и когда-нибудь постучит в окно моего девятого этажа, или я увижу тень похожую на медведя в углу.

Когда девушка ушла, крестик я выкинул, чтобы избавиться от ощущения всей этой религиозной мистики. Но, по-моему, не особо помогло.
♦ одобрил friday13
#56
27 сентября 2011 г.
В 2006 году я поступил на исторический факультет, чему был очень рад. Публика подобралась соответствующая — готы, панки и металлисты. Было весело. Но еще веселее стало, когда я узнал, что в конце первого курса нас ждет выездная практика на раскопки.

Итак, летом нас забросили под деревню, которая находилась посреди степи. Могильников не копали — раскопки тут были только второй год, и наши руководители только разбирались, где и как копать. Откапывали большей частью мелкие кости, осколки керамики, обломки доисторических орудий.

Я в то время встречался с одной девушкой. Она была немного «повернута» на паранормальной теме (готу, коим она была, это прощается), но у нее все было в какой-то клинической фазе, но мне тогда это казалось очень милым.

Была у нас такая традиция — в воскресенье собираться выпить чудеснейшей местной ореховой браги в степи, у костра и с гитарой. Мы с девушкой были завсегдатаями таких посиделок. Атмосфера обалденная, скажу я вам. Одним таким вечером мы сидели на камнях, уже достаточно захмелевшие. Девушка говорит: «Мне холодно, пойдем в палатку за спальниками». От этого места до лагеря идти минут 15 по степи. Дошли до палатки, взяли спальники, идем. Только отошли от лагеря, и я услышал гул. Огонька не видно, хотя уже должно было бы. Гул нарастает. Я вижу по лицу девушки, что что-то не ладно. Спрашиваю её, слышит ли она это? Она кивает. И тут я пришёл в ужас: над нами что-то очень быстро пролетело. Скорее даже «пролетело» это нельзя назвать. Будто воздух чиркнуло нечто, не сотрясая его. Девушка говорит: «Не оборачивайся. Когда я скажу »бежим«, бери меня за руку и побежали». И начинает петь что-то без слов, просто мычать. Как будто и без того не жутко. Гул снова нарастает, он просто уже невыносим. Девушка хватает меня за руку и сквозь него кричит: «Бежим!». Над нами еще несколько раз чиркнуло это нечто, и еще мелькал свет — синеватый, неяркий и жуткий. Возможно, это был свет луны (я не оборачивался, как она мне и сказала). До костра по моим подсчетам оставалось минут десять, но бежали мы очень долго. И все это время что-то кружило над нами и просто невыносимо гудело. Кое-как мы добежали до костра. Ребята стали смеяться, чего это мы вернулись так быстро — вроде только что ушли, а уже вернулись. Мы были настолько напуганы, что никому ничего не сказали, просто напились пуще прежнего, и обратно возвращались уже со всеми.

После этого случая моя девушка перестала увлекаться готикой, вскоре бросила меня, университет и уехала в свой маленький город. Иногда списываемся с ней и сейчас. Она не вспоминает об этой истории. Когда я попытался узнать у нее какие-то детали, она наотрез отказалась говорить об этом. Мне кажется, она знала, что это...
метки: в степи нло
♦ одобрил friday13
#55
27 сентября 2011 г.
Как-то зимой уже под утро я возвращался с ночной смены (работаю администратором в местном отеле, и до дома идти недалеко). Была зима. Когда я уже подходил к своему подъезду, задул сильный ветер, чуть не сбивший меня с ног. Вдруг я заметил, что ветер сдул верхний шар снега с огромного сугроба во дворе. В сугробе виднелась человеческая спина. Мне стало жутко. Первая мысль была: очередной пьяный бомж упал в сугроб и замерз до смерти. Подойдя поближе, я задел тело ногой, чтобы проверить, жив ли человек или мертв, но не тут-то было: тело оказалось живым и начало медленно вставать. Я отскочил в сторону. Довольно быстро это тело встало в полный рост, но не поднимало голову: она была наклонена вниз, поэтому лица было не видно, но можно было смело сказать, что это мужчина ростом примерно под два метра, очень худой, с неестественно длинными фалангами пальцев и шеей.

Я поинтересовался, в порядке ли он. В ответ мужчина вдруг резко поднял голову и громко прохрипел в ответ: «КОПТИЛЬНЯ!». Я чуть не упал в обморок: когда он поднял голову, то я увидел, что на его лице были выедены глазницы и нос, вместо них были ямы, с которых свисали куски плоти. Адреналин ударил в голову. Я с диким ором побежал в подъезд и закрыл за собой дверь. Миновав курящего мужика на лестничной площадке, я залетел в свою квартиру и закрыл за собой дверь на все замки, забежал на кухню и схватил нож.

Как только я схватил нож, раздался звонок в дверь. Я решил, что это тот мужик, который стоял в подъезде: наверняка он решил поинтересоваться, почему я так орал. С опаской я приблизился к двери и спросил: «Кто там?». В глазок я решил не смотреть. Мне никто не отвечал. Я снова спросил: «Кто там?», и вдруг по двери что-то заскреблось с той стороны, и в ответ прохрипели: «ЗАБЕРУТ В КОПТИЛЬНЮ».

Я просто остолбенел от услышанного. Пока я с трудом пришел в себя, шум по ту сторону двери не прекращался. Я решил выпрыгнуть из окна, благо всего второй этаж. Метнулся к окнам, открыл их и увидел проходящий по двору наряд милиции. Это было моим спасением. Я дико закричал вперемежку с матами, сообщил номер квартиры и метнул в их сторону ключ от подъезда. Крик у меня был таким, что они наверняка подумали, что я наркоман, но все же взяли ключи от подъезда и зашли внутрь. Минуты через три раздался бешеный стук в дверь с криками: «Открывай, сука, это милиция!». Мне в момент полегчало. Я открыл дверь... и каково же было моё удивление, когда я увидел, что за дверью НИКОГО!

Мое сердце чуть не вырвалось наружу. Я сломя голову подбежал к окну и, не колеблясь, просто вылетел пулей на улицу. Рухнул со второго этажа и сломал себе руку и пару пальцев. Меня пронзила боль, и я отключился. Дальше, по рассказам, на мой вопль выбежала продавщица из киоска во дворе и вызвала скорую и милицию.

Очнулся я в больнице. Поняв, что никто мне не поверит (о милиционерах, которым я кричал из окна, никто и не слышал), я просто сказал, что выпал из окна по неосторожности. Я больше никогда не возвращался в ту квартиру и в тот двор. У меня была двухкомнатная квартира, но я продал ее и купил другую. Даже при продаже меня не было в той квартире...
♦ одобрил friday13
Моя бабушка была неплохим рассказчиком, я обожал ее истории из жизни. Среди них были и смешные рассказы, и сентиментальные и, конечно, жутковатые случаи. Нельзя сказать, что она излишне суеверна и религиозна, да и выдумывать она бы не стала. Однажды она рассказала мне такую историю.

Дело было, когда бабушка работала фасовщицей на кондитерской фабрике. Коллектив состоял из таких же молодых девушек, как и она, так что «девичники» были явлением не редким. На них никогда не обходилось без любовных гаданий и прочих подобных развлечений. Вот и в этот раз кто-то притащил книгу, благодаря которой якобы можно было вызвать дух умершего. Вызывать решили кого-то из знакомых, но никто не хотел «ставить экспериментов» над своими умершими родственниками, так что выбор пал на бабушкиного соседа. Это был крупный и добродушный мужик, этакий работяга. Он жил с семьей в соседнем бараке, дружили с моими родственниками семьями, пока одной зимой его не убили алкаши и не скинули его труп в кручу. После этого его семья уехала и связь с ними была потеряна, а бабушка с мужем, моим дедом, заняли свободный барак.

В общем, выключили свет, зажгли свечи, проговорили заклинание — все, как положено. Но ровным счетом ничего не произошло, так что посидели-посмеялись и разошлись по домам. Дед был тогда в командировке, поэтому бабушка поужинала и сразу легла спать. Она уже начала засыпать, когда услышала шаги. И не только услышала: казалось, что вся комната вибрирует им в такт, даже посуда в серванте задребезжала. Шаги сначала доносились из предбанника, будто кто-то ходил взад-вперед, но потом этот кто-то направился к кровати. От страха бабушка вцепилась в одеяло мертвой хваткой и буквально впечаталась лбом в стену.

— Ты почему лежишь на моем месте?! — у голоса был такой же густой баритон, как и у умершего соседа.

У бабушки все тело покрылось мурашками и перехватило дыхание от страха. От ужаса начали наворачиваться слезы, но повернуться и посмотреть на говорившего не хватало мужества. Наоборот, все тело было будто парализовано.

Голос повторил свой вопрос еще раз. Он спрашивал снова и снова, но, бабушка не отвечала.

— Чтобы больше на мое место не ложилась! — почти прокричал голос, и шаги начали отдаляться в сторону предбанника.

Бабушка так и не уснула до утра. Днем она, не дожидаясь деда, поменяла кровать и шкаф местами. Больше гость не возвращался.
♦ одобрил friday13
#53
26 сентября 2011 г.
У меня две кошки. Чтобы им было удобно ходить в туалет и в то же время не держать дверь открытой, я сделал им в двери туалета дырку и прикрыл её шторкой из такого, знаете, мягкого пластика прозрачного — кошка может носом ткнуться и пролезть.

Так вот, сидел я однажды в сортире. Дверь сортира выходит в прихожую, там света нет, темно. Дырка для кошек — чёрный квадратик. Смотрю — шторка шелохнулась. Ну, думаю, сквозняк — бывает такое, в туалете же вентиляционное отверстие, тяга есть. Шторка шевелится, потом за ней что-то мелькнуло белое. Я думаю — наверное, Ксюха (так одну из кошек зовут) решила поиграть. Наклоняюсь, шебуршу пальцем по краю отверстия — и правда, отодвигая шторку, мелькает белая лапа со втянутыми когтями — играет. Ну, посидел я ещё, позабавлялся с кошкой, потом встал, вышел из сортира, свет погасил… и слышу жалобное мяуканье. Подхожу к двери на балкон — и вот тут-то меня всего и затрясло.

Обе мои кошки были заперты на балконе.
♦ одобрил friday13
#52
26 сентября 2011 г.
Я даже сейчас не рассказываю об этом знакомым — боюсь оказаться непонятым.

Мне было 9 лет и я лежал в постели. Спать не хотелось, но было приказано. Я смотрел на потолок и видел на нем свет фар проезжающих машин. Так проходил час за часом. Сна не было. За стеной работал телевизор, потом умолк и он. Тишина. Было жарко, постель пропиталась потом. Машин уже не стало. И тут издалека донёсся глухой барабанный стук. Медленный, мерный, он приближался, становясь громче. Его уже нельзя было перепутать с биением сердца. К нему подключился… я не знаю, как описать этот звук… тихий стон десятков охрипших глоток, синхронный и меняющий модуляции. Я даже слов не могу подобрать, чтобы описать это. Помню, меня тогда испугала не странность ситуации, не сам этот глухой и мощный звук, а его синхронность, то, как идеально он вписывался в барабанный бой. В самом стоне не было боли или угрозы, горя или радости, он был чем-то вроде удара барабана, безжизненным инструментом.

Источник звука приближался. Помню, мне не было страшно, только любопытно. Я слез с кровати, встал на четвереньки и приподнял голову над подоконником, чтобы увидеть улицу. В темноте, освещенные только мигающим цветом желтых светофоров, шли люди. Я видел силуэты мужчин и женщин, они шли обыкновенно, словно днем вышли на прогулку. Была странность — они строго соблюдали порядок строя, несколько человек в ряд, на расстоянии около метра. Я не видел их лиц из окна. Людей было очень много, «гусеница» растянулась на всю площадь — я видел, как ее голова растворилась в темноте улицы Ленина, а хвост так и не увидел.

В соседней комнате проснулась мать. Она подбежала ко мне, стоящему у окна,схватила и повалила на пол, зажав мне рот. Именно тогда я испугался. Она лежала, шепча, обхватив меня, пока за окном стихали барабаны.

Мы так и не смогли заснуть той ночью. Утром она сходила к соседке, своей подруге. Вернулась через несколько часов и сказала, чтобы я никому не говорил о том, что видел или слышал этой ночью. Я спрашивал: «Что это было?» несколько раз, а она отделывалась от меня словами: «Вырастешь — поймешь», и сильно при этом нервничала. Когда я спросил ее об этом в последний раз, она побила меня, хотя до этого никогда не поднимала руку. Сейчас она делает вид, что ничего не было.

Я вырос. И до сих пор ничего не понял. Но с каждым годом вспоминать ту ночь мне становится все более некомфортно.
♦ одобрил friday13
#51
26 сентября 2011 г.
Родился я на Украине в Кривом Роге — старый большой шахтёрский город. Есть тут большие болота, заброшенные выработки и старые поля с кучей заброшенных мест (заводы при выработках угля, колхозы и прочее). Понятно, какие это были находки для школьников, хоть места и страшноватые. Так вот, помнится, были мы тогда в частном доме у друга, всем лет по 14 — 16, человек семь. Частные дома находятся как раз рядом с болотами. Ну, и пошли мы шляться по этим болотам.

Гуляли долго, уже пошла смесь леса и болота — вроде и деревья есть, и кусты, но под ногами по щиколотки грязь. И вот мы видим холмик, странный такой, вокруг кусты. Решили залезть на него. Пока обходили — увидели с одной стороны огромную дверь, двустворчатую, железную, ржавую местами. Пробрались к ней, открыли одну створку с трудом. Внутри темно, справа дверца в маленькую комнатку, там следы присутствия бомжей, хоть и давние, и старая советская мебель. А если не заходить в комнатку, то прямо идёт лестница вниз, как в многоэтажках. У нас с собой были фонари — по заброшенными местам же лазили. Начинаем спускаться вниз, три пролёта вроде. Потом ещё проход вправо, а ниже лестница затоплена. Просто уходит под воду, там ещё жаб куча была и мусор в воде. Но всё же довольно-таки красиво, вода прозрачная. Поскольку нырять мы пока не собирались, пошли в проход, который справа. Длинный коридор, по бокам комнатки, маленькие очень, в некоторых остатки вещей, диваны, шкафы, всякая форма. Куча вещей, все упакованы: видно, собирались выезжать. Тогда мы поняли, что это военный обьект. Формы военной куча, накладные на оружие, большие военные ящики. Ну мы тогда оружие, конечно, искали, но в ящиках была куча ваты, медикаментов и погонов со звёздочками. Понабирали себе, карманы забили всякой мелкой чепухой. Нашли большой советский телевизор — разбили кинескоп, ну что с нас взять-то. Колонки нашли, военную рацию, столы, стулья, дрова, кучe консервов. Все понадевали военные фуражки, идём дальше. Помнится, нашли «Астру», подкурили и чуть не поумирали — табак отдавал тухлятиной.

Дальше по коридору после комнат начинался большой актовый зал. Советские стулья (такие, поднимающиеся), куча плакатов на стенах военной тематики (тактика боя, как копать окопы, доблесть советской армии, разборка АК и т.д.). Зал был несколько ниже коридора и тоже местами затоплен. И тут начал я ощущать себя некомфортно. В конце зала было два выхода за сцену, ещё один просто в стене посередине (большой) и маленькая дверь справа в стене. В общем побродили мы по залу, за сценой ничего интересного, большой выкатывающийся стенд, пара шкафов, гора сложенных стульев. Большая дверь забита. Пока несколько человек её открывали, я и ещё двое пошли к маленькой двери. Лучше бы мы этого не делали...

Открываем дверь, за ней длинный коридор, тёмный. С другого конца коридора из темноты раздался звук бега. В свете фонариков в глубине коридора сверкнули глаза: что-то очень быстро бежало к нам и рычало. Понимаете наш ужас? Высокое длинное существо, водяной или ещё что-то, чёрт его знает. В общем, оцепенение наше длилось недолго, мы заорали и начали убегать. Друзья сзади нас сначала не сильно поверили нам, до этого мы и так друг друга пугали — двое договаривались и внезапно начинали бежать, другие срывались за нами, потом все вместе смеялись. Но когда мы достигли выхода из зала под смех наших неверующих товарищей, маленькая дверца открылась с такой силой, что ударилась об стенку и слетела с петель. Дальше вторая группа с криком начинает бежать к выходу, тварь бежит через скамьи к ним, мы это всё наблюдаем. Темно, только фонарики мелькают. Благо, эта тварь не быстрая и ей мешают скамьи, а вторая группа бежит под стенкой по открытой местности к нам. Существо рычит и воет, группа номер два тоже кричит. Я был просто в ужасе. Вторая группа добегает к нам, захлопываем дверь в зал, раздаётся нечеловеческий вой из зала, мы со скоростью звука вырываемся к лестнице и, толкая друг друга, выбегаем на улицу, закрываем с трудом большую железную створку и, не обращая внимания на кусты, ветки и болото, бежим домой. Мы, те, кто там были, условились никогда об этом не вспоминать...
♦ одобрил friday13
#50
26 сентября 2011 г.
Написанное ниже — это изложение «на бумагу» того, что рассказал мне друг, с моими комментариями.

Они с друзьями выехали в лес в начале осени. Надо сразу сказать, что ничем этот лес не примечателен — не так уж далеко от города, под боком деревня (или дачный посёлок), заблудиться в нём можно разве что по пьяной лавочке и имея на то большое желание. Надо сказать, и я там побывал дважды до описываемых событий.

У них было своё место, на котором останавливались уже неоднократно — небольшой пригорок, прямо под горой. Представьте себе небольшую горку, на которую ведёт довольно крутой подъём (таскать туда воду было сплошной морокой именно из-за этого), которая, в свою очередь, будто привалилась к горе побольше. Раза так в три. То есть у неё был единственный склон, по которому и нужно было подниматься. Верхушка была плоской — спасибо природе и, надо думать, ногам множества отдыхающих. Места там хватало на то, чтобы установить эдак пять палаток и развести костёр, особо не задумываясь о занимаемой площади.

Приехали они уже под вечер, часам к восьми, но так как это была ранняя осень, то было ещё светло, а выдавшееся в тот год «бабье лето» позволило отложить заботу о разведении костра на потом. К тому же поиск горючего не составлял труда — гора, на которую «опирался» младший «собрат», была покрыта какой-то хвойной растительностью, которой в наших краях — море. Установив наскоро палатки, любители турпоходов решили совершить несколько возлияний (ну какой поход без этого). Все расселись на брёвнах, из рюкзаков достали провиант... и понеслось.

Как рассказывал мне друг, тут он и заметил странное. Поднимая что-то с земли, он непроизвольно коснулся её и понял, что она тёплая. Слишком тёплая. Лето в наших сибирских краях короткое и даже в июле месяце любой, кто решит поваляться на голой земле, с большой долей вероятности заработает ангину. А тут, как он говорил, он ощутил идущее от земли тепло. Он раскопал землю рукой, неглубоко, сантиметров на двадцать. Как он потом говорил мне, температура увеличилась. Теперь это уже походило на жар от догоревшего костровища — руки потеют, но не обжигает. Переместив ладонь вбок, он ощутил привычную прохладную, чуть сыроватую землю. Забросив свои археологические изыскания, он продолжил веселиться.

Спать все легли за полночь, в состоянии изрядного подпития. Начинал накрапывать мелкий осенний дождик.

Проснулся он от сильного жара. Спину жгло так, будто лежал он не в палатке, а на горячих камнях. Пот лился ручьём, было душно. Его сосед, как он говорил, беспокойно ворочался во сне, что-то громко бормоча. Похоже, его мучил кошмар. Как сказал мой приятель, разбудило его скорее поведение товарища, чем жара. Мой друг решил выйти из палатки, дабы изгнать из головы оставшийся алкоголь и глотнуть прохладного воздуха.

Выйдя наружу, долгожданного облегчения он не испытал — стояла жара, пусть и не такая удушливая, как внутри палатки. Ему стало нехорошо и он машинально сел, оперевшись о землю. Тут ему показалось, будто его ладони коснулись горячей батареи. Он вскочил больше от неожиданности, чем от боли. Вся, ВСЯ земля на этом пятачке будто горела! Это окончательно протрезвило его. Теперь он услышал, как во всех палатках (их было три) спящие ворочались, что-то бормотали и даже кто-то рыдал во сне. Как он говорил, это было жутко. Из одной палатки, скрючившись, в полубессознательном состоянии, выбрался его друг и, прислонившись к дереву, стал опорожнять желудок. Его лицо было покрыто потом.

Дальше, как он рассказывал, они вдвоём, не говоря друг другу ни слова, разбудили остальных. Дрожащие, мокрые от пота люди выбирались из палаток и приходили в себя. Кто-то вроде сознание и его приводили в чувство. То, что земля под ногами превращается в жаровню, заметили уже все. Опять же, не сговариваясь, будучи наполовину вменяемыми, они начали судорожно сниматься с места. Кое-как собрав палатки и половину вещей, они спустились с проклятой горы в лес и направились к станции. По мере того, как холодный ночной воздух приводил их в чувства, их шаг становился всё быстрее. Остаток пути они пробежали. Вместо знойного марева внутрь начал сочиться страх. Не страх перед ночным лесом, а ужас от мысли, что что-то с горы догонит их или будет становиться всё больше и больше, и не останется места, чтобы скрыться от него.

Остановились они, лишь когда ноги коснулись перрона, и уставшие, вымотанные, уснули, не обращая внимания на ночную осеннюю прохладу.

Рассказал друг мне это несколько лет после случившегося. Было это во время одной из наших посиделок. Он добавил, что несколько раз просыпался в поту, не помня, что же снилось, но явственно ощущая, что это связано с их приключением. Раз его, бродящего во сне (чего раньше никогда не было) будила мама. А ещё один раз он проходил полдня, ощущая жжение на спине. Придя домой и осмотрев себя, он увидел, что спина его покраснела, будто он сжёг кожу, весь день загорая. Всё бы ничего, только было это в ноябре месяце. Нужно добавить, что у него потом были какие-то проблемы с иммунитетом, операция на щитовидной железе и подозрения чуть ли не на онкологию. Слава Богу, обошлось. Всё это свело на нет его туристическую деятельность на некоторое время, а уж о поездке в тот самый лес и речи быть не могло. Что же с остальными участниками и как их самочувствие — об этом он не обмолвился ни словом...
♦ одобрил friday13
#49
26 сентября 2011 г.
Случилось это, когда мне было года четыре или пять. Гостила я летом у бабушки с дедушкой в деревне, как водится. Сразу скажу, мои бабка с дедом не отличались особой набожностью и во всякую нечисть не верили (по крайней мере, я такого не замечала тогда).

Дом наш старый, большой. Строился он в несколько этапов: сначала была только одна комната и кухня, но постепенно дом расширяли, сейчас там три комнаты. Так вот, из-за этого он разделяется на две половины, «старую» и «новую». Внутри дома это нигде не заметно, но если подняться на чердак, то разницу видно сразу: «старая» половина очень темная, бревна и доски сильно потемнели от времени, окошко чердачное совсем маленькое. «Новая» половина светлая, дерево еще выглядит свежим, окно большое, даже есть небольшой балкон. На «старой» половине мой дед сушил табак (который выращивал собственноручно); на «новой» мы с сёстрами часто играли. Обе половины были разделены широкой дощатой дверью, которая обыкновенно была открыта.

Как-то раз я играла в саду в очередные дочки-матери-машинки-ковбои и мне срочно понадобились какие-то игрушки, которые мы оставили на чердаке в прошлой игре. Решив, что без них никак не обойтись, я отправилась за ними. Зашла в дом, прошла в коридор, открыла ужасно скрипучую дверь (она всегда скрипела и скрипит до сих пор) и по узкой лесенке поднялась на «новую» половину. Взяв необходимые кастрюльки и деревянную собаку на колёсах, я уже хотела вернуться в сад, но краем глаза увидела шевеление на «старой» половине: пара здоровых пучков табака, которые дедушка развесил там, покачивались. Я подумала, что это один из наших котов, и решила подключить его к игре (пара старых полотенец, замещавших в игре пелёнки, имелась). Я громко позвала кота: «Кс-кс-кс», и удивилась, когда никто не выбежал мне навстречу с громким мяуканьем (наши коты были очень общительные и падкие на колбасу, которой кормил их дед, поэтому всегда отзывались). Решив поймать кота сама, я вошла на «старую» половину. Пучки табака висели в четыре ряда, я шла между двумя средними. Когда я дошла почти до конца, к противоположной стене с маленьким окошком, я взглянула в угол, куда, как мне показалось, шмыгнул кот.

В углу стояла бабка.

Бабка была маленькая, сморщенная. И вся какая-то... чёрная, словно она сама была источником этой темноты на старой половине. На ней была чёрная юбка, старая, растянутая, кофта грязно-серого цвета, старый засаленный фартук и неопрятный выцветший платок на голове. Бабка молчала, просто стояла и смотрела на меня. Затем поманила меня крючковатым пальцем, шевеля при этом сморщенными губами, и всё так же смотрела, не моргая.

Несколько мгновений я просто стояла и смотрела на неё, не смея пошевелиться, но потом всё-таки расплакалась, закричала и побежала на «новую» половину. По пути споткнулась обо что-то, упала вниз лицом и так и осталась рыдать. Тут на мой крик подоспел дед, подхватил меня, спросил что случилось, на что я просто тыкала пальцем в «старую» половину и повторяла что-то вроде «бабка, чёрная бабка». Дед со мной на руках пошёл проверить. Конечно, никого там не было. Когда мы спустились вниз, он рассказал бабушке. Однако потом при родителях они этот случай не вспоминали, а когда я рассказала сама, дед как-то очень быстро замял тему, сказал, что у меня просто был страшный сон.

До сих пор я не знаю, как эта бабка попала к нам на чердак. Дверь на чердак открывается с жутким скрипом, её слышно по всему дому, да и когда ходишь по чердаку, в доме очень четко слышны шаги...
♦ одобрил friday13
#48
25 сентября 2011 г.
Это произошло с девочкой, у которой была тяжелая болезнь ног. Девочка большую часть жизни была прикована к кровати. Когда врачи сказали, что жить ей осталось пару месяцев, родители твердо решили дать дочери все то, чего она лишилась, лежа в госпитале, до тех пор, пока она не умрет.

И вот в один из дней родители решили сводить ее в поход недалеко от города, ведь раньше она почти не бывала на природе. В дороге девочка вела себя тихо, как обычно, откинувшись на заднем сиденье, а родители разговаривали друг с другом. Достигнув пункта назначения, они поставили тент, разложили еду и стали разводить костер. Мать между делом фотографировала окрестности и дочь, а отец отлучился за сухими ветками для костра. Вдруг он услышал крик жены и, бросив все, побежал назад. Перед его глазами предстала ужасная картина. Дочь стояла на ногах и дико, судорожно двигалась, трясясь всеми членами. Она словно танцевала, но танец этот был ужасен. Внезапно она упала и тут же умерла.

Похоронив дочь, безутешные родители решили посмотреть кадры, которые мать наснимала во время злополучного похода. На снимках на первый взгляд не было ничего необычного: лишь мелкие животные, которых матери удалось заснять, да их дочь, сидящая в своём кресле. Но на одной из фотографий что-то было не так. Когда родители поняли, что именно, их волосы встали дыбом.

В кадре, сделанном перед тем моментом, как их дочь начала «танцевать», камера сумела уловить одну деталь. Голову их дочери как бы сжимала в кулаке большая белесая рука.
♦ одобрил friday13