Предложение: редактирование историй
#94
5 октября 2011 г.
В начале февраля у меня умирала бабушка. К нам приехали родственники, чтобы чем-нибудь помочь. И одна из родственниц, которая сидела ночью с бабушкой, услышала, как в окно кто-то постучал два раза, словно в дверь. Она отошла посмотреть, кто там, но за окном никого не было. Вернувшись, она увидела, что бабушка умерла.
♦ одобрил friday13
#93
4 октября 2011 г.
Этот случай произошёл с бывшей жительницей Гумбинена (ныне Гусев) Гертрудой Кунц и рассказывается с её слов.

Летом 1938 года Гертруде было 10 лет. Она со своей мамой Иессулат Карвек поздно вечером на последнем троллейбусе возвращалась из Инстербурга к родственникам, проживавшим недалеко от Георгиенбургского конезавода. Накрапывал дождь. Позже налетел ветер, и начался сильный ливень. Блеснули молнии. Внезапно Гертруда заметила, как у самого лобового стекла троллейбуса, словно из-под земли, выросла мерцающая зелено-голубым светом фигура. Фигура не была человеческой, хотя и в общих чертах напоминала человека. Роста в ней было метра два с половиной. Гертруда не успела даже испугаться, ибо троллейбус тут же налетел на видение. Голова фигуры, словно пластилиновая, буквально распласталась о переднее стекло. Через секунду зеленое видение исчезло.

Дальше двигаться троллейбус не смог: все предохранители у него выгорели, пассажирам пришлось дальше идти пешком, когда кончился ливень. На следующий день газеты Инстербурга сообщили о том, что в троллейбус попала шаровая молния.
♦ одобрил friday13
#92
4 октября 2011 г.
Эта история прозошла со мной лет тридцать назад. Я тогда работал в районном кинопрокате шофером, развозил кинофильмы по селам. В тот день, о котором идёт речь, со мной поехал директор — вроде как для проверки. Ехать нужно было от трассы по полевой дороге километров пять, не больше.

Кино в селах, как известно, крутили поздно, так что возвращались мы после полуночи. Выехали на полевую дорогу. Она там одна, и примыкающих к ней нет. Луна огромная, светло, как днем. Поле с обеих сторон вспахано. Мы проехали где-то четверть дороги и увидели в поле недалеко от дороги двух коней. Ничего подобного в жизни я не видел. Гривы их спускались до земли, хвосты волочились метра на два. Кони, играя, подымались на дыбы и, кажется, били друг друга передними ногами... Плюс к тому, было непонятно, откуда они могли взяться — в то время в окрестных совхозах лошадей не было вообще.

Нам с директором стало жутко, но наши приключения не закончились. Мы поехали дальше по дороге. Прошло полчаса, час — дорога не кончалась, хотя должна была кончиться давно. В конце концов, приехали в какой-то хуторок, которого здесь никогда не было: наполовину вросшая в землю избушка, возле нее жердь для привязывания лошадей. Почему-то эта жердь напугала меня больше всего. Зубы начали стучать. Я развернул машину, и мы поехали назад, но и в село вернуться нам не удалось... Часа 4 мы ехали по этой дороге, и вдруг совершенно отчетливо услышали вдали крик петуха. Все мгновенно изменилось — мы с удивлением обнаружили, что находимся буквально в 100 метрах от трассы.

Позже мы, конечно, пытались что-то разузнать у местных. Те улыбались и говорили, что на этом поле бывают странные вещи. А один старик рассказал, что там, где сейчас поле, когда-то был хуторок, в котором жила знахарка, но местный помещик заподозрил, что она ведьма, и велел сжечь ее в собственном доме. Её сожгли, да только после этого счастья помещик не имел, и кончил свои дни плачевно.
♦ одобрил friday13
#91
4 октября 2011 г.
По некоторым обстоятельствам мне четыре раза довелось ездить с другом, работающим водителем автобуса. Это всегда был ночной рейс — дважды народу было на удивление много, а на третий раз мы остались без пассажиров. Автобус курсирует между двумя городишками, затерянными в центральной полосе России. Редкостная глушь. И этот самый третий раз ознаменовался тем, что мы вдруг заметили на обочине шоссе остановку, которой раньше там не было. Потрепанная советская остановка, обычная, и в ней стояли люди. Но друг, вместо того чтоб их забрать, вдавил газ и проехал мимо почти на максимальной скорости. На мой резонный вопрос, что происходит, он сказал, что потом объяснит...

И объяснил. Там, оказывается, и вправду была когда-то остановка, но однажды пьяный водитель «КамАЗа» врезался в неё, раскатав по асфальту ночных пассажиров, и сам погиб, так как кабину расплющило о рядом стоящую большую сосну. А несколько лет спустя водитель-новичок ночью исчез с трассы на том самом месте — автобус просто стоял у обочины с открытыми дверями, пустой и тихий. С тех пор всем водителям на той дороге дали негласную инструкцию не останавливаться ни при каких условиях на проклятом участке дороги.
♦ одобрил friday13
#90
4 октября 2011 г.
Живу в Саратове. Однажды я гулял и распивал пиво в компании знакомых музыкантов-панков. Часам к десяти вечера мы были уже в том состоянии, когда сложно даже просто ходить. Домой я не поехал — поддавшись на уговоры одного из знакомых, пошел спать к ним в «сквот». Естественно, с европейскими сквотами это место не имело ничего общего: обгоревший двухэтажный дом, стоящий прямо в центре города. Добравшись до места, я кое-как забрался на второй этаж по ржавому водостоку (лестницы не было) и, упав на матрас, сразу же уснул.

Проснулся среди ночи от жуткой похмельной жажды, но, как только разлепил веки, про неё я сразу забыл. У противоположной стены, укрывшись какой-то тканью, спал один из моих знакомых, а около него стояли две женщины в мешковато-старушечьих одеждах, а на головах у них были платки — с виду типичные церковные бабки.

Пытаясь понять, откуда они взялись, я вдруг сообразил, что лестницы-то на второй этаж нет, и, чтобы забраться сюда, бабкам пришлось бы выказать невероятные способности. Как только я об этом подумал, одна из женщин повернулась в мою сторону. Под платком было бледное лицо, которое было видно очень четко — как будто светилось. Она улыбнулась мне, отвернулась обратно к своей «подруге», и через мгновение они обе пропали. Просто взяли и исчезли.

Я поднялся, подбежал к знакомому, растолкал его, но тот промычал что-то невразумительное и продолжил спать. Я же в страхе вылез из этого дома и до утра спал на лавочке.

Я бы не стал серьёзно относиться к этому случаю (алкогольные пары к тому времени ещё не выветрились, всякое могло померещиться), но потом мне рассказали, что я не первый, кто видит этих двух старушек в том месте...
♦ одобрил friday13
В детстве я страдал от беспрерывных страшных снов. Меня много водили по психиатрам, но к единому диагнозу врачи так и не пришли. С пяти лет я почти каждую ночь видел нечёткие, смазанные кошмары и просыпался посреди ночи в холодном поту с колотящимся в груди сердцем. Со временем я притерпелся к этому и уже не обращал после пробуждения особого внимания на то, что мне снилось — поворачивался на другой бок и спал дальше. Но однажды произошло нечто, что было совсем не похоже на обычный кошмар и напугало меня до полусмерти.

Когда это произошло, я гостил у тёти. У неё была трехкомнатная квартира, между спальней и туалетом был тёмный длинный коридор. Из комнаты, где спал я, была ещё дверь в малую спальню — там никто не спал, но было окно.

Ночью я встал в туалет, и, естественно, решил пройти не коридором, а относительно светлой спальней. Я встал с кровати, открыл дверь в спальню, и где-то на полпути к выходу из комнаты заметил, что кто-то стоит у окна. Оглядываюсь и вижу, что там стоит женщина с невероятно длинной шеей и читает книгу. Шея была настолько длинной, что было ощущение, что голова немного покачивается. Свет от фонарей падал ей на лицо. В тот момент меня сковал дикий страх, а ноги подкосились. Я попытался заорать, но горло как будто сдавило. Тем временем она подняла голову от книги и начала смотреть в окно. Лица я не помню, но глаза были большими и тёмными, волосы длинные, собранные сзади в хвост. На ней было изящное длинное тонкое платье.

Я начал пятиться назад, а она повернула голову, выронила книгу и, не поворачиваясь, начала очень плавно идти (но не плыть!) боком ко мне. Я побежал к тётке, начал её тормошить за плечо, а она всё не просыпалась... Я посмотрел в дверной проём снова, но там никого уже не было. Никакой книги утром я тоже не нашёл.

С того случая прошло много лет. Но с тех пор у меня в сердце навсегда поселилась тревога, что однажды меня заберут мои сны.
♦ одобрил friday13
#88
3 октября 2011 г.
Однажды в детстве, когда мне было шесть лет, мне приснился страшный сон. В нем меня преследовало какое-то существо, похожее на сморщенного старика ростом с ребенка, и сказало мне: «Ты умрешь, когда я к тебе явлюсь в третий раз». Я почти забыл об этом сне (мало ли какие сны снятся в детстве), но через много лет, когда мне исполнилось 15 лет, это существо приснилось мне снова. Притом все малейшие детали в его внешности, насколько я могу судить, совпадали в обоих снах.

Мне сейчас 27 лет. Вчера оно приснилось мне снова.

Оно выглядело точно так же, как двадцать один год назад.
♦ одобрил friday13
#87
3 октября 2011 г.
Я хочу рассказать вам одну историю. Она приключилась с моим знакомым, звали его Дима. Как-то раз мы вместе сидели в парке и разговаривали. Время пролетело незаметно, мне уже пора было уходить, но Дима явно не хотел отпускать меня. Вдруг он сказал:

— Слушай, у тебя никогда не было ощущения, что за тобой следят?

— Нет, — говорю.

— А вот у меня оно постоянно. Понимаешь, я ведь дома теперь один живу, после того, как Ленка ушла. Ну так вот, сижу я как-то раз дома, телевизор смотрю, и вдруг понимаю, что на меня кто-то смотрит. Причем пристально так, не отвлекаясь. У меня аж мурашки по коже, оборачиваюсь — а за спиной нет никого, пустая комната. Только отвернусь — и опять тоже самое... В другой раз, примерно дней пять назад, сидел я за компьютером, и случайно глянул на кота, тот рядом на кровати лежал. А у кота-то глаза огромные, как два блюдца, и он на дверь таращится не переставая. Ну, я испугался, вышвырнул его из комнаты и дверь закрыл. А потом, когда закончил, выхожу — а кота-то и нет. Всю квартиру обшарил — как сквозь землю провалился...

— Ну... ты, Дим, съезжай с квартиры-то, раз такое творится, — говорю.

— Да знаю я. Завтра уже съезжать буду. Вещи уже сложил все, последняя ночь осталась, только боюсь я ого-го как.

— А что такое-то?

— Да понимаешь, буквально позавчера вечером после ванны выхожу, и вдруг понимаю, что ЭТО прямо у меня за спиной стоит. У меня душа в пятки ушла, я ринулся бегом в комнату, дверь за собой захлопнул и сразу понял, что если бы хоть секунду помедлил, то оно сразу бы за мной в комнату прошло. Не знаю почему, а в мою комнату эта тварь не заходит. Я включил ночник, да так до утра и посидел, не засыпая, около него... А вчера ночью просыпаюсь вдруг и слышу, что на кухне кто-то есть. Ну определенно, кто-то есть. Я из комнаты выхожу и медленно так на кухню иду... а там чертовщина какая-то. Тень посередине кухни и скрежет двери холодильника, как будто по ней кто-то когтями водит. Я испугался, да так задом наперёд и убежал обратно в комнату... Утром на кухню зашел — а по всему холодильнику борозды такие, как будто кто-то штопором его вскрыть хотел... Ты знаешь, боюсь я там сегодня оставаться.

— Хочешь у меня остаться сегодня? — спрашиваю.

— Нет, если останусь, то обратно в квартиру не вернусь уже, а у меня вещи там. Думаю, ночь-то как-нибудь переживу...

Дима сказал, что с утра, как проснётся, позвонит мне. Это был наш последний разговор. Утром я встал, но звонок так и не прозвучал. Позже я заметил, что на автоответчике лампочка мигает — звонил ночью кто-то. Я включаю, смотрю номер — Дима. А на пленке какие-то шорохи, царапанье... Ничего не разобрать.

Оказалось, ночью Дима выпрыгнул из окна и погиб...
♦ одобрил friday13
Автор: yootooev

Я считаю себя человеком достаточно вменяемым. Но не так давно я сильно усомнился в этом, ибо мне... страшно захотелось откусить себе палец.

Нет, правда!

Не знаю, с чем связано. Я просто сидел и смотрел телевизор. Сидел один, в задумчивости покусывая нокоть. И тут в голову приходит сумасшедшая мысль: «А что, если я отгрызу себе мизинец?». Усмехнувшись сам над собой, я продолжил пялиться на экран. Но в голове продолжали проскакивать разные «что» да «почему». Возможно ли это? Если нет, то почему? Перегрызу ли я кость? Или кусать надо в стыке с ладонью? А инстинкт самосохранения? Помешает ли он?..

И тут мне захотелось этого. Понимаете, захотелось. Очень, очень сильно. До такой степени, что я не мог ни о чем думать, ни на чем сосредоточиться. Я четко осознавал безумство своего желания, но не мог ничего поделать. Не удержавшись, я сунул мизинец в рот и слегка прикусил. Было больно. Страх боли немного притупил сумасшедшую тягу и протрезвил меня, но желание скоро вернулось с удвоенной силой.

Я крепко на себя выругался и отправился в холодный душ, чтобы освежить явно уставшую голову. Но и там желание не покидало меня. Я снова взял в зубы собственный мизинец и прикусил сильнее. И снова больно, но боль уже не причиняла мне таких страданий, как мизинец, продолжавший жить своей жизнью на правой руке и казавшийся сейчас лишним. Он стал мешать и раздражать. Как ресница в глазу, или короста на вчерашней ссадине, или сухие корочки в ноздрях. Хотелось не просто избавиться от него — почему-то хотелось его именно ОТКУСИТЬ.

Я несколько раз выдохнул и со всей силы сжал зубы. Острая боль, не под стать прежней, тут же пронзила все тело. Хлынули слезы, я сдавленно застонал и выронил душ в чугунную ванну, при этом не выпуская палец из зубов. И сжал челюсти сильнее. Хрустнул хрящ, палец теперь держался на коже и каких-то жилках. Он задергался у меня во рту, будто умирающий червяк. Маленькая агония.

Человеческая кожа удивительно крепкая материя, способная порой растягиваться в восемь и более раз. Это я понял в тот момент. Дольше всего я возился с кожей. Изнывая от боли, еле сдерживаясь от крика, я терзал и рвал собственную руку, подобно бойцовскому пит-булю. В какой-то момент боль стала нестерпимой, я машинально сжал челюсти и рванул руку, и тем самым, наконец, одолел проклятый мизинец. Рука затряслась крупной дрожью, а мизинец остался у меня во рту.

Только в этот момент я понял, что сотворил. С отвращением я выплюнул палец в ванную и в ужасе отшатнулся от куска собственной плоти. Я уставился на него, не веря, что это произошло. Отвлекла меня ужасная, ноющая боль в правой кисти. Я перевел взгляд на нее. Удивительно и страшно было видеть новый облик собственной руки. Голова в миг опустела, потому что, если бы я начал в тот момент анализировать собственный поступок, то, наверное, бы окончательно сошел с ума.

Я выскочил из душа, не вытираясь. Выпил стакан водки и наскоро перемотал бинтом окровавленную руку. Кстати, удивительно, но крови было не так уж и много. Потом взял первую же попавшуюся тряпку и с содроганием сердца вернулся в ванную за откушенным пальцем. Я завернул его в эту тряпку и выбросил в мусорное ведро. Потом выпил еще водки и вернулся к телевизору. Идти в больницу не хотелось — мне было страшно, что врач поймёт, в чём тут дело, и меня просто запрут в психушке.

Стало страшно. Стало одиноко. Больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и поговорил со мной. Чтобы сказал, что я не сумасшедший, что иногда у всех людей возникает желание отгрызть от себя что-нибудь… Но была ночь, и никто не пришел.

Рука моя все еще перебинтована. Мне страшно, потому что я не знаю, чего мне может захотеться завтра.
♦ одобрил friday13
#85
3 октября 2011 г.
У нас вечная беда с мышами. Хуже того, они ещё и тупые. Обычной домашней мыши хватает смекалки прятаться большую часть времени, и ты просто видишь погрызенные вещи и мышиный помёт. А наши мыши, похоже, бегают как попало. Стоит зайти на кухню — и вот, ломится тварь за плиту, словно не знала, что в доме кто-то есть. Зайди в ванную — там сидит другая. Мышеловок у меня пять, и за ночь стабильно хоть одна да попадается. Бывало, что и все пять срабатывали.

Время было позднее, я поднялся уложить спать свою дочурку, которая опять проснулась и заплакала младенческим плачем. Возвращался я, руководствуясь в основном памятью и сонной интуицией, которая появляется, когда выключаешь свет. И тут я услышал ритмичное клацанье. Если вам доводилось ставить клеевую мышеловку, звук вы узнаете. С обычными мышеловками на пружинах такое нечасто происходит. Подобный звук издаёт застрявшая или раненая мышь, которая хочет выбраться. Секунд десять я размышлял, а не пойти ли спать, но всё же полусонный пошёл на шум в сторону кухни и включил свет.

Господи, это была не мышь.

Накрыло эту тварь как раз у плиты. Похоже, она даже за арахисовым маслом не лезла, просто ползла себе мимо мышеловки, а та сработала. Проползла она метра четыре с половиной в сторону кладовки. Я там так и стоял, в сонном оцепенении наблюдая, как она ползёт. Передние лапки тоненькие, как зубочистки, а вместо кистей — какая-то шевелящаяся масса навроде червя-трубочника. Позади лапок — те же крохотные щупальца, а в ногах словно бы и не было костей, но их могло и мышеловкой перебить. Ловушка захлопнулась как раз поперёк хребта этой твари, металл вошёл довольно глубоко. Из-под него сочилась прозрачная жидкость, оставляя тонкий след на пути твари. Хвост у неё, кажется, был, или, может, это была третья задняя лапа. Нижняя часть тела была разворочена и напоминала рваную юбку из мяса. А голова… она была в форме диска, тут и там усеянного крохотными чёрными точками. Они показались мне похожими на паучьи глаза. Под ними был рот, похожий на перевёрнутую букву «Y». Вся тварь была покрыта каким-то жирным мехом, только голова была лысая. Клацанье доносилось, когда она ползла. Она вытягивала лапки и тянула, а мышеловка цеплялась за что-то на её спине, поднималась и падала. Тварь была не крупней котёнка.

Я не знал, что делать. Просто как-то застыл. Кому-то не составляет труда растоптать мышь — не труднее, чем муху прихлопнуть. Мой отец так может. А я не могу. Вот и в тот раз не смог. Я просто смотрел и думал, не снится ли мне всё это. Думал, может стоит поднять это и выкинуть, но если бы оно меня укусило или хотя бы притронулось, мои нервы бы не выдержали. Наконец, я взял метлу и смёл эту тварь в грязный угол.

Она там лежала на боку и вяло шевелилась. Я поставил перед ней мусорное ведро и пошёл досыпать. Сейчас это кажется идиотизмом, но в тот момент мне показалось, что так надо. Я подумал, что утром разберусь. Думал, что я просто полусонный, а это просто какая-то необычная мышь, которую я спросонья не разглядел. Полежал примерно час, уснуть не смог и снова отправился поглядеть на эту штуку.

Она исчезла, а дверь в подвал была приоткрыта. Я сначала даже обрадовался, что не придётся с ней сейчас возиться, но потом подумал, что могу наступить на неё на лестнице и поскользнуться. Пришлось открыть дверь и включить освещение на лестнице. Свет у нас там паршивый, а чтобы включить свет во всём подвале, надо сначала спуститься — выключатель-то там, так что я видел только ступеньки и примерно полметра подвала. По ступенькам тянулся тонкий след той прозрачной жижи.

На стене у самой нижней ступеньки есть вентиляционная решётка. Старая и чугунная — она стояла там, наверное, с самой постройки дома. Щели между прутьями здоровенные. Мышеловка стояла как раз возле решётки. А тварь болталась над мышеловкой. Её держала пасть твари покрупнее. Я видел только голову, но размером она должна была быть примерно с кошку. Голова — таблетка размером с мой кулак, глаза-пятнышки гораздо больше и чернее. Она держала мелкую мертвую тварь за шкирку, как мама-кошка. То ли она на меня посмотрела секунду, то ли это неверное освещение, но потом голова просто… сузилась, что ли, и она ушла за решётку, унося мёртвую тварь с собой.

Спать я не ложился — всё бродил по дому. Включился морозильник, а я заорал как подстреленный. От крика проснулась жена. Я ей сказал, что мне приснился кошмар, у меня иногда такое бывает. На следующий день я снял номер в отеле на пару суток, взял несколько дней отпуска за свой счёт и открыл как минимум по два баллончика с инсектицидом в каждой комнате. В подвале открыл шесть, а ещё два запустил в вентиляцию. В доме ещё несколько дней воняло химикатами, но мыши передохли. Жене я так и не рассказал.

А недавно вот кошка поранилась. Мы её купили вскоре после той ночи — то-то радости было жене. Она вчера принесла ко мне кошку — лапы в крови, вся в порезах была. И нашла жена её всю пыльную. Доктор говорит, может, кошка забралась в чулан или вентиляцию, и поранилась там. Я осмотрел кошку, пока ветеринар её латал. Порезы были в форме маленьких букв «Y».

Последнее время я нахожу в доме погрызенные вещи. Жена говорит, что опять слышит мышей на чердаке. А мне не хватает духу поставить мышеловку.
♦ одобрил friday13