Предложение: редактирование историй
3 марта 2017 г.
История очень короткая и явно не самая жуткая из всего, что было опубликовано на этом сайте, но она совершенно реальная к сожалению, да и такими вещами не принято спекулировать.

Около трех лет назад мне приснился сон, что мы с моим отцом сидим в моей комнате ночью, из освещения — только свет настольной лампы. Вдруг открывается дверь в комнату родителей, она напротив моей комнаты, через коридор. Если сидеть за столом, как мы с отцом в моем сне, ее как раз видно при повороте головы направо. И выходит оттуда двойник моего отца, весь отчетливо-желтый и худой, очень страшно выглядящий. Проснулся я мгновенно, меня просто подкинуло на кровати, и остаток ночи я не мог уснуть, просто сидел в холодном поту с включенным светом, а утром как-то оно сгладилось, и хоть сон явно оставил неприятный осадок на несколько дней, вскоре я прекратил его вспоминать.

Два года назад у отца обнаружили онкологию, а полгода назад он умер — метастазы ушли в печень, перед смертью он сильно похудел и пожелтел, и выглядел как тот страшный двойник из моего, возможно, вещего сна.
♦ одобрила Совесть
3 марта 2017 г.
Первоисточник: zhurnal.lib.ru

Автор: Владимир Орестов

Закончив с отличием экономический факультет Брянского университета, я вытянул счастливый билет: наверное, не так много молодых людей, не имея опыта работы, сразу же получают приглашение на работу в известную столичную фирму.

Спустя два дня я мчался в Питер на той предельно возможной скорости, которую только мог развить пропахший курицей и носками почтенный поезд «Санкт-Петербург — Брянск».

Собеседование прошло успешно и, спустя неделю, я навсегда покинул родной город.

Вопрос с жильём на новом месте решился быстро и практически безболезненно: благодаря известной сине-голубой социальной сети я уже в день приезда держал в руках связку ключей от арендованной жилплощади.

Небольшая квартира, моё новое пристанище, находилась на одиннадцатом этаже огромного брежневского дома на ближней окраине Петербурга.

Как и заведено в таких домах, подъезд был двойным: одна дверь вела с улицы в холл с двумя лифтами, вторая — на лестницу, которой почти никто никогда не пользовался.

Даже жильцы второго и третьего этажей, которым, казалось, было бы проще подняться на два пролёта, чем стоять в ожидании престарелых лифтов, предпочитали не ходить по лестнице.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
3 марта 2017 г.
Первоисточник: darkermagazine.ru

Автор: Артем Тихомиров

Рома сел прямо в сугроб и начал поправлять ремни мини-лыж. Дима стоял рядом. Покрытая снегом шапка съехала набекрень.

— Хочешь, кое-что расскажу? — спросил Рома.

— А? — Мыслями Дима был не здесь. В это время он думал о крепости из пластилина, которую уже давно собирался соорудить. Только что пришло решение: возводить ее надо из кирпичиков, а не из раскатанных и обрезанных по форме пластилиновых заготовок. Это дольше, но зато куда интересней.

— Про Белого лыжника слышал когда-нибудь? — спросил Рома.

— Нет, а это кто?

Рома улыбнулся, кивнул с таким видом, будто знает все на свете и готов рассказать об этом, если его хорошенько попросят.

С ответом он не спешил, ждал, когда друг потребует продолжения сам.

Дима с полминуты пытался вспомнить все страшные истории, которые ему доводилось слышать в школе. Он мог сказать точно, что про Белого лыжника нет ни одной.

Рома подтянул ремни, сковырнул с лыж липкий снег и встал. В сугробе от его задницы осталась вмятина.

Не обращая внимания на Диму, он побежал вверх по склону.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
Первоисточник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Может содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Я работала заместителем главного врача по амбулаторно-поликлинической работе, и узнала местную деревенскую примету, не врачебную, а именно деревенскую, а дело было так:

Умер какой-то мужчина. Умер дома, а через два дня умер мой друг, молодой сотрудник нашей больницы. Народ сразу всполошился, мне сказали, что если после одного покойника до его трёх дней умирает второй, то дальше могут быть еще смерти, всегда кратные трем, то есть третий сейчас обязательно умрет, а четвертого может и не быть, а если будет четвертый, причем обязательно его смерть произойдет в промежутке до третьего дня от последнего, тогда надо ждать и пятого, и шестого, а после шестого, надеяться, что не умрет седьмой человек, а то опять эти погибели случаться до девятого, а то и двенадцатого трупа... И берет всегда первый покойник людей своего пола, если мужчина, то и будут умирать мужчины...

Причем когда умер третий, а потом четвертый, заволновались уже не только крестьяне, но и медики, четвертый умер в больнице, а тут еще пятого и шестого ждать, а вдруг опять в больнице? Медиков это не радовало...

Умер пятый, шестой. А в конец третьего дня после шестого и седьмой. Народ мандражировал, две смерти из всех произошли у молодых непьющих мужчин, без всяких предвестников и болезней. В первом случае после вскрытия определили повторную микродистонию сердечной мышцы, во втором вообще причину не выяснили.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
метки: короткие
♦ одобрила Инна
Первоисточник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Давно было. Мне 16 лет. Умерла бабушка. Сплю или не сплю, не могу понять. Открывается дверь в мою комнату (т.е. я слышу скрип) и тяжёлые шаги (бабушка была довольно грузной и всегда шаркала тапками). Подошла, стоит надо мной и говорит:

— Леночка, я хочу тебе сказать...

Я хотела перекреститься, но руки не поднимались, начала шептать молитвы через силу (даже язык не слушался). Ушла. Тяжёлыми, грузными шагами.

А я разбудила весь дом, потому что ревела.

***

У меня племянницу, Улю, сбила машина. Насмерть. Через 5 месяцев моя мама моется в бане, и к ней приходит Уля. Говорит: «Бабушка, а ты помнишь, что завтра у меня день рождения?» Мама заплакала и ответила: «Конечно, помню, внученька». Уля: «Бабушка, у меня там-то, на полочке, лежат денежки, я накопила». Через 9 дней мама умирает от инсульта. Мы с братом приезжаем на похороны. После похорон я разбирала книги, думала, что взять на память о маме. Нашла целлофановый мешочек, а в нём 100 рублей десятками. Выхожу с ним к отцу и сестре с вопросом: «Что это?» Тут-то мне сестра и рассказала о встрече в бане... Мама тогда ни ей, ни отцу об этом не рассказала, а рассказала своей подруге. Вскоре с мамой случился инсульт, затем она умерла. И лишь тогда мамина подруга рассказала сестре об этой встрече в бане. Мешочек с деньгами нашла я. Что это было? Я полагаю, мама уже была «одной ногой на том свете», потому Уля и смогла к ней пробиться. Мне она за три года лишь раз приснилась, а сестре, своей матери, — ни разу.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
метки: короткие
♦ одобрила Инна
Первоисточник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Мне было где-то 5-6 лет, приехала в гости к тетке в город погостить. Мы тогда часто с моей 2-ной сестрой играли в прятки, это она меня развлекала так, сама старше меня лет на 6 была. Или пугала часто, ляжет под кроватью и дожидается, пока я на кровать лягу. И снизу тянет свои руки и хватает меня за руки или ноги. Страшно!!!

В тот раз тоже улеглась я на кроватку, рука моя свисает с нее. И вдруг кто-то хватается за мою руку. Ну, ясно дело кто это — сестра. Я еще разговариваю с ней о чем-то, а она молчит.

Вдруг открывается межкомнатная дверь и входит моя сестра О_о После этого, хоть и прошло 30 лет, я боюсь свешивать руки и ноги с кровати по ночам. Вот что это было?

***

В детстве я заболела корью и оказалась в больнице. Мне было около трех лет, поэтому лежала уже одна, без мамы.

Прекрасно сохранились в памяти некоторые моменты больничной жизни, они как обрывки фильма всплывают перед глазами до сих пор, хотя мне уже 37 лет. Помню, что палата представляла собой узкую комнату-пенал с двумя кроватями, как в купе в поезде. А стены были стеклянные, и можно было смотреть вдаль через все палаты, сколько их там было.

Тот случай, о котором я хочу рассказать, произошел днём. Помню, что я сидела в кровати и смотрела по сторонам, скучала. Спинка кровати была с металлическими прутьями, обычная больничная койка. Моё внимание привлекло шевеление края матраса в ногах. Что-то там мелькало, копошилось, как будто карабкалось, но я никак не могла рассмотреть, что же там такое. И вот оно показалось...

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
метки: короткие
♦ одобрила Инна
Первоисточник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Я когда только начинала жить со своим мужем, у меня произошел случай, после которого я даже сходила к психиатру...

Жили тогда в доме мужа. В этом доме несколько лет до этого умерла его бабушка. И я всегда боялась там спать одна! И вот как-то проснулась ночью и вижу что в комнате напротив (комнаты смежные) сидит муж и курит (имелась когда-то такая привычка). Вижу его очень отчетливо. Огонек от сигареты мигает, дымок...

Ну, я посмотрела и решила на другой бок перевернуться... Переворачиваюсь, а там муж спит. Как я кричала! Потом долго не могла уснуть.

***

Странных явлений в жизни было множество (да что там, они меня постоянно сопровождали до определённого момента), но самый яркий случай произошёл в студенческие годы.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
метки: короткие
♦ одобрила Инна
22 февраля 2017 г.
Первая часть истории будет короткой и как будто случайной: в ней будет рассказано о том, как женщина просыпается среди ночи от каких-то звуков, привычных, но все же неуловимо странных — шорох тапочек по коридору, щелчок выключателя, скрип двери, журчание; очевидно, думает женщина, муж пошел в туалет, просто она не слышала, как он встал; она шевелится и чувствует, что муж лежит рядом лицом в подушку, дышит ровно и неглубоко, спит.

Замедленная сном попытка сообразить, что происходит, затягивается — шум воды в сливном бачке, снова скрип двери, снова щелчок выключателя, снова шаги — дверь в комнату открывается, и муж входит в полутьму спальни, почти голый, в одних трусах и тапочках, волосы всклокочены, но с лицом у него что-то не то; оцепенев от непонимания, женщина приглядывается и видит, что у него плотно закрыты глаза. Она дергается, открывает рот, чтобы спросить что-нибудь, ощущает движение рядом, поворачивается: спавший приподнял голову с подушки, повернул к ней вопросительно, что, мол, такое, что ты дергаешься — у него знакомо всклокочены волосы и знакомо темнеет щетина, но и у него глаза закрыты так плотно, будто их вовсе нет.

***

Вторая часть будет длиннее. В ней человек сидит в кресле на приеме у частного психоаналитика, которого нашел по объявлению в газете, и говорит, медленно и тщательно подбирая слова.

— Понимаете, — говорит он, — я не знаю, как объяснить. На самом деле это Норма сошла с ума, а не я. Сперва ей просто снились кошмары, ей постоянно снилось, будто в доме есть кто-то еще, кроме нас; потом она стала говорить, что чувствует чужое присутствие и днем тоже. Будто она моет посуду, а кто-то стоит у нее за спиной; она принимает ванну, а кто-то сидит на корзинке с бельем и смотрит на нее, не отражаясь при этом в зеркале; она спускается по лестнице в подвал, а кто-то придерживает дверь и кажется, будто вот-вот ее захлопнет. Я ей говорил — включай музыку, телевизор, пей успокоительное, сходи в конце концов в клуб вышивальщиц или благотворительниц, не сиди целыми днями дома. Но она как уперлась: это мой дом, говорит, и чтобы какая-то тварь меня из него выжила!.. Но все равно ей неспокойно было, это же видно. Я просто не знал, что делать.

— Но что-то все-таки сделали? — мягко спрашивает психоаналитик.

— Я поставил веб-камеру, — пожимает плечами человек, — пристроил ее незаметно в углу кухни над полками, так, что в кадр вся кухня попадала. Норма все равно больше всего времени на кухне проводит, я же знаю. Ну вот — решил посмотреть, мало ли.

— Что посмотреть? — уточняет собеседник, и человек смущается.

— Ну, вроде как есть ли там что потустороннее, — неловко говорит он, — были же фотографии духов, и видеосъемки странные. Нет-нет, я сам-то не верю, наверное, но Норма ведь разумная женщина, она не будет просто так говорить.

Собеседник молча кивает в такт его словам, и человек успокаивается.

— Поставил, в общем, веб-камеру, — продолжает он, — и смотрел с работы. Вывел, знаете, маленькое окошко в уголок экрана, и смотрел, как Норма готовит, как посуду моет, как стол протирает. Привык даже, уютно как-то было. Ну и, конечно, не было там никого чужого и ничего такого. Но Норма, знаете, она беспокоилась. То сквозняк дунет, волосы ей поднимет — она вздрагивает, оборачивается и чуть не плачет. То у нее кусок морковки под холодильник укатился, так она нож бросила и с кухни убежала. В общем, я видел, что нехорошо ей.

— А она знает про веб-камеру? — спрашивает собеседник, и человек качает головой.

— Я знаю, надо было сказать, — виновато говорит он, — но сперва я как-то думал, что это на пару дней всего, поставил тихонько, когда она из дому ушла, а потом уже как-то неловко говорить было. Знаете, так бывает.

— Знаю, — говорит собеседник.

— В общем, дальше что было, — человек начинает торопиться, — я так смотрел, смотрел, а однажды, — он беспокойно морщится, — не знаю, Норма пролила что-то, что ли, только она упала и об край стола затылок разбила. Я так думаю, — уточняет он, нервно переплетая пальцы, — я отходил к директору в этот момент, а вернулся, смотрю на экран — а Норма на полу лежит, и лужа крови под головой. Увеличивается. Или уменьшается, она колебалась как-то. Да увеличивалась, конечно, что там. Я... — он закрывает лицо рукой, — как с ума сошел, даже не подумал в скорую позвонить, бросил все, побежал, прыгнул в машину и домой поехал. Не понимаю, надо было, конечно, скорую вызвать, но я как-то...

— Это бывает, — успокаивающе говорит психоаналитик.

— Ну вот, и я в пробке застрял по дороге, застрял, думал уж бегом бежать, но бегом бы медленнее было, в общем, я телефон схватил, и если вы думаете, что тут я в скорую позвонил наконец, то нет, я зачем-то Норме позвонил, не знаю, зачем, машинально, она у меня первым номером на быстром вызове стоит. Вот, я позвонил, уже думаю — что ж я делаю-то. А она трубку взяла.

Собеседник наклоняет голову, выражая участие и интерес.

— То есть, — быстро поправляется человек, — кто-то трубку взял, я аж дернулся, не ждал, наверное, подсознательно-то. А Норма говорит — что, милый? Она всегда так говорит. Я полминуты дышать не мог. Она забеспокоилась даже. Я вдохнул наконец и говорю — с тобой все в порядке? А она отвечает — да, милый, все хорошо. Я тут упала, стукнулась, но не сильно. Все в порядке. — А потом спрашивает — ты что, почувствовал, что ли? — и тут, понимаете, надо было рассказать про веб-камеру, но я не мог, просто не мог.

Собеседник опять кивает, и человек снова начинает успокаиваться.

— В общем, — размеренно говорит он, — я приехал домой, и у Нормы голова была перевязана, а так все в порядке, правда, и с тех пор все совсем в порядке стало, как будто она в себя пришла, никаких больше кошмаров и всего такого. И про чье-то присутствие она с тех пор не говорила.

Собеседник кивает снова, но теперь на лице его написано вежливое недоумение: он как будто хочет сказать, что те, у кого все в порядке, к нему не приходят, и человек прекрасно его понимает.

— А потом, — говорит он и сплетает пальцы, — я про веб-камеру вспомнил. Не сразу, сразу-то я больше не смотрел, как-то, знаете, не по себе было. Ну вот. А недели через две я Норме звонил и дозвониться не мог. Не брала она телефон. Я подумал — может, она его забыла где, или музыка у нее играет, посмотрю хоть на кухню, что ли, может, там что увижу. Открыл окошко с камерой — так и есть. Телефон лежит на столе, экраном мигает, а на кухне нет никого.

Собеседник щурится и кивает снова.

— А потом, — снова говорит человек, и понятно, что он произносит эти слова с трудом, но и молчать уже не может, — телефон мигнул и засветился экраном. Как когда трубку берут. И Норма мне в трубке говорит — что, милый? я в подвале была, извини, — а на кухне, понимаете, по-прежнему никого нет.

— И что вы сделали? — спрашивает собеседник после тяжелой медленной паузы.

— Ничего, — обессиленно говорит человек. — Я ничего не сделал. Поговорил с ней, спросил, что купить. А потом к вам поехал. Если я с ума сошел, так может, мне тогда в больницу надо. А?

— Тело вашей жены скорее всего лежит в подвале, — говорит собеседник после новой тяжелой паузы. — Но вам туда лучше не возвращаться.

Человек моргает, открывает рот, собираясь что-то сказать, но в кабинете уже пусто.
♦ одобрила Инна
22 февраля 2017 г.
Первоисточник: vk.com

Автор: pirania_kate

Дверь шкафа пронизывающе заскрипела, и из темноты на Лили уставились два горящих глаза.

Девочка испуганно привстала и посмотрела в сторону открывшейся двери.

— Я тебя вижу! — шепотом сказала она, и дверь шкафа с таким же противным скрипом закрылась.

Несколько секунд Лили подождала, не откроется ли снова стенной шкаф, и плюхнулась обратно на подушку.

***

«Я живу здесь уже очень долго, настолько долго, что уже и забыл, где я жил раньше, как оказался взаперти в этой темнице. Дверь комнаты не заперта, но покинуть ее я не смею, за этими дверьми меня круглосуточно поджидает ужаснейшее существо, мерзкое и отвратительное. Мне кажется, я умру от страха в ту же минуту, как попаду в его гадкие руки. Иногда стража врывается в мой каземат, но мне удается укрыться от их взгляда в дальнем темном углу. Видит бог, что каждый день я мечтаю о побеге, о свободе, я еще не знаю, что буду делать дальше, предел моих мечтай лежит за порогом этой тюрьмы.

Еды мне не подают, я питаюсь пауками и какими-то серыми мотыльками, они мерзкие, но достаточно питательны, изредка получается поймать муху.

Когда стемнеет, я приоткрываю дверь и оцениваю обстановку, но почти сразу пробуждается монстр и начинает оглушительно реветь на неизвестном мне наречии. Я тут же тихо закрываю дверь и молюсь, чтобы это существо не пришло сюда. А ведь иногда оно заглядывает ко мне, рыщет в моей комнате, находит и портит мои вещи, у меня почти ничего не осталось, лишь старые лохмотья, скрывающие мое дряблое тело.

Скоро я сбегу, верю, что боги мне в этом помогут. Я не буду больше открывать эту дверь... долго, настолько, насколько у меня это получится. Тупое чудище забудет обо мне, и тогда его бдительность уснет, а я вырвусь... вырвусь на свободу, сбегу... выпрыгну в окно.

Буду снова нюхать цветы и танцевать под дождем, любоваться звездами и чувствовать как теплый ветер щекочет мне лицо. Буду делать все что угодно, все, что снилось мне все эти дни.

***

Больше нет сил ждать, монстр лег спать, а я чутко слежу за ним через щель под дверью.
Я уже давно не открывал её, не знаю что за ней происходит, но в комнате тихо, надеюсь стражник заснул. Прощай моя тюрьма, сумрак темницы, тюремщики и скудная пища, я не вернусь, пусть меня лучше убьют, а еще лучше я сам попытаюсь прикончить монстра, столько лет стерегущего меня за дверью, моя раненая душа требует отмщения!»

***

Снова послышался противный скрип двери и сердце маленькой Лили затрепетало. Монстр из шкафа давно не показывался, и девочка надеялась, что он исчез или ушел пугать другого ребенка.

— Я тебя вижу! — тихо произнесла она. Но на этот раз дверь не закрылась после этих слов. Вместо скрипа закрывающейся двери послышался тихий шорох ползущего по ковру тела. Испуганная девочка спряталась с головой под одеяло.

— Я вижу! Вижу тебя! — шептала она безостановочно. Но вот шорох прекратился и девочка выглянула. Около ее кровати стояла высокая, чрезмерно худая фигура в грязных лохмотьях, которая медленно наклонялась к малышке.

— Я ТЕБЯ ВИЖУ! Вижу тебя! Уходи, отстань! — девчушка рыдала и кричала изо всех сил, но худощавая фигура не слушалась больше, оно протянуло тощие руки к девочке и Лили оглушительно завизжала.

***

— Что ты все кричишь?? — отец раздраженно трепал свою плачущую дочку за плечи. — Я тысячу раз проверял — в шкафу никого нет! Хватит орать как сумасшедшая! Ты понимаешь, что нет никаких монстров! Спи уже! Еще один звук... хотя бы один звук... Ты поняла?

Девочка глотала слезы и ничего не отвечала, она видела, что отец в одном шаге от того, чтобы схватиться за свой ремень.

***

«Что я наделал!!! Глупец, глупец! Лучше бы я просто ушел, без отмщения, как колотилось мое сердце, я почти сделал это! Теперь у меня ни одного шанса, я застрял здесь навсегда!»

***

— Ты точно не боишься больше монстра из шкафа, Лили?

— Нет, папочка! — девочка натянуто улыбнулась.

— Отлично, моя хорошая, ведь в твоем шкафу не может никто жить, правда?

— Да, папочка!

Отец Лили выключил свет и вернулся в свою комнату.

— Теперь монстр живет под моей кроватью, — сказала она шепотом и укрылась с головой одеялом.

А в непроглядной темноте под кроватью девочки загорелись два белых глаза.
метки: черный юмор
♦ одобрила Инна
Автор: Екатерина Коныгина

В наушниках звучала песня-автограф группы «Вершина Ша»:

«...Может ли жить душа,
Подло и зло греша,
Злу себя разреша,
Верность и честь круша?..»

Дебильная композиция. И группа тоже дебильная. Я выключил плеер, вытащил наушники из ушей и прислушался.

До железной дороги оставалось метров двести. Обычно она издалека выдавала себя перестуком колёс и гудками электричек, но сейчас никаких подобных звуков ниоткуда не доносилось. Наверное, перерыв в расписании — должен же он когда-то быть?..

Ничего. Я подожду. А пройти к железнодорожному полотну смогу и без звуковых ориентиров, путь знаю хорошо. Да тут и при всём желании не заблудишься, даже в такое позднее время как сейчас.

Однако, на детской площадке скрипели качели. Их было слышно, но не видно.

Сначала увидеть мешали кусты — сентябрь только начался, погода всю первую неделю осени стоялся прекрасная, солнечная и тёплая. Листвы на кустах было ещё полно и они нисколечки не провечивали.

Затем я не смотрел на качели специально — брёл к скамейке, опустив глаза к земле, сузив поле зрения до минимума. Электрички от меня не убегут, а идея, пришедшая мне в голову, стоила того, чтобы её проверить.

Дошёл до скамейки и присел. Закинул ногу за ногу и принялся качать ногой в такт скрипу — всё так же не поднимая глаз.

На качелях оценили. Сначала скрип начал учащаться — моя нога не отставала. Затем резко прекратился — сразу, мгновенно. Ну и моя нога тут же замерла.

— Хочешь поиграть?

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил chibissoff