Предложение: редактирование историй
8 октября 2011 г.
Один мужчина заночевал в гостинице. Вечером, лежа на кровати в снятом им номере, он услышал, как в соседнем номере кто-то ходит. Звук шагов не прекращался и был крайне раздражающим, словно кто-то неустанно ходил кругами внутри номера. Мужчина не мог из-за этого уснуть. Не выдержав, он встал, вышел в коридор и постучался в дверь соседнего номера. Шаги прекратились, но дверь никто не открывал. Тогда он наклонился и посмотрел внутрь через широкую замочную скважину. Он увидел, как в углу комнаты лицом к стене стоит высокая женщина с очень светлой кожей. Он окликнул её через дверь, но женщина не шелохнулась. Мужчина вернулся в свой номер и заснул; больше шаги в ту ночь его не тревожили.

Утром, вспоминая этот случай, он подумал, что это выглядело довольно странно — почему женщина стояла в углу, не двигалась, не открывала дверь? Проходя мимо того самого номера, он не удержался и снова заглянул в замочную скважину, но ничего не увидел: видимо, с той стороны замочную скважину залепили чем-то красным, чтобы никто не подсматривал.

Спустившись, мужчина рассказал администратору гостиницы о вчерашнем случае. К его удивлению, администратор отреагировал весьма бурно и взволнованно спросил, не пытался ли он проникнуть в этот номер. «Нет», — растерянно ответил мужчина. «И не пытайтесь, — сказал администратор. — Нам стоило вас поселить в другой номер, но вчера все остальные были заняты. Мы надеялись, что за одну ночь вы ничего не заметите. Дело в том, что несколько лет назад в этом номере остановилась супружеская чета. У них произошла ссора, и муж ночью в номере убил свою жену. С тех пор мы туда никого не селим, но люди всё равно слышат, как ночью внутри кто-то ходит».

«Вы хотите сказать, что эта бледная женщина — призрак?» — испугался мужчина. «Боюсь, что так, — ответил администратор. — И, кстати, насчёт её бледности... Знаете, у неё была какая-то редкая болезнь. Вся кожа у неё была белая. И глаза тоже были странными. Они были необычного красного цвета».
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Иногда с людьми бывает так, что они не помнят того или иного момента в жизни — всё словно в тумане, будто и не с ними происходило. Меня эта проблема тоже беспокоила, и я поделился ею со своей матерью. Она сказала, что у неё в одном госпитале есть знакомый врач-физиотерапевт, который по дружбе сделает мне курс процедур прямо у себя на дому, не откажет. Я согласился.

На окраине города я быстро отыскал нужный мне дом. Поднявшись в квартиру, я был приветливо встречен доктором, импозантным мужиком в возрасте с аккуратной бородкой. Одна комната в его квартире была практически кабинетом физиотерапии, а в гостиной я успел заметить подшивки технических и медицинских журналов в шкафу. Я лёг на кушетку, а доктор начал готовить аппарат «электросна», рассказывая мне об этой процедуре. Из его лекции мне запомнилось то, что электросон и электронаркоз имеют давнюю историю, но используются редко — якобы люди слишком разные, и эффективность слишком сильно от этого зависит.

Итак, на моём лбу, над глазами и под копчиком оказались прикреплены электроды со смоченным неким раствором бинтом. Мне было велено расслабиться, и я услышал, как щелкнул выключатель. Лёгкое покалывание на тех местах, где моей кожи касались электроды, быстро прошло, и я погрузился в приятную дрему — я словно спал и не спал одновременно. Слышал птиц за окошком, изредка кашель доктора в гостиной, шелест бумаги. А с другой стороны — видел сны, ярчайшие и реалистичные образы частично осознанных снов. Вот я лечу, вот я обнимаю обнаженную красавицу, а вот я иду по сине-зелёным инопланетным джунглям в футуристическом скафандре. Сны переплетались с реальностью, размывали её. Когда, наконец, доктор отключил аппарат, я спал по-настоящему. Он меня разбудил и велел идти домой досыпать. Я поблагодарил и стал одеваться. Чувствовал себя не очень хорошо, но доктор сказал, что это нормально для первого раза. На улице я ощутил безумный прилив энергии, словно отдохнул на сто дней вперед. Приятное ощущение было, что ни говори.

Так прошло две недели. Я ходил к доктору домой на очередные сеансы. На пятый день я понял, что могу вспомнить содержание любого фильма или книги, которые смотрел или читал. На седьмой начали приходить воспоминания детства. Я будто просматривал фильм о своём детстве со всеми ощущениями, запахами и вкусами. Конечно, меня заинтересовал феномен электросна. Первое беспокойство я ощутил, когда не смог найти в Интернете отзывов людей, испытавших эту процедуру с подобными мне ощущениями. Я сообщил об этом доктору, и его ответ встревожил меня ещё больше. Физиотерапевт заявил, что переделал аппарат электросна на свой лад, сменил частоту, что ли, и ещё какие-то показатели. На мой вопрос, не опасно ли это, он рассмеялся и спросил меня, не стал ли я чувствовать себя хуже. Мне стало немного совестно: он образованный специалист, а я в нём сомневаюсь. Чтобы сгладить вину, я горячил уверил его в действенности его методов и рассказал об удивительной свежести моей памяти.

На второй неделе «лечения» началось неладное. Сначала во время электросна я увидел кошмар. Вместо обычных сексуально-футуристических и приключенческих мотивов я увидел что-то вроде помех на экране старого телевизора, не настроенного на какой-либо канал. Всё тело онемело. Сквозь этот шум я видел эпизод своего детства, который раньше не помнил: будто я маленький и сижу на коленях у матери на нашей старой кухне, а она ругается с женщиной в клетчатом платке. Женщина начинает открывать большую сумку на «молнии», лежащую у неё на коленях, а мать кричит на неё. Слов я не понимаю, только интонации, да и то как-то странно, расплывчато. Женщина открывает сумку и вываливает на стол кучу каких-то маленьких животных, они шевелятся. У них есть глаза, рты и шерсть, но это не котята и не пёсики, они все хрипят и щёлкают. Я кричу, ужас накатывается на меня. Я слышу голос матери — монотонный, нарастающий крик: «Видит! Видит! Видит!».

Я кричал на кушетке как резаный даже после того, как доктор выключил аппарат. Меня колотило, я ничего не понимал. «Шум» перед глазами не проходил. Полегчало мне после укола, который доктор дал мне в руку прямо на кушетке. Было видно, что старый физиотерапевт напуган, но присутствия духа не теряет. Когда мне более-менее полегчало, он стал расспрашивать меня о переживаниях, при этом включил диктофон. Злость навалилась на меня; я резко попрощался с ним и ушел, хлопнув дверью.

Через пять минут на улице я вновь ощутил прилив сил, такой, что затмил все прошлые разы. Я даже подумал, что не зря мучился. Затем эйфория прошла, но память о пережитом кошмаре осталась — сочное, сильное воспоминание с ощущением дежа-вю. Меня пугали даже не образы странных зверей, а сам характер этого воспоминания.

На следующий день к доктору я не пошел. Он позвонил, трубку сняла мать. После разговора она сказала мне, что аппарат сломан, и можно туда больше не ходить. Я усмехнулся: понятно, что доктор просто придумал хоть какую-то причину, чтобы оправдаться. Ночью я не спал, а смотрел телевизор в кухне. Когда мать пришла и сказала, что я должен идти спать, я вдруг спросил её про женщину и зверьков.

Если до этого момента я ещё не ощущал непоправимости своих действий, то теперь ощутил. Мать словно ударили в лицо. Она села и начала рассказывать. Говорила, что в детстве меня мучили галлюцинации, настолько страшные, что даже рассказы о них из моих уст звучали для взрослых людей невыносимо, а меня самого дважды доводили до остановки дыхания. Меня лечили у врачей и экстрасенсов, но толку не было, и мне назначили гипноз. Гипноз помог — я забыл весь пережитый инфернальный бред. Теперь она боялась, что всё вернётся вновь.

Меня не покидало ощущение, что мать мне врёт. Сказав ей, что иду курить, я вышел и стал кататься на полупустом автобусе по вечернему городу. Там, в ночном автобусе, я вспомнил страшные вещи. Я вспомнил непонятных, прозрачных существ, живущих в доме; вспомнил, как меня кормили человечиной; как мать убила отца; как к нам приходили люди из стен и уходили в пол; как мёртвый отец сидел во дворе на лавочке, как... Воспоминаний было много, одна другой страшнее, нет смысла всё перечислять. Все «аномальные» воспоминания отличались от обычных зеленоватым светом, будто на небе светило зелёное солнце. А ещё они были очень реальными, казались более настоящими, чем сама реальность...

Я не знаю, стоит ли мне снова идти к доктору. Теперь, когда эти воспоминания со мной, я не смогу спокойно жить — они словно разрывают мой разум изнутри острыми углами. Возможно, доктор сможет мне помочь — снова изменит частоту своего проклятого устройства и заставит меня забыть те неописуемые ужасы, которые я вижу, закрыв глаза. А может, очередной сеанс сделает только хуже, и я окончательно сойду с ума. Больше всего меня пугает то, что, когда я вспоминаю о своих видениях, то на меня будто находит бешенство — я дико злюсь на свою мать, на доктора, даже на своего мёртвого отца. Мне пришлось даже на время уехать из дома, чтобы не подвергать опасности жизнь своей матери. С каждым днём воспоминаний всё больше, они всё фантасмагоричнее, а моё нервное состояние всё хуже. Реальность от меня будто отдаляется. Нужно что-то делать — но я не знаю, что.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Мой город — типичное криминальное захолустье. Рядом расположен глухой лес, в котором постоянно трупы находят.

У меня есть друг, который работает фельдшером в скорой. Периодически мы видимся с ним, ездим пострелять в тир, в баре выпиваем и рассказываем друг другу о своих делах. Во время одной из таких встреч я за игрой в бильярд заметил, что он какой-то дёрганый: криво бил по шарам, в лузы почти не попадал. Позже не сдержался и рассказал мне историю, как на ночном дежурстве поступил вызов где-то между двумя часами и половиной третьего ночи: в таком-то районе города раненый человек, нужно срочно оказать медицинскую помощь. Выехала машина, в которой как раз был мой друг.

Приехав по адресу, во дворе дома прямо в детской песочнице нашли уже мёртвого мужчину средних лет. Страшное заключалось в том, что, как рассказал друг, ноги и руки у него были отрезаны (и довольно-таки грубо), потом наскоро зашиты. Конечностей так и не нашли. А учитывая, что под трупом на песке было много крови, а вокруг песочницы не нашли ни капли, то выходит, что человека расчленили и зашили прямо на месте, да и труп еще тёплый был.

Потом было еще четыре таких же убийства. Каждый раз одна картина: труп в песочнице, без рук, без ног. Каждый раз никто ничего не видел и не слышал, хотя, если убивали посреди двора, то вопли должны были перебудить весь дом. Потом друг поспрашивал точные адреса, где коллеги находили трупы, взял карту города, отметил места точками и нашёл, что если их соединить линиями, то выходит пятиконечная звезда.

Мне стало очень неуютно от рассказа друга, и я попросил сообщать мне, если он узнает что-то новое об этом деле. Но, насколько я знаю, на сегодняшний день эти жуткие случаи так и остаются нераскрытыми.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Однажды, когда я был в Сибири, мне рассказали такую историю.

Нужно было одному человеку ехать через тайгу. Места там безлюдные, из тех немногих деревенек и поселений, что встречаются по пути, большая часть заброшена. Ехал он, значит, и приехал в одну из таких деревенек, заброшенную… Ну, почти заброшенную — на ее окраине стоял домик, сохранивший кое–какие следы опрятности.

Путник решил зайти в этот дом, порасспросить про дорогу и, если повезет, на ночлег остаться, так как уже смеркалось. Постучался, ему открыли. Жила там пожилая пара — доброжелательные дед с бабкой. Про дорогу рассказали, накормили, напоили, но в ночлеге отказали. Путешественник им даже денег предложил, но те отказались. «Для твоего же блага, — говорят, — по ночам сюда приходят Лесные, нас они не трогают, а вот тебя не пощадят». Он удивился, конечно, но решил, что дед с бабкой помешались от одиночества и безысходности. Делать нечего, решил переночевать в машине рядом с домиком (на самом деле, его всё–таки снедало любопытство, что это за Лесные такие, хотел посмотреть на них), о чем и сообщил хозяевам. «Как знаешь, — ответили те ему, — мы за тебя не в ответе. Если что, помни, они света боятся».

И вот совсем стемнело. Путник уже начал засыпать в своей машине, как вдруг услышал многоголосый вой. Противный такой, и явно не волчий. Тут он перепугался, сел за руль и начал машину заводить. Пока возился с ней (а машина капризничала иногда), смотрел неотрывно на лес. А там между стволов тени мелькают, все ближе и ближе. Причем ему казалось, что они то двуногие, то четвероногие. Тут нервы у путника совсем сдали. К счастью, машина завелась, и он рванул по дороге. Говорит, пока выезжал, видел одного из них на обочине в свете фар. Это был человек — в ободранной одежде, на четвереньках, со злыми бессмысленными глазами и оскаленным ртом, но человек. Путник гнал по дороге, как сумасшедший, пока из лесу не выехал.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Я работал на нефтяном месторождении на Севере. Место было глухое, с названием, которое на местном наречии означает нечто плохое и злое. Никто из местных жителей его не называл прямо, говорили «гнилое болото» или «черная топь». Почему — толком никто не знал. Слухи ходили про какие-то несчастья и напасти, но ничего конкретного.

Итак, ситуация: зима, минус сорок градусов, все в снегу, глубокая ночь, яркая луна. Мне нужно добраться от основной базы до одной из скважин. Это 18 километров. Узкая петляющая дорогая по холмам между высокими елями и соснами. Лес весь в снегу — стоит черной стеной совершенно вплотную к дороге, а на ней разъехаться нельзя — такая она узкая. Небо звездное, от луны тени резкие, и даже как-то светло. Я на «Ниве». Еду быстро, получаю удовольствие от езды, ни о чем не думаю, снег из-под колес, фары горят. Еду один. Вдруг довольно далеко впереди вижу кого-то — фигура какая-то почти на середине дороги стоит, но из-за снега не разберу пока. Думаю, наверное, чья-нибудь машина застряла, и человек решил дойти пешком, чтобы не замерзнуть (раций не было на цистернах).

Я не то чтобы не испугался, но даже и не подумал ничего плохого — просто чуть сбавляю скорость, готовлюсь притормозить. И вот тут у меня все как будто заледенело внутри. Фигура эта темная — раз, и вбок уходит, к обочине, к деревьям. По размеру — как человек. Но она не шла, а будто скользнула просто. И видно это движение так явно — я потом тысячу раз вспоминал. Даже днем это место осматривал, забегая вперед скажу.

Так вот, скользнула фигура к деревьям и в них пропала. Я уже почти подъехал, всё видел так явно, что ни тогда, ни сейчас не могу представить, что это был обман зрения. Страх обуял меня. Затормозив, сразу обе двери заблокировал вручную — «Нива» простая была, без наворотов. И стою, не могу дальше ехать. Вижу прямо перед собой в 15 метрах это место и чувствую, что ЭТО всё ещё там! Волосы дыбом встают (потрясающее ощущение, я вам скажу).

Дальше я всё на автомате сделал. Почему-то был уверен, что мне нужно проехать, но также была уверенность, что просто так у меня это не выйдет. Поэтому я, как в трансе, врубил заднюю передачу и дал газу. Отъехал метров 40, остановился. Напряжение спало. Но чувствую кожей, что я не один тут... И тогда я как дам по газам — и вперед, к этому месту. Приближаюсь, и тут стало по-настоящему неуютно. Обычно я страх стараюсь игнорировать, но это было что-то другое — инстинкт какой-то.

И вот я уже почти у того места. Десять метров, пять... Поворачиваю голову вправо, а там между деревьями просвет небольшой, и ОНО СТОИТ ТАМ! Просто что-то черное в рост человека. Я, уже больше не оборачиваясь, педаль в пол, и буквально улетел оттуда. Помню только, как в повороты входил, как гонщик заправский. Никогда не думал, что так могу ездить.

Приехал на скважину, зашел в вагончик, где дежурные операторы сидят (ночью на скважине два человека только было), а они на меня как на привидение смотрят. И спрашивают, что я видел. Я ничего не отвечаю, еще пока в шоке сижу. А один из них вдруг как начнет тараторить про то, что у них этой ночью по периметру площадки как будто кто-то ходит, только никак дозваться не могут. Посмотрят — вроде стоит кто, попробуют подойти — нет. В общем, я им намекнул, что тоже «что-то» видел. Мы тогда, помню, дверь забаррикадировали, а когда надо было выйти к скважине (показания приборов снимать), то все втроем ходили, с ломами. Но больше ничего не было, к счастью. Вообще, мы тогда как дети себя немного вели. Испугались и вроде как в игру все хотели превратить. Только днем дошло, что всё действительно было страшновато. Позже я ездил в то же место днем — выходил из машины, видел тот просвет между деревьями, но ничего особенного не нашел.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
«Папочка, мне приснился кошмар».

Я с трудом открыл глаза и приподнялся на локтях. Часы светились багровым светом в темноте, показывая 3:23 ночи.

«Хочешь залезть к нам в кровать и рассказать мне о нём?».

«Нет, папа».

Странность ситуации заставила меня проснуться почти полностью. Я с трудом мог разглядеть бледную фигуру дочурки во тьме.

«Почему нет, крошка?».

«Потому что в моём сне, когда я рассказала тебе о нём, на кровати рядом с тобой проснулось что-то в маминой коже».

На мгновение моё сердце ушло в пятки. Я застыл, не в силах отвести взгляда от дочери.

Кто-то зашуршал одеялом за моей спиной.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Я работаю системщиком в ИНБЮМ — Институт биологии южных морей. Это на Украине, в Севастополе. У нас там аквариум, ну и какая-никакая наука. Будет лето — приезжайте, а вот зимой у нас немного штормит.

В отделе месяц назад был день рождения одного из сотрудников. Я практически не пил, а вот «старая гвардия» была уже на бровях. К девяти вечера мы остались вдвоём с Тровичем — старым мужиком, который проработал в институте тысячу лет. Как всегда, началось его нытьё, мол, ироды развалили великую страну, и теперь все нищие. Он по молодости побывал во всех океанах, двигал науку. А сейчас у него только радиоточка дома и плесень в углах. Можно понять — за страну обидно, да и за себя тоже.

Мы болтали около часа, вместе с ним раздавили оставшуюся водку. Начали уже собираться, и вдруг он пнул ногой ворох старых бумаг и сказал, что, несмотря на всё, мы пока ещё ни черта не знаем о том, что есть в море.

Они были в Атлантике и делали заборы воды и фитопланктона с разных «горизонтов». Забор воды делается довольно просто — с корабля спускают на тросе свинцовую чушку на пару километров. Потом по этому кабель-тросу скользит «заборщик» и с нужных уровней берёт пробы воды и планктона. Но однажды утром прибор вверх не поднялся. Что-то словно держало его. Списали всё на поломку механизма и начали выбирать несущий кабель. Друг Тровича стоял на лебёдке и смотрел, как мокрый кабель наматывается на барабан. Он смолил сигарету и периодически трогал рукой подшипники — не перегрелись ли. Выбирать длиннющий кабель — занятие не самое увлекательное. Следующим должен был заступать Трович.

На полутора километрах кабель был оборван. За такое на суше по голове не погладят: «Куда вы смотрели? Где карты глубин? Покажите курс!» и т. д. С трюма достали ещё одну бухту кабеля, и прибор начал опять уходить в глубину. Прошло два дня. Заметили, что судовой врач, вечно ленивый и слоняющийся без дела, стал сторониться людей. К завтраку он не появлялся. Но корабль не город, и скрыть любую новость тут трудно. Оказалось, что в лазарете отдыхают три человека с кормовой бригады — те самые, что обслуживали и меняли кабель-трос для спуска нового прибора. И им стало нездоровиться.

На следующий день была воистину роскошная еда — камбуз готовил от пуза. Причина внезапной радости выснилась вечером: кок признался, что он по приказу капитана освободил одну из камер морозилки. Трович был в команде добровольцев, что таскала завёрнутые в брезент и полиэтилен трупы в морозилку. На судне уже знали, что народ подхватил заразу, которую вынес с глубины оборванный кабель. Всю корму вокруг лебёдки, лазарет и часть кают помыли формалином и антисептиками. Холодильные камеры включили на максимум, а корабль пошёл обратно, так и не закончив замеры.

Через пару дней в морозилку отнесли медика. У всех одни симптомы — начинали гнить прямо жиьём. Ткани практически растворялись. До Севастополя добралась живой лишь одна треть экипажа.

Что это было — никто не знает. Как встали на рейд, военные тут же начали промерять и просвечивать судно. Тровича, как и весь оставшийся в живых экипаж, затаскали по военным госпиталям и до того накачали таблетками, что кожа у него сейчас белая как мел и похожа на слущивающуюся краску.

Капитана бросили на север. Замполит через месяц напился и якобы сгорел у себя в кровати. Сам корабль сдали в морзавод на переоснащение, сорвав всё до стальной обшивки. У Тровича потом были разговоры с особистами, подписки о неразглашении и жизнь при институте. В море его больше не выпускали...

В глазах у Тровича стылая вода — последний переход из Атлантики, похоже, дался ему нелегко.
♦ одобрил friday13
6 октября 2011 г.
Будучи студентом, я жил у одних стариков — в частном дворе, в отдельном, низеньком строении, который располагался в глубине двора на некотором удалении от основного дома, где жили старики. И вот однажды (это был выходной день), я приехал из своего дома (жил в соседнем городе) вечером. Ребята, которые жили со мной, не поприезжали, и я остался в гордом одиночестве.

На Кубани ночи тёмные и очень тёплые. Я раскрыл все окна и лёг на кровать у окна. Вдруг среди ночи я проснулся от жуткого женского гортанного смеха, типа: «Ха-ха-ха-ха-ха». Открыв глаза, я увидел в противоположном окне женщину, в упор на меня смотревшую стеклянными глазами, в белых одеждах, огромного роста и с каменным выражением лица. Вылитая снежная королева из сказки Андерсена. Я испугался, и, как страус, накрыл голову покрывалом, но долго не выдержал — вскочил, как ошпаренный, и бросился закрывать двери. В это время фигура выпрямилась и отправилась в направлении входной двери. В оконном проёме я увидел область таза (вот такого она была роста). Когда я закрыл дверь, фигура пошла в сторону огорода вглубь двора. При этом я всё ещё слышал удаляющийся жуткий гортанный смех.

Скажу сразу: к алкоголю и наркотикам я отношусь категорически отрицательно, поэтому я был абсолютно здоров и в здравом уме. Так что это было?.. Мне толковали по-разному: кто говорил, что это приходила смерть, кто наоборот твердил, что это к удаче. Но после этого прошло уже много лет, а я продолжаю помнить каждую подробность...
♦ одобрил friday13
6 октября 2011 г.
Я не верю в сверхъестественное, но то, что приключилось со мной недавно, заставило меня во многое поверить.

Был обычный, ничем не примечательный вечер. Я, как всегда, засиделся допоздна за работой (работаю я дома). Живу я один, жены пока нет. И вот, после выкуренной сигареты и выпитой кружки чая я пошел в душ перед сном. Все было нормально до того времени, как в ванной неожиданно потух свет. «Наверное, опять во всем доме выключили свет», — подумал я. Укутавшись в полотенце, я вышел в коридор, чтобы проверить, в чем дело. И каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что везде в квартире есть свет, кроме ванной комнаты. Причем лампка была цела, а свет был выключен с помощью выключателя. «Чертовщина какая-то», — подумал я и пошел мыться дальше. Не успел я залезть в ванну, как свет отключился снова. Вот тут-то мне стало по-настоящему страшно. Еще бы: один в квартире, а кто-то постоянно выключает мне свет!

Я стоял мокрый в темной ванной комнате, в которой было три больших зеркала. Вы не представляете, как я себя чувствовал. Вдруг из коридора донеслись звуки открывающейся входной двери в квартиру. Я полностью онемел и не смог не то что сделать движение, а даже вздохнуть. Вдруг в ванной разбилось, словно от сильного удара, зеркало — мне в темноте показалось, что раздался взрыв. Я с криком выбежал в коридор, добежал с закрытыми глазами до комнаты и, как ребенок, прыгнул в кровать под одеяло. Пролежал я там около получаса, пока полностью не убедился, что в квартире наступило затишье.

Выйдя, я обнаружил, что в моей квартире разбиты все 6 зеркал (три в ванной, два в коридоре и одна в комнате для гостей). Я чуть не сошел с ума. Только выпив валерьянки, немного успокоился и позвонил другу, чтобы он пришел ко мне переночевать — сами понимаете, было очень страшно. Друг посоветовал мне обратиться к батюшке, чтобы тот проверил мою квартиру и окропил ее святой водой. Так и поступил. С тех пор прошёл уже год, пока всё спокойно. Но находиться одному вечером в собственной квартире мне по-прежнему жутко.
♦ одобрил friday13
6 октября 2011 г.
Я жила в небольшом военном городке в пятиэтажном доме. Жили не очень, но как-то жили. В километрах шести от городка была кондитерская фабрика небольших размеров. Там работал дед Серафим, кондитер. Однажды в начале зимы, когда он возвращался с работы, его избили хулиганы. Истекая кровью, Серафим пролежал возле помойки на морозе около трёх часов. Из-за этого пошло заражение крови. Прожил он недолго, но лучше бы умер сразу...

Когда у него начал гнить нос, он обматывал его большим бордовым шарфом. Вскоре он почти сгнил и слёг. Конечности начали отпадать... Вскоре он умер в своей квартире на третьем этаже в одиночестве. Квартира его спустя 6 месяцев была выставлена на продажу, и её купила молодая приезжая семья — отец, мать и двое девочек-близняшек.

Семья разрушилась в первые полгода после въезда. Одну девочку похитили, вторая начала сильно болеть (может, сказалось то, что они были близняшками). Вскоре ту, которую похитили, нашли изрезанной на органы... Через полтора месяца вторая девочка сошла сума и выпала из балкона. Мать не выдержала смерти двух дочерей и хотела разбиться на машине. В итоге стала инвалидом, а муж решил продать квартиру и уехать в другой город. Продал квартиру, но за день до отъезда умер с женой в собственной квартире из-за отравления угарным газом.

Квартиру снова купила семья, правда, неполная. Мать и дочь. Жили они недолго. Дочь уехала однажды с друзьями покупаться в бассейне, упала в воду, ударилась головой и умерла. Девочку похоронили, а маме начали сниться ужасные сны про дочь. Не выдержав, она велела вскрыть гроб. Там лежала скрюченная мёртвая дочь — она была живой, когда её похоронили... Мать потом начала слышать голоса деда Серафима — он обвинял её в смерти дочери. Не выдержав этого ада, она вскрыла себе вены.

Соседи понемногу начали покидать свои квартиры из-за происходящего. Осталась только одна старушка, которая рассказывала, что ночью в квартире всегда слышны стуки, хотя она пуста. Говорила, что стуки напоминают те звуки, которые раздавались, когда дед Серафим пёк у себя дома коржи и делал в них дырочки вилкой, чтобы они не вздувались...
♦ одобрил friday13