Предложение: редактирование историй
#39
24 сентября 2011 г.
Несколько месяцев назад моя подруга, фотограф до самых кончиков крашеных волос, решила провести день и ночь в одиночестве в глухом лесу. Она хотела собрать для своего портфолио настоящие фотографии леса и зверей. Было это не в первый раз, так что она не боялась.

Разбив палатку посреди небольшой опушки, весь день она провела, мотаясь по лесу с камерой в руках. Утром она вернулась в город, довольная собой. За свое маленькое приключение она нащелкала немало кадров, но кое-что на этих снимках было не то. То, что она увидела, лишило ее сна, провело по нескольким психиатрам и внесло в пищевой рацион несколько видов таблеток.

Снимки вышли отличные, за исключением последнего кадра. На этом кадре была она, спящая в своей палатке во мраке ночи.
♦ одобрил friday13
#38
23 сентября 2011 г.
В начале 90-х, когда мне было лет 7-8, родители на две смены откомандировали меня в пионерлагерь (тогда их еще так называли). Вплотную к лагерю стоял большой недострой. По слухам, стоял уже лет десять. Забор был смежный, через дырку я не раз сбегал туда полазить по кирпичным полуразрушенным стенам. Через день (по нечетным числам) в лагере устраивались дискотеки. На них играла исключительно русская эстрада того времени, но местным ребятам на качество музыки было наплевать, да и мелочи типа нас тоже.

Последняя смена в лагере подходила к концу, в августе начинало темнеть все раньше и раньше. И вот, в очередной раз наблюдая за парочкой «старших», уединившихся в кустах во время дискотеки, мы заметили, что в одном из окон недостроя горит свет. На следующий день мы опять пролезли на стройку и не обнаружили там ни намека на проводку или электричество.

Ночью свет горел опять. Мы запомнили окно и днем полезли проверять. Выяснилось, что окно, собственно, никуда и не ведет. То есть стоит стена, а потолка, пола и еще двух стен никогда не было, и днем через него с обеих сторон видно небо.

Но теплый желтый свет, как от обычной лампочки накаливания, из этого окна горел каждую ночь, пока я был в том лагере.
♦ одобрил friday13
#37
23 сентября 2011 г.
Встречались с парнем два года. Он фотограф, и однажды решил устроить мне очередную фотосессию, причем в метро (у него всегда были разные идеи). И вот про один кадр он говорит: «Садись в поезд, а я через окно сфотографирую, как ты уезжаешь, потом встретимся на станции». Я села, вижу, он меня щелкнул, потом возвращаюсь на ту станцию назад... Его нет. Сначала решила, что мы друг друга не поняли и разминулись, но...

Мобильный у него был выключен, и этот номер уже не включался. Вечером я вылавливала его в интернете, его нигде не было. На следующий день поехала к нему домой — квартиру не открывают (он жил один). Друзей у него не было, только знакомые в интернете, все разводят руками. Его мать (87 лет) живет в деревне, я к ней с отцом на машине ездила, она говорит: «Не видела его с Нового года, да ходит где-нибудь небось». В милиции заявление не принимают, говорят, что он молодой человек, наверняка решил просто погулять где-то.

Живу в этом аду уже три месяца...
♦ одобрил friday13
#36
23 сентября 2011 г.
Эта история приключилась в одной из больниц нашего города. Больница находится на самом краю города — старое здание в три этажа. Я тогда окончила мединститут и пошла работать туда. Устроилась быстро: на работу меня приняли охотно, так как совсем недавно уволилось несколько сестер. До случая, о котором я хочу рассказать, я проработала около недели, и в тот день было мое дежурство.

Как обычно, у нас дежурных трое: охранник, завотделения и сестра. В тот день все начиналось как обычно, под вечер все разошлись и остались мы втроем: я, охранник Макс и Светлана, наш зам. Закрыли двери, выпили чаю. Пациентов было мало, так что дел особо не было.

Всё случилось, когда я решила пройтись и посмотреть, все ли в порядке у больных. Когда я поднялась на второй этаж, в тишине больницы вдруг раздался детский плач. Я остановилась. Прислушавшись, я поняла, что плачет ребенок где-то на третьем этаже, совсем рядом со мной. Моя тревога нарастала. Я точно знаю, что у нас на данный момент не было ни одного ребенка в больнице, а третий этаж вообще пустовал. Поднявшись, я огляделась. В полутьме коридора ничего не видно, но плач явственно доносился из одной палаты. Я проследовала к ней и открыла дверь.

На одной из кроватей под одеялом кто-то был. Он медленно покачивался из стороны в сторону при этом надрывно плакал. «Эй…», — сказала я, подходя поближе к кровати и протягивая руку. Покачивание фигуры прекратилось, я сдернула одеяло. В тот же миг плач прекратился, а под одеялом не оказалось никого… пусто…

С открытым ртом я начала пятиться, когда сзади послышался топот, и дверь в палату захлопнулась. Вскрикнув от неожиданности, я подбежала к дверям и распахнула их. В коридоре слышались быстрые шаги, как будто кто-то маленький с босыми ножками убегал от палаты. Я выглянула в коридор, и тут из палаты за моей спиной донесся смех. Резко обернувшись, я заметила, как кто-то маленький спрятался за кроватью. Смех принадлежал ребенку. Готова поклясться!.. В шоке я выбежала из палаты и побежала к лестнице. Смех и плач уже доносились со всех сторон. Добежав до цели, я обернулась. Каков же был мой ужас, когда я увидела, что по коридору в направлении лестницы бегут дети. Самых разных возрастов. Бегут, ползут на четвереньках... По стенам и потолку в моем направлении двигались фигуры, и все они плакали. Закричав и подавшись назад, я упала. Прокатившись по ступенькам до второго этажа и зашипев от боли во всем теле, я увидела, что за мной никто не спускается, и только где-то в глубине третьего этажа слышались детские голоса.

«Марина!» — это был Макс. Он вприпрыжку подскочил ко мне и помог встать. «Что случилось?». «Дети…» — только и смогла выдавить я. Посмотрев наверх, Макс сказал: «Пойдем вниз. Там они нас не достанут. Нам надо поговорить».

Покорно спустившись на первый, мы зашли в служебку, где сидела Светлана. Дав мне кружку с горячим чаем, она начала свой рассказ. Оказалось, что когда-то давно в этой больнице случился пожар, а на третьем этаже тогда располагалось детское отделение. Огонь был не очень сильный, но было много дыма, и многие дети задохнулись в дыму. С тех пор, после ремонта, на третьем этаже начали твориться странные вещи. Персонал и больные слышали детские шаги по коридорам и палатам, смех и плач. Ночами по этажу бегали маленькие фигурки детей. В общем, там перестали располагать больных, так как на других этажах было спокойно. Но персонал начал увольняться, и вроде бы все затихло, и призраков никто давно не видел, потому мне ничего и не сказали сразу. Как видно, зря.

Как бы то ни было, я там больше не работаю. Как-то страшно жить с призраками по соседству. Сейчас работаю в другой больнице, и все хорошо. Но до сих пор думаю, что на окраине города, где-то в темных углах третьего этажа раздается тот страшный, полный мук и страдания плач мертвых детей…
♦ одобрил friday13
#35
23 сентября 2011 г.
Случилась ссора с родителями. Хлопнул я дверью и решил переночевать где-нибудь вне дома. И тут вспомнил про свой любимый автопарк и уютную раздевалку. Когда добрался до парка, было уже темно. Час ушёл на то, чтобы уговорить знакомую бабулю-дежурную пустить меня в раздевалку (ночью там находиться запрещено, и она заперта). Наконец, бабка сдалась и отперла дверь. Пустила она меня при условии, что я буду до утра сидеть тихо и свет не включать. Пробрался в темноте на ощупь в свой уголок, завалился на скамейки и уснул. Засыпая, слышал, как бабка запирает дверь.

Посреди ночи проснулся, как от толчка. Четко слышу звук. Звук такой, как будто кто-то шлёпает голыми, мокрыми ногами по плиткам пола. Потом что-то звякнуло. Спросонья думаю — работяга из душа вышел, шкафчик открыл, переодеваться будет. Только почему так темно, свет не горит... И тут у меня волосы встали дыбом. Я внезапно осознал, что сейчас глубокая ночь, и тут, кроме меня, никого быть не может. Опять звук шагов: «Шлёп... шлёп...». Кто-то явно бродил в проходах между шкафчиками. Поначалу я пытался себя убедить, что дежурная ещё одного переночевать впустила, но почему этот «кто-то» бродит в темноте, да ещё и босиком? Звук шагов начал приближаться. Тут я не выдержал и заорал: «Эй, кто там ходит?!». Всё стихло. Несколько минут я сидел на скамейке и прислушивался. Снова звук — только на этот раз не бодрое шлёпанье, а тихие шаги, будто кто-то крадется. Звякнула металлическая дверь шкафчика, уже совсем рядом. Меня от этого «кого-то» отделял только ряд шкафов. И тут я от страха решился, чем сидеть в темноте и ждать, когда тебя за горло схватят, лучше попытаться пробиться к двери. Там рядом на стене выключатель — включу свет и посмотрю, кто тут шутки шутит. Накинул куртку, глубоко вдохнул, закрыл глаза и рванул.

С закрытыми глазами, ударяясь о бесчисленное количество шкафов, я преодолел 50 метров, что отделяли меня от двери. Рукой нащупал на стене вожделенный выключатель и нажал его. Свет не загорелся. В этот момент чуть от страха не обделался...

И тут снова началось. В дальнем углу раздевалки, откуда я только что сбежал, что-то громко лязгнуло и послышались знакомые шаги. Кто-то уверенно шлёпал голыми ногами по плитке прямо ко мне. Я стал колотить в дверь и взывать: «ОТКРОЙТЕ, МНЕ ПЛОХО!». Шаги тем временем зазвучали уже за спиной. Кто-то вроде до меня дотронулся, я заорал... и тут дверь открылась.

В общем, бабку-дежурную разбудили мои истошные вопли, и она, очень злая, отперла дверь. Свет не горел по вполне материальной причине — бабка, не доверяя мне, со своего пульта обесточила раздевалку. Остаток ночи я провел, гуляя по ремзоне.

Уже потом я услышал историю про одного человека, который в конце 80-х покончил жизнь самоубийством в этой самой раздевалке — повесился в душевой.
метки: призраки
♦ одобрил friday13
#34
23 сентября 2011 г.
Как то вечером я пришел поздно после работы. Ну и решил не будить жену и маленького сына, лег спать в комнате матери. Она тогда как раз уехала к сестре на несколько дней. Очень быстро я заснул, что снилось мне, не помню, и спал я, видимо, недолго. Проснулся от прикосновения. Первое, что почувствовал, просыпаясь — что меня кто-то нежно ласкает, гладя рукой по моей шее. Это было неожиданно, но в то же время я не почувствовал себя тревожно, а тем более испуганно: прикосновения были знакомыми и даже родными. Я открыл глаза и увидел силуэт женщины с распущеными волосами, в белом платье. Спросонья подумал, что это моя жена, но, вглядевшись, я никак не мог различить черт лица женщины.

Чувство легкого шока и неожиданности навалилось на меня, я даже не смог произнести ни слова. Левой рукой я прикоснулся к руке женщины и понял, что это не моя жена. Вдруг от нежности не осталось и следа — очень резко она вцепилась руками мне в горло. Причем большими пальцами она давила на сонную артерию. Мне повезло: ей не удалось полностью замкнуть руки на моей шее. Большой палец левой руки я успел просунуть между ее пальцев, как тиски сдавливающих мое горло. Она была невероятно сильна и упорна. Я парень далеко не слабый, но почувствовал, что долго не смогу сопротивляться. Единственное, что мне удалось в результате ожесточеннной борьбы — это протиснуть еще большой палец правой руки через это кольцо удушения. Я понял, что еще чуть-чуть, и она просто сломает мне шею. Тошнотворно-сладкое отчаяние навалилось на меня, но всё равно, я решил не сдаваться.

Вдруг ее хватка ослабла, она отшатнулась от меня и растворилась во мраке. Тут я, видимо, отключился, но ненадолго. Очнувшись, я подскочил на кровати и почувствовал боль в шее и чувство дикого страха. Хотя я и взрослый мужик, но не смог остаться в комнате, где меня чуть не убили. Я пошел в комнату, где спали моя жена и сын. Открыв дверь, я увидел, как они мирно спят, и лег рядом с ними.

Потом неделю у меня болела шея именно в том месте, где давила пальцами эта ведьма, вот только до сих пор я не могу понять, что это было и с чем я столкнулся той ночью.
♦ одобрил friday13
#33
22 сентября 2011 г.
Лет десять назад я жил в Калининграде, в районе под названием «Остров». Так вот, одно из любимых занятий калининградской молодежи — гробокопательство на старых немецких кладбищах с целью обзаведения стильным немецким шмурдяком и драгметаллами (в основном в виде зубов). Есть такое кладбище и остов часовенки и на «Острове» — тогда оно было почти неразграбленным, так как какие-то умники в 50-х годах прорыли канальчик, из-за которого местность подтопило, появилось болото и все основательно заросло всякой растительностью. А тут канальчик, наконец-то, замыло, и два года подряд было очень сухо — место стало проходимым. И вот одним августовским утром мой друг по кличке Кар потащил меня туда, соблазнив посулами невиданной добычи. И ведь не обманул. За день усердного копа мы стали обладателями двух десятков золотых фикс, нескольких монет, золотого же кольца и пары сережек, плюс серебряного барахла общим весом 170 грамм.

Когда стало темнеть, я засобирался домой, а Кар решил остаться, чтобы утром продолжить изыскания на местности. Когда я уходил, он все еще лопатил землю. На следующий день у меня была запланирована поездка на Голубые озера, а вот еще через день мне позвонила его мама и поинтересовалась, не знаю ли я, где находится её чадо. Это меня не насторожило, так как Кар любил заложить за воротник и делал это регулярно. И только спустя 3 дня после того, как я покинул место копа, я отправился туда снова, прихватив с собой еще одного приятеля — счастливого обладателя минака кустарного производства. Добравшись до места, я обнаружил то, что мне иногда еще снится...

После того, как я ушел, Кар умудрился наткнуться на место захоронения жителей Кёнигсберга, погибших от бомбардировок союзников. Это был слой костей толщиной около полутора метров. А в пяти метрах от этой ямы навес из полиэтилена в углу фундамента и труп Кара. Он сидел? забившись спиной в угол, глаза были открыты, а на лице была такая застывшая гримаса ужаса, что я, увидев его лицо, сам чуть не откинул копыта. Приятель же сел и стал икать. Сотовых тогда не было, так что, отойдя от столбняка, я пошёл домой вызывать ментов. Пока они приехали, пока я довел их обратно, стало опять вечереть. И вот, придя на место, менты стали все осматривать и расспрашивать меня (так как я и вызвал и последний видел Кара). Стемнело. И вдруг парень, который был с ментами (вероятно, стажер, он был чуть старше меня), подозвал старшего и сказал ему показывая на труп Кара: «А он точно мертв? А то, кажется, он только что моргал!». И в этот момент лицо трупа — ТРУПА!!! — которое уже вроде бы разгладилось, стало опять искажаться в ужасе! Как они орали! Правда, я тоже не отставал, стажер этот ломанулся прочь с воплями, я за ним, и еще один...

Потом эксперт-криминалист пытался объяснить мне, из-за чего это произошло, но я его не слушал, потому что я не верю, что лицо человека, умершего 2 дня назад, может взять и ожить. Да у него даже глаза на мгновение стали ЖИВЫЕ!

И да, в заключении о смерти было написано, что он умер от разрыва какого-то там клапана в сердце...
♦ одобрил friday13
У меня деревянный домик в деревне, и иногда я езжу туда отдыхать. И вот однажды мы сидели в этой деревне довольно большой компанией в гостях у одной девочки, смотрели «Стиляг». Часа в два ночи я стал испытывать непонятную тревогу. Вспомнил, что машина оставлена мной на территории старого заброшенного пионерского лагеря: он совсем недалеко от деревни, излюбленное место собрания молодёжи, есть всё, что нужно для счастья — тишина, отсутствие людей старше 20 лет, заброшенные корпуса, где можно втихую покурить или выпить. Так вот, ещё днём мы открыли старые ржавые ворота в лагерь, и я загнал транспорт туда, сам не пойму теперь, зачем это нужно было делать. И вот, взяв с собой баночку пива, чтоб не скучать в дороге, я покинул дом и пошёл забирать из лагеря машинку.

Плеер в ушах, отличная летняя ночь, неплохое пиво… До ворот лагеря я дошёл минут за пять. Открыл ворота и и пошёл дальше — машина стояла метрах в трёхстах от них. Как только я зашёл на территорию, на разбитую асфальтовую дорожку, по которой всего 15 лет назад вышагивали толпы школьников, я почувствовал тревогу. Но это было естественно — надо сказать, лагерь у нас не простой, в 90-х годах там частенько находили трупы, которые стали таковыми совсем не по своей воле. Потом летом 2001-го, кажется, там пытался устраивать сходки какой-то сатанинский культ, правда, что-то у них не заладилось, и видели мы их раз пять, не больше. Но свой отпечаток это нанесло. В общем, мрачное место наш заброшенный лагерь — странное, а по ночам, чего уж тут скрывать, страшное. Но я, сторонник рационализма, как обычно приказал своему подсознанию, которое умоляло уйти поскорее, заткнуться, и продолжил путь. И уже через минуту добрался до машины, залез внутрь, включил музыку и вроде как вздохнул с облегчением. Развернулся на узенькой дорожке, рискнув, кстати, застрять, и поехал к выходу. Уже проехав те самые ворота, находясь формально уже на территории деревни, а не лагеря, подумал, что ворота нехорошо оставлять открытыми. Остановился, поставил на ручник, вышел и вернулся на территорию лагеря, опять испытав странный дискомфорт, который, надо сказать, был в два раза сильнее, чем пять минут назад. Так что я быстренько закрыл ворота и отбежал метров на десять вглубь лагеря по естественной нужде. Потом достал пачку сигарет, прикурил, развернулся в к воротам, и…

Боковым зрением я увидел, что на старых, давно проржавевших каруселях, которые находятся метрах в двадцати от дорожки, по которой я ехал, кто-то катается. С очень большой скоростью. Было очень темно, но я разглядел человеческий силуэт, развевающуюся на нём одежду светлого цвета, и взгляд его был устремлён перед собой. Он не смотрел на меня, хотя обычного человека должны были заинтересовать мои манипуляции с воротами. Да что я говорю, обычный нормальный человек не будет кататься в два ночи на каруселях в заброшенном лагере. Я заорал и понёсся со всех ног в машине — слава богу, она была заведена. Сцепление и газ в пол, визг и запах жжённой резины, судорожный взгляд в зеркало заднего вида… И в этот момент выключается ближний свет, и я перестаю что-либо видеть. Заорав не хуже, чем в первый раз, дёргаю, чуть не вырывая, ручку дальнего света. Слава богу, он зажигается и освещает стремительно приближающиеся домики. Больше назад я не оглядываюсь.

Приехав к девочке, где сидели друзья со своим фильмом, долго торчал в машине, курил, слушал музыку. Пытался успокоиться...
♦ одобрил friday13
#31
22 сентября 2011 г.
Некоторое время я увлекался посещением различных заброшенных зданий либо простых недостроев. Не знаю, чем привлекало; наверное, самой атмосферой внутри таких сооружений, спокойствием, что ли. Это сложно описать.

В этот раз, узнав про недострой непонятного назначения, мы с другом отправились за городскую черту. Свернув на лесную, практически неразличимую, дорогу, ехали мы около получаса, пока перед нами не проявился проржавевший сетчатый забор и ворота, поваленные на землю. Въехали на территорию. Я заглушил мотор, мы вышли из машины. Было холодное и пасмурное осеннее утро, ещё стоял туман, который глушил все звуки. Короче, погода не самая приятная . Обычная двухэтажная бетонная коробка в такую погоду и в таком месте производила довольно жуткое впечатление. Одевшись в старые шмотки, которые не жалко вымазать или порвать, и захватив фонари, мы вошли в здание.

Сначала решили пройтись по этажам и, при возможности, выйти на крышу. Ничего особенного — если бы не лес, гнетущая погода и звуки упавших на бетонный пол капель, в которых мерещилось неизвестно что, то недостроенный промышленный объект не вызывал бы никаких эмоций. А так… Ничто не намекало на назначение постройки, непривычно чистые стены, не загаженные надписями школьников, и отсутствие пустых пивных бутылок и окурков под ногами. Побродив по этажам, решили спуститься в подвал.

Странно было то, что подвал был не затоплен, вроде бы за столько лет дожди должны были основательно всё подтопить. Возможно, подвалы были очень глубоки и вся вода скапливалась внизу, мы этого всё равно не узнали. Под землёй ощущение того, что тут ещё кто-то есть, усилилось (это ощущение неизбежно появляется у меня в подобных покинутых зданиях). Коридоры подвала были довольно сильно запутаны и шли дальше здания, забираться далеко мы не рисковали, спускаться глубже тоже желания особого не было.

Мы остановились поговорить, сошлись на мнении, что пора бы возвращаться домой, ничего интересного тут вроде как нет. И вот, поворачиваясь, лучом фонаря я «зацепил» дальний проём коридора. За те пару секунд пока я был в ступоре, мне удалось хорошо разглядеть то, что там стояло (ему, я думаю, тоже). Оно стояло боком, повернув в нашу сторону голову: сильно сгорбленное тело, рост, как я потом прикинул, метр пятьдесят — метр шестьдесят, торчащий через кожу хребет, абсолютно голое тело с розовой кожей, длинные руки, доходящие почти до земли с длинными пальцами, продолговатая голова с маленькими ушными раковинами, узкой щелью рта, треугольной впадиной на том месте, где должен быть нос, и большие круглые глаза с огромными зрачками. Какая-то дикая пародия на человека. И вот это существо издало нечто похожее на стон и начало разворачиваться. Я крикнул что-то нечленораздельное и потащил друга, который не видел, что творится у него за спиной, к выходу. Думаю паники, которую я смог передать через свой выкрик, хватило, чтобы он сразу же побежал за мной. По дороге он, видимо, обернулся, потому что к звукам нашего топота и размеренного шлепанья голых ног добавился второй нечленораздельный вопль.

Ключ в дрожащих руках только с попытки пятой попал в замочную скважину и, когда я уже заводил мотор, эта тварь неторопливо вышла из здания и направилась к машине. Я развернулся и, втопив педаль газа, понёсся по ухабам, не жалея подвески. В такой панике я никогда не садился за руль. На максимальной скорости, с которой позволял ехать мой старенький «опель», мы убрались подальше от этого леса, и только потом остановились, чтобы немного успокоиться и обсудить, что же это всё-таки было.

После этой истории у меня, как и у друга, отпало всякое желание слоняться по подобным местам. Чего и вам не советую.
♦ одобрил friday13
#30
22 сентября 2011 г.
Летом я часто живу на даче. А по соседству со мной участок принадлежит какой-то бабке, вроде сумасшедшей, но не буйной. Целыми днями сидит на лавочке у себя перед домом и бормочет что-то под носом, так, что не разобрать.

Я как-то обратил внимание, когда мимо проходил, что она вроде гладит кого-то, кто на коленях сидит. Думал, кот — присмотрелся, а нету никого, просто руки над коленями держит так, будто придерживает кого-то, и одной рукой по воздуху гладит. Я тогда подумал, что, наверное, у нее был кот когда-то, вот она и привыкла, и когда задумывается, рука у неё привычные движения совершает, будто кот на коленях сидит. Ну, как у Булгакова, когда Иешуа догадался, что у Пилата есть собака, когда тот во время головной боли делал движения, будто гладил её.

А однажды ночью, когда я спал на даче, вот что случилось. Просыпаюсь оттого, что рука лежит на чем-то шерстистом, лежащем у меня под боком. Ну, я спросонья решил, что кот мой, погладил по привычке, но чувствую — шерсть слишком жесткая какая-то. И тут вспоминаю, что я на даче, а кот-то у меня в городе. Просыпаюсь, естественно, сразу же, но не дергаюсь, и быстро думаю, что делать. В голове тут же план созрел — быстро накрыть одеялом, что бы это ни было, и в окно выкинуть.

И только я первое движение сделал, как это «что-то» с кровати спрыгнуло и к двери метнулось. Я только краем глаза заметил силуэт, и что-то странное в движении его было. Я вскочил, дошел до двери — вижу, приоткрыта, и успокоился, решил, что просто дверь забыл закрыть вечером и какой-то кот забрел ко мне, а может, собачка чья-нибудь.

Возвращаюсь, прохожу мимо окна, и вдруг прямо за ним вижу лицо бабки с соседнего участка. Я еще никогда её такой не видел: волосы седые распущены, на ветру развеваются, глаза огромные, прямо на меня смотрит. И так страшно мне стало, я от окна отпрыгнул назад, а она бросилась на свой участок огромными прыжками. Я еще долго успокоиться не мог, но лег и уснул в конце концов. И уже когда засыпал, тут до меня дошло, что странного было в том убегающем коте, или собаке, кто бы уж там ни был — двигался он так, как будто бы не бежал, а катился по полу к двери.

Наутро проснулся, пошел за водой, прохожу мимо участка бабки, а она, как всегда, сидит на лавочке и под нос себе что-то бормочет, причесанная, тихая, как обычно. Я уж подумал, приснилось мне ночью, как она в безумном виде по участкам бегала. А поближе подхожу и слышу, как она произносит, разборчиво совершенно, и рукой, как всегда, гладит что-то невидимое у себя на коленях:

— Что же ты, зачем ночью бегать меня за собой заставил, а?.. Зачем к парню ночью залез, вон как напугал его!

Меня аж в дрожь бросило, я едва сдержался, чтобы на бег не перейти.

Стал потом справки об этой бабке наводить, никто толком ничего не знает, кроме того, что она лет десять в психушке провела, а с тех пор, как выпустили, все сидит у себя перед домом на лавочке целыми днями.

И только однажды (День Победы был) выпили мы с одним мужиком в возрасте, из поселка, и он рассказал мне, что бабка эта лет пятнадцать назад своего деда зарубила топором, и голову ему отрубила. И когда менты приехали, она сидела на той самой лавочке у себя перед домом, улыбалась, а отрубленную голову деда своего держала на коленях, и всё гладила и разговаривала с ней.
♦ одобрил friday13