Предложение: редактирование историй
18 января 2017 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Ki Krestovsky

Прежде, чем я начну свое повествование, давайте кое-что проясним. Я не наркоман и не алкоголик, никогда не имел проблем с нервами или психикой, о галлюцинациях только слышал. Знаю, все сумасшедшие так говорят, но поверьте, после случившегося я добровольно записался к мозгоправам, потому что начал сомневаться в собственном душевном здоровье. Оно оказалось абсолютно исправно.

К сожалению.

Честняк, аноны, для меня сейчас было бы огромным облегчением получить путевку в желтый дом с выпиской о шизофрении или каком-нибудь другом серьезном расстройстве. В таком случае получилось бы, что я ненормален, то есть, всего лишь сбился с курса прописанной человеками нормы. А теперь получается, что ненормален окружающий мир. Но миру-то никто норм не прописывал, так? Ученые мужи и по сей день не в силах объяснить целый список явлений и парадоксов. Это наталкивает меня на нехорошую мысль: возможно то, что стало самым безумным кошмаром в моей жизни, для мира на самом деле является совершенно естественным порядком вещей. И происходит постоянно. На каждом углу. Возможно, даже каждую секунду.

Но давайте обо всем по порядку.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
17 января 2017 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Ki Krestovsky

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна целостность текста. В результате история содержит сленг, жаргонизмы, ненормативную лексику и многочисленные грамматические ошибки. Вы предупреждены.

------

Описание улики: тетрадь школьная, стандартного формата, 24 листа в клетку, производитель ООО “ХХХХПром”.

Владелец: предположительно, потерпевший Х.

Тетрадь была обнаружена на месте происшествия, в семи сантиметрех и трех миллиметрах от левой руки потерпевшего Х, чей труп находился в его собственной квартире по адресу: г. ХХХХХХ, ул. ХХХХХХХХХская, дом Х, корпус Х, квартира ХХ.

Ниже приведена расшифровка записей, сделанных, предположительно, в период с 12.02.20ХХ по 16.02.20ХХ.

(Примечания: доподлинно установлено, что почерк, которым сделаны все записи в тетради, принадлежит одному человеку; орфография и пунктуация не подвергались каким-либо исправлениям при расшифровке).

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
17 января 2017 г.
Первоисточник: ficbook.net

— Сонный паралич, — констатировала Наташа, уставившись в бледно-серый потолок. С усилием сделала вдох — грудная клетка, казалось, не шелохнулась, но девушка знала, что впечатление обманчиво. Секундная густая паника, накатившая по пробуждении вместе с придавившей тело невидимой бетонной плитой, медленно отступала.

Паралич был не первым, и Наташа знала — нужно просто подождать, очень скоро мозг снова отключится, проваливаясь в сон.

Жидкая, сильно разбавленная темнота в комнате совсем не походила на тот концентрат, который держится за сомкнутыми веками, но приходилось мириться — глаза закрыть пока не удастся.

За окном зашуршало, заскребло.

— Ветер, — подумала Наташа, — еще и какой-то жуткий ветер, может быть, из-за этой погоды и…

Стекло хрустнуло льдом под подошвой, как на тех белых октябрьских лужах по утрам, которые Наташа с наслаждением топтала по пути в школу.

Там, в нижнем углу форточки, был маленький скол, и, чтобы из треугольной дырочки не поддувало, соседка заклеивала ее скотчем. Сейчас именно оттуда, от основания этого отверстия, должны были побежать по стеклу трещины.

Хруст повторился, словно кто-то с силой надавил на раму рукой, и Наташе показалось, что край ее глаза, крутанувшегося в глазнице, даже увидел на секунду эту распластанную на черном от темноты снаружи стекле серую, как сумерки в комнате, руку.

«Грабитель, — подумала она, и ей захотелось рассмеяться. — Грабитель, разумеется, выдавливающий форточку на седьмом этаже, замечательно, сонный паралич и галлюцинации, шизофрения прогрессирует».

В окне чуть заметно мелькнуло, и хруст оборвался в звон, когда осколки брызнули в комнату. Один плеснул, попав в вазу с подувядшим букетом, шлепнул по воде, как играющая рыбка, второй глухо ударил по стопке учебников и отскочил на кровать, беззвучно упав на подушку. Наташа могла даже видеть его. Маленький, тускло блестящий глазок в сплетении ее собственных волос.

Остальные разлетелись по полу и столу, глянцевито-серые, крупные и угловатые.

Наташа еще смотрела, задыхаясь, на стекла — воздуха не хватало — когда в опустевшей раме тяжело заворочалось.

Нечто темное, бугрящееся мышцами под тонкой, полупрозрачной грязно-серой кожей и похожее на набитый мусором пакет, протискивалось внутрь.

«Господи, позволь мне закричать, — взмолилась Наташа, до боли скосив глаза на вздувающийся в окне пузырь плоти, — я должна закричать, я ведь сплю, я должна проснуться, это ведь просто кошмар, иначе Лилька давно бы услышала, она бы проснулась, мне нужно просто закричать, чтобы она проснулась, и она разбудит меня».

Слабый звук — раздираемой тонкой марли бинта, воздуха в испорченном водопроводе — созрел в ее горле, но не прорвался сквозь безвольно сомкнутые губы, когда тварь, высвободив тонкую узловатую руку, уперлась ею в раму и, оттолкнувшись, ввалилась клубком в комнату.

Снова захрустели осколки, а над полом вырастало, выпрямлялось серое, угловатое. Руки с неестественно широкими кистями — как на детских рисунках слишком толстым фломастером, где не уместить иначе все пять пальцев — поднимались, безжизненно качаясь, над лицом Наташи, за ними блестел, будто мокрое стекло, покрытый неровной, словно исчерканной застарелыми оспинами или шрамами, кожей почти человеческий торс.

Голова, казалось, развернулась последней, высунулась из туловища, как у улитки — мертвая голова свиньи, с землисто-серым листовидным пятаком, кончик которого подергивался и трепетал, как отдельное существо, мучимый агонией плоский червь, и остроконечными крупными бесцветными ушными раковинами, направленными вперед, будто у крадущегося шакала.

Тварь принюхивалась — Наташу затошнило от понимания, что та ощущает запах ее пота, смешанный со стиральным порошком, полумертвыми тюльпанами и Лилькиной жидкостью для снятия лака, даже не замечая собственной вони — псины, и плесени, и озерного бурого ила. Липкого, густо вползающего в легкие, невыносимого запаха.

Тварь сделала шаг неверной походкой пьяного, пригнулась, опустилась почти на колени у изголовья, шаря по кровати руками. Клацнуло над головой, когда когти наткнулись на спинку, уронив развешанное полотенце.

Слепые белесые глаза твари смотрели вперед, сквозь пространство.

Наташа уже не пыталась закричать, скорее, беззвучно и мелко скулила сквозь сведенные судорогой челюсти, когда лапы твари добрались до ее лица.

Когти — черные и просвечивающие, словно отлитые из пластика плохого качества — неуверенно черкнули по скуле, потом широкая ладонь опустилась на лоб, пачкая кожу Наташи белесой, похожей на клейстер, слизью.

Нет, не на клейстер — Наташа вспомнила, как в детстве, забытая ей почти на неделю, умерла в аквариуме рыбка. Серебристые бока у нее раздулись и облезли, превратив тельце в кусок разварившегося теста, и, когда трясущаяся зареванная Наташа вытаскивала трупик, сквозь сетку сачка сочилась точно такая же беловатая густая муть.

Когти твари нырнули в глазницы, колюче вдавились в веки, растягивая их.

Наташа сделала еще одну бесполезную и отчаянную попытку зажмуриться, и боль одновременно полыхнула в груди и в черепе — двумя взорвавшимися петардами, когда склизкие лапы сжали, выхватили ее глазные яблоки и с жадностью рванули их вверх, выскребая со дна глазниц. Обрывки плоти мелькнули, лохмотьями свесившись между бледных узловатых пальцев.

Паралич вдруг разжал оковы и, разразившись беззвучным криком, Наташа вцепилась себе в лицо, зажимая кровавые рваные дыры, села в кровати.

Сердце, бешено колотящееся, еще отдавало болью, а под прижатыми к лицу ладонями ощущались горячие, укрытые кожей век шарики, но Наташа долго сидела в темноте, боясь отнять руки от лица, боясь открыть глаза и не увидеть ничего.

В жидкой темноте комнаты на столе поблескивали бокалы, черной кротовиной громоздилась брошенная соседкой на стуле горка одежды. Глотая воздух приоткрытым ртом, Наташа осторожно спустила с кровати ноги — бессмысленно ожидая, что в ступни вопьется расколотое стекло — и, вскочив, выбежала в коридор.

Прислонилась к беленой стене, щурясь от яркого света ламп, и, переведя дыхание, вышла к раковинам.

До упора отвернула кран с холодной водой и сунула голову под ледяную, твердую от напора струю, ударившую в затылок.

Вода потекла за ворот пижамы, по спине, обжигая горячую кожу, защипала лицо, попадая в нос. Отфыркавшись, Наташа выжала намокшие и потемневшие волосы, утерла подбородок. Теперь ее знобило, но стало чуть легче.

Она возвратилась в комнату, оставив дверь приоткрытой — свет падал на пол узкой желтой полоской, но соседку не разбудил бы.

Чайник вскипел быстро и шумно — воды в нем вечером оставалось мало, и, налив, сколько удалось, в кружку, Наташа перемешала чересчур крепкий чай, прислушиваясь к вновь наставшей обманчивой ночной тишине.

Где-то далеко, может даже в другом крыле общежития, смотрели телевизор, а часы тикали громко и замедленно, словно тоже совсем засыпали.

— Купить новую батарейку, — отметила Наташа, вспомнив круглый, с фосфоресцирующими стрелками циферблат в бабушкиной комнате. Больше никто такими часами уже не пользовался — есть же телефоны. Ни она, ни Лилька уж точно, да и странно бы они смотрелись в обклеенной постерами и кусками конспектов комнате.

— А ведь действительно, часов в комнате нет, — поняла она полуудивленно, и медленное «тик-тик» превратилось в неравномерное, тяжеловатое «кап-кап», отдающее по линолеуму пола. Вода из подтекающих кранов капает совсем не так тягуче и плотно.

Похолодев — тянущийся сквозь зеленую сетку белесый кисель разложившихся рыбьих внутренностей вновь задрожал перед ее глазами — Наташа ударила по выключателю, сильным звонким шлепком, словно убивая таракана.

Маленькое черное пятно на полу под Лилькиной кроватью, между перепутавшихся проводов от наушников и зарядного, превратилось в блестящую лужицу, такую же темно-красную, как пятна на подушке и одеяле, как размазанная, уползающая за ухо дорожка на бесцветной щеке, едва видимая из-за неестественного поворота уткнутой в смятую наволочку головы.

Наташа, пятясь, извергла пронзительный, переливчатый, как кукареканье рассветных петухов, крик, вырвавшийся сквозь прижатые ко рту ладони.

Не смытые потоком ледяной воды бурые кромки окружали ее ногти.
♦ одобрила Инна
17 января 2017 г.
Автор: Екатерина Коныгина

У Деда Мороза синие глаза. Не голубые, а именно ярко-синие. В темноте они также светятся синим светом — не сильно, но вполне заметно.

Борода может быть из ваты, не имеет значения. Но волосы всегда седые, полностью выбеленные.

Очень крупные ладони и ступни. Большой рост. Широкое морщинистое лицо.

Голос бывает разный. Но всегда перекрывает все звуки, полностью заполняет даже очень большое помещение. Говорит отчётливо и убедительно, воодушевляет. Ему хочется верить и аплодировать.

Его любят дети, их очень трудно от него оторвать. Но лучше детей с ним наедине не оставлять — тех, кто ему особенно понравится, может забрать с собой. Впрочем, некоторые родители считают, что это завидная судьба.

Вопреки популярным мифам, его невозможно убить ни сосулькой, ни солью, ни из огнемёта. Возможно, вне новогодних праздников он уязвим, но кто его видел в такое время? Спиртного не пьёт, только чай. Из предложенного ест очень мало и только сладости. Подарки не принимает — считает, что дарить подарки его прерогатива (если настаивать, может и рассердиться, см. ниже).

Рассердить трудно, но возможно. В ярости способен вытянуть из человека или животного всё тепло. Не всегда это означает гибель от переохлаждения; иногда жертве только кажется, что она ощущает жуткий холод. Такие, обыкновенно, гибнут в огне — поджигая себя в тщетных попытках согреться. Известны и более страшные случаи (варившие себя заживо в течение многих часов и т.п.).

Невероятно силён. Мешок может весить до полутонны. Но даже с таким мешком не проваливается в снег, пусть самый мягкий и глубокий — хотя следы на нём обычно оставляет (не во всех случаях).

Снегурочка всегда рядом, даже если сразу это и не заметно. У неё такие же синие светящиеся глаза.

Волосы у Снегурочки всегда светлые. Очень светлая кожа, румяное лицо, невысокая. Коса может быть накладной, но при этом всегда есть и своя собственная. Как и Дед Мороз, нечувствительна к холоду и неуязвима.

Умеет проходить сквозь закрытые двери, появляться в запертых помещениях и исчезать оттуда. С детьми ласкова, они её любят, но меньше, чем Деда Мороза (возможно, потому, что она не дарит подарков). Детей не похищает — наоборот, может вывести к родителям потерявшегося ребёнка.

Разговорившись с детьми, иногда предсказывает им судьбу. Обычно это хорошие предсказания, но не всегда — чем дольше рассказывает, тем меньше говорит о хорошем и больше о плохом. Лучше не слушать её долго, ведь все её предсказания сбываются.

Смеётся очень искренне и звонко, её смех заразителен и поднимает настроение. Но замечено, что слышавшие смех Снегурочки испытывали потерю кратковременной памяти — забывали события недавних минут или часов.

Неравнодушна к серебру и хрусталю. Надёжный способ заручиться её расположением — подарить ей хорошую безделушку из настоящего серебра или хрусталя, лучше всего колокольчик.

Но мужчинам, в том числе подросткам, стоит бояться её симпатии. Нет, она их не похищает. Более того, мужчине, которым заинтересовалась Снегурочка, будет сопутствовать удача — но только не с женщинами. Многие мужчины из тех, на кого обратила внимание Снегурочка, покончили с собой от неразделённой любви. Обычно это случается как раз под Новый Год (и списывается на пьянство).

В общем и целом, там, где живут люди, Дед Мороз со Снегурочкой не опасней большого костра. Но в чаще леса или в заснеженной тундре встреча с ними может закончиться по-другому (те, кто выжил, повредились рассудком и рассказывают страшное). Лучше всего встречать Новый Год дома — или, по крайней мере, на обжитых территориях с близкими людьми.
♦ одобрила Инна
17 января 2017 г.
Первоисточник: darkermagazine.ru

Автор: Мария Галина

— Ты чего, мужик? — спросил Сергей Степанович.

Он только что вылез из ванны, и потому был красный, распаренный и неловкий. Майку и треники натягивал впопыхах, и ткань неприятно липла к телу. К тому же майка была грязная. Он думал как раз сунуть ее в стирку, но тут раздался звонок.

Предпраздничный день выпал на рабочий, что было по-своему хорошо. Тетки из бухгалтерии, хотя и ворчали, что, мол, дома дел невпроворот, втайне радовались возможности похвалиться своими кулинарными талантами и принесли в коробочках оливье и заливное, домашнюю буженину и пирог-лимонник. Лилька, которая ухаживала за вдовым заместителем по АХЧ Мендельсоном так и вообще притащила нарезку осетрины и банку красной икры. Выяснилось, что Мендельсон осетрины принципиально не ест, и Сергею Степановичу достался дополнительный ломтик.

А он как раз осетрину любил. Но как-то сам для себя жалел покупать, баловство какое-то. А тут праздник все-таки.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна целостность текста. В результате история содержит сленг, жаргонизмы, ненормативную лексику и многочисленные грамматические ошибки. Вы предупреждены.

------

ЕДЕШЬ НА СВОЕЙ МАШИНЕ
@
ТЕБЯ ОСТАНАВЛИВАЮТ МЕНТЫ, ОНИ ЯВНО НЕРВНИЧАЮТ, ПРОСЯТ ОТКРЫТЬ БАГАЖНИК
@
У ТЕБЯ ТАМ НИЧЕГО НЕТ, ОТКРЫВАЕШЬ
@
ОНИ СМОТРЯТ ТУДА, ПРОСЯТ ТЕБЯ ВЫЙТИ
@
ВЫХОДИШЬ, ТЕБЯ ВЯЖУТ, НИХУЯ НЕ ПОНИМАЕШЬ, ВЫЗЫВАЮТ ПО РАЦИИ КОГО-ТО ТАМ
@
ИЗ БАГАЖНИКА ВЫТАСКИВАЮТ ЗАМОТАННЫЙ ТРУП
@
РАЗВОРАЧИВАЮТ ТРЯПКИ С ЛИЦА
@
МЕНТЫ В АХУЕ
@
ВЫВОРАЧИВАЕШЬСЯ ЧТОБЫ ПОСМОТРЕТЬ
@
ЭТО ТВОЙ ТРУП

* * *

ЕДЕШЬ ДОМОЙ НА МАРШРУТКЕ
@
ЗАСНУЛ, ПРОСЫПАЕШЬСЯ НА ПОЛ ПУТИ
@
ЕЩЕ МНОГО ЕХАТЬ, МОЖНО ПОСПАТЬ
@
ПОСПАЛ, ПРОСНУЛСЯ ТАМ ЖЕ, МАШИНА ЕДЕТ, ДУМАЕШЬ, ЧТО ЗАСНУЛ НА СЕКУНДОЧКУ, СНОВА ЗАСЫПАЕШЬ
@
ВЫСПАЛСЯ
@
ПРОСЫПАЕШЬСЯ ТАМ ЖЕ

* * *

ИДЕШЬ В ГОРОДСКУЮ ПОЛИКЛИНИКУ, СТАРОЕ ЗДАНИЕ НАЧАЛА 20 ВЕКА
@
СИДЯ В ОЧЕРЕДИ, ТЫ ОЩУЩАЕШЬ, ЧТО ЧТО-ТО ЗАБЫЛ СДЕЛАТЬ
@
ЧУВСТВУЕШЬ НА СЕБЕ ТЯЖЕЛЫЕ ВЗГЛЯДЫ ЛЮДЕЙ ИЗ ОЧЕРЕДИ
@
ВСТАЕШЬ И УХОДИШЬ
@
СЛЫШИШЬ СЗАДИ КРИКИ В СВОЙ АДРЕС
@
УБЕГАЕШЬ НА ЭТАЖ ВЫШЕ ЧЕРЕЗ ПЕРЕХОД В ДРУГОЕ КРЫЛО
@
НИКОГО НЕТ
@
ИДЕШЬ НА ВЫХОД
@
ПОНИМАЕШЬ, ЧТО НЕ МОЖЕШЬ НАЙТИ ВЫХОД
@
НЕ МОЖЕШЬ НАЙТИ ДАЖЕ МЕСТО, ГДЕ СИДЕЛ В ОЧЕРЕДИ
@
ЗАХОДИШЬ В РАНДОМНУЮ ДВЕРЬ
@
САДИШЬСЯ ЗА СТОЛ В ПУСТОМ КАБИНЕТЕ
@
ТЕПЕРЬ ТЫ ТУТ ВРАЧ
@
ПРИНИМАЕШЬ БОЛЬНЫХ
@
ЖДЕШЬ ИЮНЯ, ЧТОБЫ УЙТИ В ОТПУСК ДОМОЙ

* * *

ВЫХОДИШЬ ИЗ КВАРТИРЫ, ЗАХОДИШЬ В ЛИФТ, ЖМЕШЬ КНОПКУ ПЕРВОГО ЭТАЖА
@
ЛИФТ СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ... СПУСКАЕТСЯ...
@
ПЕРВЫЕ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ ТЫ КРИЧИШЬ И ЖМЕШЬ НА ВСЕ КНОПКИ ПОДРЯД
@
СУТКИ СПУСТЯ ПЬЕШЬ СВОЮ МОЧУ, ЧТОБЫ НЕ УМЕРЕТЬ
@
НА ТРЕТЬИ СУТКИ ЛЕЖИШЬ БЕЗ ДВИЖЕНИЯ, ЭКОНОМЯ СИЛЫ
@
ЛИФТ ВСЕ ЕЩЕ ЕДЕТ ВНИЗ
@
НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ХУЖЕ — УМЕРЕТЬ В ЛИФТЕ ИЛИ УЗНАТЬ, КУДА ЖЕ ОН ПРИЕДЕТ

* * *

ВИДИШЬ В ЗЕРКАЛЕ НЁХ
@
ПРИСМАТРИВАЕШЬСЯ
@
У ТЕБЯ ОПЯТЬ ПОТЁК ХОСТ
@
ПОЛДНЯ ВОЗВРАЩАЕШЬ ТЕЛУ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ВИД

* * *

КОСИШЬ ОТ АРМИИ ПО ДУРКЕ
@
НУ ЧТО? КОГДА МЕНЯ ВЫПИШЕТЕ? Я УЖЕ ТРЕТЬЮ НЕДЕЛЮ ТУТ
@
ВРАЧ УДИВЛЯЕТСЯ, ПРОСИТ ПОЯСНИТЬ, О ЧЕМ ТЫ
@
РАССКАЗЫВАЕШЬ КАК НАПРАВИЛ ТЕБЯ ВОЕНКОМАТ НА ОБСЛЕДОВАНИЕ И УЖЕ ПОРА БЫ ДОМОЙ
@
ТЕБЕ ПОЯСНЯЮТ, ЧТО ТЫ ЭТО ПРИДУМАЛ, НА САМОМ ДЕЛЕ ТЫ НА СОДЕРЖАНИИ УЖЕ ШЕСТОЙ ГОД И ВРЯД ЛИ ДО КОНЦА ЖИЗНИ ПОКИНЕШЬ ЭТО МЕСТО

* * *

ПОШЕЛ С ТЯНКОЙ НА ОЗЕРО КУПАТЬСЯ
@
ПОДАРИЛ ЕЙ ПОДВЕСКУ С ДЕЛЬФИНЧИКОМ
@
ТЯНКА ЕДВА НЕ УТОНУЛА, ЗАЦЕПИВШИСЬ ЗА КОРЯГУ, НО ЧУДОМ ВЫПЛЫЛА НА БЕРЕГ
@
ПРОШЛО 10 ЛЕТ
@
ВЫ ЖЕНАТЫ
@
ОНА ГОТОВИТ ЗАВТРАК, А ТЫ СМОТРИШЬ НОВОСТИ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ
@
ПОКАЗЫВАЮТ СЮЖЕТ ОБ ОЗЕРЕ, КОТОРОЕ ВЫСОХЛО
@
НА ДНЕ НАШЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОСТАНКИ, ИЗ ПРИМЕТ — ПОДВЕСКА С ДЕЛЬФИНЧИКОМ

* * *

ТРЕТИЙ ЧАС НОЧИ
@
ТЫ ГАМАЕШЬ ЗА КОМПОМ
@
ЕЩЕ С ОБЕДА, КАК ЕБАНЫЙ ЗАДРОТ, КАКИМ ТЫ И ЯВЛЯЕШЬСЯ
@
ПРОШЕЛ ВСЕ ШУТАНЫ ПО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ТВОЕГО ГОЛОЗАДОГО ДЕТСТВА, ОТ КОЛДЫ ДО БАТЛЫ И ЗАКАНЧИВАЯ ВУЛЬФЕНШТАЙНОМ
@
ТЫ СЛЕГКА ПОЕХАЛ, НО ТЕБЕ ЭТО ПОКА ЛИШЬ ПРИЯТНО
@
МИМОХОДОМ ЗАДУМЫВАЕШЬСЯ, ЧТО БЫ БЫЛО, ЕСЛИ БЫ ТЫ ПОПАЛ НАЗАД В ТО ВРЕМЯ
@
НЕ ЗАМЕЧАЕШЬ, КАК ОТКЛЮЧАЕШЬСЯ СИДЯ ЗА КОМПОМ
@
@
@
@
@
ТЫ ОБЫЧНЫЙ СЫЧ — НЕТ, ОБЫЧНЫЙ ГРАЖДАНИН СВОЕЙ СТРАНЫ, НЕСУЩЕЙ СВЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОГО... БЛА-БЛА-БЛА
@
НАЧИНАЕТСЯ ВОЙНА, ТЕБЯ ПРИЗЫВАЮТ
@
ПОПАДАЕШЬ НА ФРОНТ
@
ВСЁ НЕ КАК В ИГРАХ
@
ЖИВЕШЬ В ГРЯЗИ, ЖРЕШЬ ЕДУ С ГРЯЗЬЮ, СПИШЬ В ГРЯЗИ
@
АТАКИ. ОКРУЖЕНИЯ. ПРОРЫВЫ К СВОИМ
@
В ПЕРВОЙ АТАКЕ ТЫ ОБМОЧИЛСЯ, НО НИКТО НЕ СКАЗАЛ НИ СЛОВА, ТЫ ЛИШЬ ОДИН ИЗ МНОГИХ
@
ЗАТО ЖИВОЙ. ПОКА
@
ЗАТО ТВОИ ТОВАРИЩИ, С КЕМ ТЫ ЕДВА ПОЗНАКОМИЛСЯ, УМИРАЮТ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ, ИЛИ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ, ИЛИ ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ
@
ИЛИ УЕЗЖАЮТ В ГОСПИТАЛЬ И ТЫ ИХ БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ВИДИШЬ
@
ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА ЭТОЙ ЖОПЫ, НАЗЫВАЕМОЙ ВОЙНОЙ, ТЕБЯ РАНЯТ И ОТПРАВЛЯЮТ СЛЕДОМ В ГОСПИТАЛЬ
@
@
@
НО ВСЁ НЕ ТАК ПЛОХО, ТВОИ РУКИ, НОГИ, ГОЛОВА ПРИ ТЕБЕ
@
А МЕДСЕСТРЫ В ГОСПИТАЛЕ КЛАССНЫЕ НЯШИ
@
МУТИШЬ С ОДНОЙ РОМАН
@
ПО МЕРЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ НАЧИНАЕШЬ ЕЕ ЧПОКАТЬ, УЕДИНЯЯСЬ В САМЫХ НЕОЖИДАННЫХ МЕСТАХ, БЛАГО ОНА НЕ ПРОТИВ
@
С УЖАСОМ ОСОЗНАЕШЬ, ЧТО ВЛЮБИЛСЯ
@
НО КЛАДЕШЬ НА СВОЙ СТРАХ БОЛТ И ПРЕДЛАГАЕШЬ ЕЙ ЖЕНИТЬСЯ
@
ТА ОТНЕКИВАЕТСЯ, КИВАЕТ НА ПОСЛЕ ВОЙНЫ, МОЛ, ТОЛЬКО ТОГДА
@
ПОНИМАЯ, ЧТО ОНА БУДЕТ ДАВАТЬ СЕБЯ ТРАХАТЬ ЕЩЕ ПОЛОВИНЕ ПОСТУПАЮЩИХ, САМ ДАЕШЬ ЗАДНИЙ
@
ВЫЗДОРАВЛИВАЕШЬ, ВОЮЕШЬ В НОВОЙ ЧАСТИ
@
В ОДИН ИЗ ДНЕЙ ТЕБЯ СНОВА РАНИЛИ, НА СЕЙ РАЗ СЕРЬЕЗНЕЕ, ЧЕМ ДО ЭТОГО
@
ПОПАДАЕШЬ В ГОСПИТАЛЬ ТОЙ ЖЕ АРМИИ, УЖЕ КОЕ-ЧТО ПОВИДАВШИЙ И ЛЕЛЕЮЩИЙ, НЕСМОТРЯ НА НАКОПИВШИЙСЯ ЦИНИЗМ, ВСТРЕТИТЬ ТУ ЖЕ МЕДСЕСТРУ
@
НО НЕ НАХОДИШЬ ЕЁ
@
БАБКА-ПОЛОМОЙЩИЦА ПО СЕКРЕТУ ПЕРЕДАЕТ, ЧТО ОНА ПЕРЕВЕЛАСЬ БЛИЖЕ К ФРОНТУ ИСКАТЬ ТЕБЯ
@
ОХУЕВАЕШЬ, ВЕДЬ БАТАЛЬОНОВ ВРОДЕ ТВОЕГО БЫВШЕГО В ОДНОЙ ТВОЕЙ АРМИИ БОЛЬШЕ ПОЛУТЫСЯЧИ
@
ВЫЗДОРАВЛИВАЕШЬ
@
ИЗ-ЗА ТРАВМЫ ТЕБЯ ОПРЕДЕЛЯЮТ В ПОХОРОННУЮ КОМАНДУ, СОБИРАТЬ ЖМУ... ПАРДОН, ПАВШИХ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ И ТВОИХ БОЕВЫХ ТОВАРИЩЕЙ (жмурами у тебя их называть язык не поворачивается)
@
КАЖДЫЙ ДЕНЬ ВИДИШЬ ТО, ЧТО ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ СДЕЛАТЬ С ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ
@
ХОТЯ ТЕБЕ УЖЕ ПРИХОДИЛОСЬ УБИВАТЬ, ГРАДУС АНГСТА И СТРЕССА ПОВЫШАЕТСЯ
@
ОДНАЖДЫ, ПЕРЕВОРАЧИВАЯ РАЗОРВАННЫЙ ПОПОЛАМ ЖЕНСКИЙ ТРУП В ГИМНАСТЕРКЕ, СО СВЕТЛЫМИ КОСИЧКАМИ НА ГОЛОВЕ, УЗНАЕШЬ В НЕЙ СВОЮ ЗАЗНОБУ
@
РЫДАЕШЬ ВЕСЬ ДЕНЬ, КОГДА ДУМАЕШЬ, ЧТО ТЕБЯ НИКТО НЕ ВИДИТ
@
ПРОСИШЬ ПЕРЕВОД
@
ОТКАЗЫВАЮТ
@
В ДУШЕ ПОЯВИЛАСЬ ТРЕЩИНА, РАЗРАСТАЮЩАЯСЯ С КАЖДЫМ ДНЕМ
@
ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ СЛУЧАЙНО ЦЕПЛЯЕШЬ НОГОЙ ЗА ЗАБЫТУЮ НЕМЦАМИ МИНУ
@
15 ОСКОЛКОВ В НОГИ, БОК, РУКУ И МИМОЛЕТОМ В ГОЛОВУ
@
ЛЕЖИШЬ В ГОСПИТАЛЕ, ПОКА ТВОИ ТОВАРИЩИ ВЫХОДЯТ НА БЫВШУЮ ГРАНИЦУ СССР, ОСВОБОЖДАЮТ ПОЛЬШУ И ПРИБЛИЖАЮТСЯ К ГЕРМАНИИ
@
ВЫХОДИШЬ ИЗ ГОСПИТАЛЯ ОГРАНИЧЕННО ГОДНЫМ
@
КОЕ-КАК ВЫБИВАЕШЬ СЕБЕ РАЗРЕШЕНИЕ СЛУЖИТЬ В НЕСТРОЕВЫХ ЧАСТЯХ, А КОНКРЕТНО — В ОБОЗЕ
@
ПРО ПРЕЖНЮЮ ЖИЗНЬ ПОЧТИ НЕ ПОМНИШЬ
@
НОГИ ПОСТОЯННО БОЛЯТ, А ЛЕВУЮ РУКУ СВОДИТ ТРЕМОР ПРИ ВОЛНЕНИИ, НО С ЛОШАДЬЮ НА ПОВОЗКЕ ТЫ УПРАВЛЯЕШЬСЯ
@
И ВСЁ ЕЩЕ ЖИВ, ХОТЬ И ЕБАНЫЙ КАЛЕКА
@
И ТЫ ВИДЕЛ НЕКОТОРОЕ ДЕРЬМО
@
МНОГО ДЕРЬМА, ПРОСТО ПИЗДЕЦ КАК МНОГО
@
НО БЛИЗОК ЗАВЕТНЫЙ 1945-Й
@
И 9 МАЯ
@
НАКОНЕЦ НАСТАЛ ЭТОТ ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ
@
КАПИТУЛЯЦИЯ, ВСЕ ПЛАЧУТ, СТРЕЛЯЮТ, БУХАЮТ, КТО-ТО ЕБЕТ НЕМОК
@
НО ТЕБЕ НЕ ХОЧЕТСЯ
@
ТАК ВЫШЛО, ЧТО ИМЕННО ТВОЯ АРМИЯ БРАЛА БЕРЛИН
@
И ТЫ В ЭТОМ ГОРОДЕ И УХИТРИЛСЯ НЕ СЛОВИТЬ ПУЛЮ ОТ ЕБУЧИХ ГИТЛЕРЮГЕНДОВ И ПРОЧЕГО СКАМА
@
НАШИ ПРАЗДНУЮТ, А ТЫ РЕКВИЗИРУЕШЬ ТРОФЕЙНЫЙ МОТОЦИКЛ, ЕДЕШЬ В ЦЕНТР, И ОСТАНАВШИВАЕШЬСЯ У РЕЙХСТАГА
@
ЧТО-ТО С ТРЕСКОМ БЬЕТСЯ В ТЕБЕ
@
ТЫ ВСПОМИНАЕШЬ СВОЮ ПРЕЖНЮЮ ЖИЗНЬ И ПЛАЧЕШЬ
@
ВСЕ, КОГО ТЫ ЗНАЛ, ЛИБО ЕЩЕ НЕ РОДИЛИСЬ, ЛИБО УЖЕ МЕРТВЫ
@
А ТЫ ЗДЕСЬ
@
ЖИВОЙ
@
ТЫ, ЕБ ТВОЮ МАТЬ, ДОШЕЛ
@
ВСХЛИПЫВАЯ, ВЫВОДИШЬ СВОЮ ФАМИЛИЮ ОСКОЛКОМ СТЕКЛА НА СТЕНЕ РЕЙХСТАГА
@
ТЕМНЕЕТ В ГЛАЗАХ
@
ТЕРЯЕШЬ СОЗНАНИЕ И ПАДАЕШЬ ЗАТЫЛКОМ НА ЧТО-ТО ТВЕРДОЕ
@
@
@
@
@
ПРОСЫПАЕШЬСЯ
@
В СВОЕЙ КВАРТИРЕ
@
ПЕРЕД КОМПОМ... НЕТ, БЛЯДЬ, ПЕРЕД ПРИЕМНИКОМ «ЗВЕЗДА»
@
ВРЕМЕН ТВОЕЙ ПРАБАБУШКИ, ХОТЯ ОН ПОДОЗРИТЕЛЬНО НОВЫЙ
@
И ОБСТАНОВКА ДРУГАЯ, ВСЁ СТАРОМОДНОЕ
@
ТОЧНЕЕ, СТАРОМОДНОЕ ПО ВРЕМЕНИ XXI ВЕКА
@
ИЗ ДИНАМИКОВ СКВОЗЬ ХРИП ГОЛОС СТАЛИНА: «БРАТЬЯ И СЕСТРЫ...»
@
И ТЫ ПЛАЧЕШЬ
@
ТЫ ДОЛЖЕН БУДЕШЬ ДОЙТИ ДО БЕРЛИНА
@
ЕЩЕ РАЗ
метки: короткие
♦ одобрила Инна
14 января 2017 г.
Автор: Екатерина Коныгина

На лице у друга
Застывает лёд.
Но ревёт не вьюга —
Чёрный вертолёт.

Чёрная кабина,
Лопасти и вал.
Кто же та скотина,
Что его позвал?

Кто увидит снова
Дом, жену и дочь?
Кто три страшных слова
Бросил в эту ночь?

Кто вернётся к маме,
К старческим рукам?
Кто заплатит нами —
Вертолётчикам?

Может, тот кто справа,
Может, кто левей.
Отзовись, отрава,
Отзовись смелей!

Отзовись, предатель!
Ведь тебя зовёт
Чёрный птеродактиль,
Чёрный вертолёт.

Он твоя надежда,
Чёрная, как мрак.
Только ты невежда,
Гнида и дурак.

Ты заплатишь нами
За свою беду.
С памятью и снами
Я к тебе приду.

Подмигну тем оком,
На котором лёд...
Выйдет тебе боком
Чёрный вертолёт!

----------

О Черном вертолете читать «Рассказ дальнего родственника» того же автора.
♦ одобрила Инна
31 декабря 2016 г.
Первоисточник: ffatal.ru

В тот Новый год Пашка во-первых, опоздал, во-вторых, приволок с собой какого-то левого хмыря.

— Это вот, — сказал он, показывая на гостя, — Это вот… Не знаю кто.

Левый хмырь не сказал ничего, молча снял шапку и замер около вешалки. Он был лысый и бледный и весь какой-то неприятно водянистый.

— Я, — сказал Пашка, — встретил его около… ну, там, где еще это… короче. И позвал с собой, а то чо он один там?

Хмырь несколько раз мигнул, но опять ничего не сказал.

— Хотя нет, он вроде как сам попросился со мной пойти, но только я что-то… — Пашка озадаченно почесал голову, — Как же попросился, если он ничего не говорил… вроде.

Нам разбираться во всем этом особо не хотелось, потому что мы уже начали отмечать, и Пашка, видимо, тоже начал, поэтому и привел этого, и ничего не помнит.

— Ну раз привел, так что ж, — сказал Витька, — пусть будет.

— Благодарю, — сказал хмырь. Голос у него тоже оказался неприятным, бледным и водянистым. Он снял куртку и ботинки, но с места не сдвинулся.

— Ну проходи, чё застыл, — сказал Витька.

— Благодарю, — снова сказал хмырь и прошел в комнату.

— Как его зовут-то? — спросил я у Пашки, сражающегося с заевшей молнией на куртке. Он неопределенно взмахнул рукой, что-то неразборчиво пробормотал и продолжил попытки расстегнуть замок.

— Ладно, — сказал я и пошел в комнату.

Хмырь уже устроился в кресле, стоявшем в углу.

Витька выдал ему тарелку салата и стакан вина, но он не стал есть и пить — поставил их на пол рядом с собой. Просто сидел там и наблюдал за нами.

А мы почему-то как будто забыли про него — проводили старый год, проводили его еще раз, встретили новый, выпили за то, за это…

Часа в два, когда всем уже стало совсем хорошо, он вдруг начал говорить.

— Одна моя знакомая, — сказал он своим неприятным голосом, — на Новый год загадала желание — выйти замуж. С той ночи под ее окнами начала постоянно лаять собака, с каждым днем все ближе и ближе, и в одну непрекрасную ночь собака влезла к ней в окно — на пятый этаж. У собаки были длинные тонкие телескопические ноги, пустые черные глаза и огненный ошейник. В зубах она принесла оборванное свадебное платье. С тех пор эта собака не выпускает знакомую из комнаты — караулит ее для своего хозяина, который придет и женится на ней, как только закончит другие свои дела.

— Какие ноги? — переспросил Витька.

— Раскладывающиеся, — пояснил Пашка.

— А другой мой знакомый, — сказал хмырь, не обращая на них внимания, — каждый Новый год уходил в поход с парой-тройкой друзей. Однажды он сказал, что видит фей, вышел из палатки и не вернулся. Те друзья, что были с ним, потом рассказывали, что видели, как он танцует среди маленьких синих огоньков, наутро огоньки пропали, и друг пропал тоже, осталась только слепленная из снега фигура, очень похожая на него.

— Феи, — хмыкнул Витька.

— Еще один знакомый наряжал елку и пропал, — не умолкал хмырь. — До сих пор живет в елке и болтает там с игрушками. То есть, только на Новый год, а где он бывает, когда елка разобрана и убрана, никто не знает. Если как следует присмотреться, то можно его заметить среди иголок. Если воспользоваться лупой и рассмотреть его лицо… но лучше не стоит.

— … А еще как-то один знакомый в новогоднюю ночь вышел на улицу запускать фейерверки, запустил, поднял голову и увидел огромное лицо на все небо. С тех пор он боится выходить из дома, потому что случайно попал этому лицу фейерверком в глаз — правильно боится, кстати, никто не спустит такое на тормозах, а тем более — огромное лицо.

— Зачем это лицо вообще высунулось туда, где фейерверки? — шепотом спросил Витька. Хмырь неодобрительно глянул на него, как бы говоря, что гигантскому лицу никто не указ, где высовываться, и продолжил:

— … Одна семейная пара купила квартиру и все было хорошо, пока не настал Новый год — все праздники у них на кухне провисел призрак предыдущего жильца, который повесился на елочной гирлянде — вдобавок ко всему он еще и мигал огоньками.

— … Одну девочку в школе научили вырезать бумажные снежинки, она пришла домой и навырезала их столько, что под ними погибла вся ее семья. Подозревают, что ей кто-то в этом помогал. К тому же, снежинки, хоть и бумажные, были холодными на ощупь, и потом все пропали, как будто растаяли…

— … Одна старушка пережила всю свою семью и всех своих друзей, потому что ее новогоднее желание случайно услышал тот, кто не должен был слышать. Теперь она будет жить вечно, и, несмотря на то, что ее семья и друзья давно мертвы, они всегда будут встречать Новый год с ней.

— … Один мужик подавился оливье и умер. Теперь в новогоднюю ночь он ходит по домам и если где увидит этот салат, так сразу приходит в неописуемую ярость, хватает ложку и запихивает салат в глотку всем присутствующим до тех пор, пока они тоже не подавятся и не умрут.

Он рассказывал и рассказывал, и ночь длилась невыносимо долго, растягиваясь, чтобы вместить все его странные, короткие, иногда пугающие, иногда забавные истории. Мы молча сидели и слушали, и трезвели, а в комнате становилось все темнее и холоднее, и по углам уже лежал снег, присыпанный хвоей и осколками разбитых елочных игрушек.

Наконец, спустя вечность, он сказал:

— Последняя история.

Немного помолчал, вздохнул и продолжил шепотом.

— Один парень шел в гости к своим друзьям. Ему показалось, что его кто-то зовет и он остановился. К нему подошел человек, бледный и грустный, и глаза его были как дыры в бездну. Он ничего не сказал, но парень почувствовал, что должен взять его с собой, на праздник, потому что никто не должен быть один в Новый год. Даже такой неприятный субъект.

Он снова сделал паузу и добавил:

— Большая ошибка.

И снова пауза, длиннее предыдущей.

— Тот человек был переполнен историями, и он отогрелся в тепле, и истории просто выплеснулись из него, он как будто не мог остановиться.

Еще пауза.

— Когда он рассказал последнюю, он просто исчез, от него ничего не осталось, потому что в нем ничего и не было, кроме историй.

Пауза.

— Зато мы все… мы все… но теперь ваша очередь, я опустошил и истощил себя, во мне больше нет ни одной. Они теперь все в вас, все.

Пауза была такой длинной, что мы подумали, что он больше ничего не скажет.

— На следующий год пойдете — с надеждой на освобождение, с надеждой, что вас кто-нибудь подберет, с надеждой, что вы избавитесь от этого груза слов…

После этого он замолчал, и не осталось ничего, кроме холода, и пустоты, и бесконечно падающего в пустоту снега.

И историй. Историй, которыми теперь были переполнены мы, которыми мы стали. Историй, которые могут быть рассказаны только раз в году, и только если нам повезет и кто-нибудь пригласит нас, чтобы мы могли их рассказывать.

Пригласите нас, пожалуйста.

Никто не должен быть одинок в Новый год.
♦ одобрил friday13
29 декабря 2016 г.
Первоисточник: otvet.mail.ru

Автор: Татьяна

У нас есть знакомые с ручным пингвином. Вот так. Им какой-то родственник — крутой полярник привез. Он из каждой полярной экспедиции привозил чего найдет, а чего там особенно на полюсе найдешь — снег, лёд да пингвины. Морской леопард ему не попадался, а то бы плохо кончилось — он бы обязательно попытался привезти и леопарда. Ну, так вот — привез птичку и привез, суп же не сваришь, знакомые наши фауну жалеют, особенно редкую для средней полосы.

Поудивлялись первое время на странное существо, а потом привыкли, конечно. Рыбу только вот стали живую покупать в немереных количествах. Назвали как-то, вот не помню, вылетело из головы, ну, допустим… э… Дуся. И даже приучили ходить в туалет — здоровенную лоханку с катсаном.

Пингвин оказался императорским, постепенно вырос примерно с шестилетнего ребенка. Знакомые почему-то ожидали, что он будет все время спать как черепаха, но не тут-то было. Дуся, кажется, вообще не спал. Все время шлялся по квартире, ну, просто ходил и все, почти не останавливаясь. Вся семья быстро привыкла там и сям натыкаться на бодро семенящий буро-черно-белый бочонок с клювом и лапками. Только на ночь двери в комнаты закрывали — даже защелки пришлось поставить, а то Дуся было научился бойко нажимать на дверные ручки, и постоянно будил детей. Так он и мотался всю ночь по коридору и кухне.

Знакомые привыкли к тихому шороху и пошлепыванию и не просыпались, тем более что ходил Дуся супераккуратно, ничего не опрокидывания и не задевая на своем пути. И приехал однажды к ним в гости какой-то родственник из глубинки — то ли деверь со стороны мужа, то ли шурин со стороны жены, в общем, нашему тыну двоюродный плетень. Он приехал поздно вечером и Дусю не видел, потому что его закрыли в комнате, чтоб под ногами не вертелся. Приехал шурин и сразу, попив на кухне чаю, спать лег. Вся семья тоже улеглась, Дусю отпустили на волю, и он счастливо пошлёпал по любимому маршруту кухня-прихожая. Где-то около двух часов ночи выпитый чаёк шурина разбудил, и он, торопливо спотыкаясь в незнакомой квартире, и цепляясь за все углы, пошел искать туалет. И почти уже нашел, и почти уже за дверную ручку взялся, как вдруг … глянув в сторону кухни увидел странное существо ростом примерно ему по пояс, темный овальный силуэт, залитый жутким призрачным лунным светом … который в гробовой тишине … слегка покачиваясь, медленно, но неумолимо приближался … шурин хотел закричать, но почему-то не смог, только натужно захрипел и стал пятиться, выставив перед собой растопыренные руки.

И надо ж было, чтоб в этот самый момент младшая дочка хозяев тоже пошла по тому же маршруту и оказалась ровно за спиной у шурина, у которого уже вся жизнь проносилась перед глазами. А спала дочка по обыкновению — в длинной белой ночной рубашке, … а луна в ту ночь была почти полная. В общем, когда знакомые наши после по рассказам очевидцев восстанавливали полную картину происшествия, в этой, финальной части рассказа шло описание жутких воплей шурина, к которому голос все-таки вернулся, грохот и звон велосипеда, на который опрокинулся шурин, верещание Дуси, которому отдавили лапы, крики дочери «не орите на Дусика, он вас боится!» и много других звуков, происхождение которых так и осталось загадкой. Кончилось все довольно благополучно, не считая Дусиного крайнего недовольства (он ужасно не любил шум) и еще одного обстоятельства — шурин так и не попал в туалет тогда, потому что пришлось ему идти сразу в ванную. Семья в ту ночь так и не заснула, потому что от смеха было больно сидеть, стоять и лежать.
♦ одобрил friday13
29 декабря 2016 г.
Автор: Александр Бушков

Отрывок из книги «НКВД: Война с неведомым»:

------

Встретить на войне доброго знакомого, с которым однажды развела судьба, приходилось не так уж часто. И событие это было радостное.

Поэтому рассказчик (тогда — майор-артиллерист), едва узнав, что по соседству с его только что прибывшим подразделением дислоцируется парашютный батальон, которым командует давний друг (далее попросту — Комбат), немедленно туда отправился, едва выдалась подходящая минутка.

Обнялись, вопя что-то радостное, и Комбат немедленно потащил Майора к себе. Обитал он в роскошно обустроенном блиндаже, оставшемся от немцев.

Естественно, стол. Все, что можно раздобыть на войне в смысле выпить и закусить, в том числе французский коньячок из немецких опять же запасов (дело происходило в сорок пятом, в Польше). Сначала, как водится, перебрали общие воспоминания, потом рассказали друг другу, что с ними бывало за то время, пока не виделись.

В конце концов в беседе наступило некоторое затишье.

Майор своего военного приятеля знал хорошо.

И заранее мог предсказать, что будет следующим номером программы. Комбат, дело такое, обожал хвастать. Не «прихвастнуть» подобно Мюнхаузену, а именно хвастаться чуточку по-детски некими реальными вещами или случившимися с ним событиями.

Награды говорили сами за себя, не было нужды лишний раз в них тыкать пальцем. В полном соответствии с ожиданиями Майора Комбат сначала продемонстрировал шикарно отделанный короткоствольный «Вальтер», доставшийся ему от какого-то эсэсовского чина, а также кольцо с «мертвой головой», принадлежавшее тому же деятелю. Показал роскошную генеральскую шпагу, взятую в качестве трофея, когда батальон внезапно обрушился на немецкие позиции и наворотил там славных дел. Под каким-то пустяковым предлогом вызвал в блиндаж санинструктора женского пола, писаную красавицу, поинтересовался чем-то незначительным и отпустил — а потом, как и следовало ожидать, с деланно безразличным видом объявил, что это — его нынешняя и постоянная, между прочим, насчет нее есть мысли касательно мирного времени, когда вся эта похабень закончится. Должна же она когда-нибудь кончиться?

После чего наступила пауза. Майор подумал было, что старый приятель исчерпал репертуар, и хвастаться вроде бы больше нечем. Но все, что было, оказалось лишь прелюдией... Понизив голос, самым загадочным тоном, с азартным и нетерпеливым видом человека, которого прямо-таки распирает. Комбат сообщил:

— А сейчас я тебе ординарца продемонстрирую. Уникум, право слово. Такого ординарца, вот честное слово, не соврать, у иного маршала не сыщешь...

Выпито было уже немало, и Майор в тон ему поинтересовался: не идет ли снова речь о какой-нибудь особенно сногсшибательной красотке?

Расхохотавшись, как сказочный злодей, Комбат заявил, что его в корне не правильно поняли. Он, конечно, всегда был не промах насчет прекрасного пола, но, с другой стороны, он все же не турецкий паша и гаремов заводить не намерен. Еще и по той причине, что турецкие нравы к нашей суровой действительности не имеют никакого отношения, не проникся ими славянский народ. И, если приближенных красоток будет две, они, пожалуй, очень скоро порастреплют друг другу роскошные косы.

Уникальность ординарца, сказал он заговорщицким шепотом, кое в чем другом... И, высунувшись из блиндажа, велел громким командным голосом, чтобы безотлагательно покликали...

Майор не запомнил фамилии. Мог лишь сказать, что она была длинная и заковыристая, то ли туркменская, то ли свойственная какому-то из обитавших неподалеку от туркмен народов. Тулипбергенов, Талыхайбергенов, Худойбергенов....

Какой-то «бергенов», в общем. Именно так ради ясности и краткости Майор его далее и именовал в своем рассказе — Бергенов.

Очень быстро пришел Бергенов — худой темноглазый парень, смуглый, как цыган, какой-то поджарый. Отнюдь не раскосый. Майор это особенно подчеркивал. Не из тех, кого именуют «узкоглазыми».

Охваченный нешуточным, почти детским возбуждением, Комбат принялся рассуждать вслух:

— Что бы тебе этакое показать... Бергенов! А продемонстрируй-ка моему героическому другу, как мыши маршируют!

Бергенов молча кивнул и уселся в уголке. Он был очень спокойный, бесстрастный — должно быть, судя по его философской отрешенности, ему далеко не впервые приходилось показывать что-то комбатовым гостям.

— Сиди тихонечко, — зашептал Комбат другу. — Сейчас тебе будет зрелище...

Майор не слышал, чтобы Бергенов что-то говорил вслух — только губы двигались. Загадочный ординарец едва пошевеливал лежавшими на коленях пальцами — будто на пианино играл, пришло в голову Майору сравнение (сам он немного играть как раз умел).

Большая, старинная керосиновая лампа давала достаточно света. И Майор очень быстро увидел, как изо всех углов на середину блиндажа катятся какие-то серые комочки.

Мыши в немалом количестве — штук тридцать, не меньше.

Они стягивались на середину, совершенно не боясь людей — и, что самое удивительное, на глазах выстраивались в колонну по четыре, и эта колонна в безукоризненном порядке, словно обученные солдаты на смотру, знатоки строевой подготовки, просеменила из конца в конец. Оказавшись перед аккуратной бревенчатой стенкой, мышиные ряды столь же безукоризненно выполнили поворот кругом, так что самые последние оказались самыми первыми, а самые первые, соответственно, последними. Колонна вновь, с извечной мышиной бесшумностью, прошла на середину, выполнила маневр «ряды вздвой», выписала по обширному пустому пространству безукоризненную восьмерку, выстроилась в каре (фигура построения, давным-давно исчезнувшая из уставов не только Советского Союза, но и всех прочих держав).

У Майора прямо-таки челюсть отвалилась. Он читал в свое время детям книжки Дурова, сам однажды прикормил в блиндаже мыша — но тот мыш ничего подобного не умел, он лишь, не боясь, вылезал на стол, брал кусочки из рук и тут же лопал....

Ему понемногу стало приходить в голову, что таких вот чудес дрессировки попросту не бывает. Это уже не дрессировка, а что-то другое, и называть такое зрелище надо как-то иначе... Он только не знал — как.

Комбат, довольный произведенным на гостя эффектом, захохотал от всей души, оглушительно хлопая себя по коленке, и это словно разрушило некие чары — мышиное каре вмиг рассыпалось, серые зверушки, превратившись опять в скопище неразумных тварей, очумело рассыпались по всем углам, попрятались, пропали с глаз...

— Вот такой у меня ординарец, — сказал Комбат гордо. — Говорю тебе, не у всякого маршала сыщешь... Видал, что умеет? Мыши — это так, для затравки... Бергенов, покажем отца?

Вот тут Бергенов впервые проявил некоторые признаки беспокойства. Однако Комбат заверил его, что друга своего знает давно и всецело за него ручается: не заложит, и бояться нечего...

Потом откровенно прикрикнул. Помявшись, Бергенов кивнул с унылым видом.

— Пошли-ка, — сказал Комбат, энергично вытаскивая гостя из-за стола. — На улице постоим.

Так оно будет эффектнее. Театральнее. Точно тебе говорю...

На улице было прохладно — польский январь ничуть не походил на сибирский, но все же было около нуля, дул промозглый ветерок с порывами мокрого снега, и в одной гимнастерке было зябко. Впрочем, замерзнуть по-настоящему Майор не успел — Комбат, четко давая отмашку рукой, вслух сосчитал до десяти и, хихикая, толкнул гостя в спину:

— Ну, шагай... Только держись за воздух...

Он так хихикал и фыркал, что дело было определенно нечисто, попахивало каким-то особо изощренным розыгрышем. Но чего прикажете бояться, находясь в тылу, в компании старого друга, своего же офицера? Майор, изрядно подогретый к тому же французской живительной влагой, браво спустился в блиндаж по аккуратной деревянной лесенке, слаженной с немецкой аккуратностью — ни одна ступенечка под ногой не скрипнула, ни одна стойка не покосилась...

Сидящий за столом встал и повернулся к нему.

Вот тут у Майора, по его собственному признанию, в зобу дыханье сперло.

Потому что Бергенова нигде не было видно — а к Майору, бесшумно ступая, подходил великий вождь и учитель. Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

В точности такой, как на портретах — в кителе с маршальскими погонами и одинокой звездочкой Героя Социалистического Труда на груди, с аккуратно зачесанными седоватыми волосами и неповторимым взглядом, с трубочкой в руке.

Майор остолбенел, машинально приняв стойку «смирно», прижимая руки по швам так, что стало больно ладоням. Хмель моментально вылетел из головы, она стала ясной, как стеклышко — но мысли прыгали в совершеннейшем сумбуре. Умом Майор понимал, что это просто-напросто очередное наваждение, колдовство, морок — но ничего не мог с собой поделать, застыл оловянным солдатиком, потому что перед ним стоял товарищ Сталин собственной персоной, как две капли воды схожий с портретами.

— Рад вас видэть, товарищ Майор, — сказал Верховный, улыбаясь в усы. — Как успэхи в боевой и полытыческой подготовки?

— С.., стараемся, товарищ Сталин... — только и смог выдавить из себя Майор, стоя навытяжку.

— Нэплохо, — сказал Верховный, легонько коснувшись гимнастерки Майора черенком знакомой всему человечеству трубки. — А водку нэ пьете? По бабам нэ гуляете? В молодости можно, если это нэ врэдит дэлу...

Майор, уже совершенно трезвехонький, чувствовал, как по спине у него ползут ручеечки пота. Все это с ним происходило не во сне, а наяву.

— Ну ладно, можетэ идты, — смилостивился Верховный, уже откровенно улыбаясь. — Крюгом...

Майор плохо помнил, как он, безукоризненно выполнив поворот через плечо — и не помнил, через которое — вывалился из блиндажа под ночное небо, под ветер и мокрый снежок. И уже не чувствовал ни холода, ни падавших на непокрытый голову то ли снежинок, то ли капель.

А Комбат самозабвенно хохотал, повторяя:

— Ну, видел бы ты себя! Лица нет! Пошли, простудишься... Не лето.

Схватил покорного Майора за локоть и насильно втащил в блиндаж, где уже не было никакого Верховного, один лишь Бергенов стоял у стола.

И шустро испарился по жесту Комбата.

Тот усадил гостя, налил ему полную стопку.

Майор выпил, как воду, но его не взяло.

— Как это? — спросил он потрясенно.

— Я ж тебе говорю, — сказал Комбат, ухмыляясь широко и беззаботно. — Ординарец у меня — уникум. Видал, чего умеет? У него вся семейка такая, это у них от дедов-прадедов... Хочешь, он тебе всамделишного Жукова изобразит? Или артистку Серову? Да ты не стесняйся, заказывай, кого хочешь, он кого угодно может...

Майор выпил еще — и только тут стало понемногу забирать. Он долго еще хмыкал, крутил головой, пару раз оглянулся на дверь.

— А ты, вообще, молоток, — сказал Комбат одобрительно. — У меня тут один из блиндажа после отца бомбой вылетел, глаза дурные, летит, не разбирая дороги. Я его и догнал-то не сразу, пришлось бутылку влить, чтобы успокоить...

— Как это? — повторил Майор.

— Говорю тебе — азиатское колдовство, — разъяснил Комбат авторитетно, с видом специалиста. — Наваждение наводить. Он рассказывал, у него отец в гражданскую именно таким вот образом увильнул от неминучей смертушки. Он был красный и, когда его где-то там подловили басмачи, прикинулся ихним самым главным курбаши... Они поверили. Так и ушел...

— Ты смотри, — предостерегающе сказал Майор. — Такими, знаешь, вещами шутить...

Комбат прищурился:

— А кто настучит? Ты, что ли?

— Я-то не настучу, — сказал Майор. — Только мало ли... мир не без добрых людей. За такие вещи...

— За какие? — все так же беззаботно ухмылялся Комбат. — Ты себе только представь сигнальчик: «Командир батальона Имя рек и его ординарец Бергенов с помощью азиатского колдовства вызывают у себя в блиндаже образ товарища Сталина, иллюзион, имеющий полное сходство с настоящим...» А? Да за такой сигнал этого «сигналиста» самого увезут если не на губу, то уж точно в дурдом... — и он азартно блеснул глазами. — Воздушный десант так просто не возьмешь, не пугай ежа голой задницей...

В том, что он говорил, безусловно был резон, но Майор чувствовал себя прескверно после этакой встряски. Дальнейший разговор как-то не клеился, пилось плохо, и он распрощался при первой же возможности, сославшись на неотложные служебные обязанности.

Вскоре началось наступление, огромные массы войска пришли в движение, самым причудливым образом перемешиваясь и перемещаясь, и Майор уже больше никогда не встречал ни Комбата, ни его ординарца Бергенова. Но Верховного в блиндаже запомнил на всю жизнь — и голову готов был прозакладывать, что это наваждение однажды случилось с ним наяву...
♦ одобрил friday13